Оленеводство в России

Северное оленеводство — разведение одомашненного северного оленя, важнейшая отрасль сельского хозяйства Крайнего Севера. Распространено в северных широтах Азии и Европы (от Чукотского полуострова на В. до Скандинавии ; коренному населению Северной Америки (эскимосам и индейцам) не было известно, хотя дикий северный олень водился там в изобилии. О времени и месте возникновения северного оленя точных сведений нет: древнейшим свидетельством считаются деревянные фигурки взнузданных оленей, найденные в могильнике таштыкской культуры (1 в. до нашей эры — 5 в. Нашей эры) в Хакассии. Распространение северных оленей в Сибири связано, по-видимому, с расселением народов самодийской и тунгусской языковых групп, от которых, вероятно, было заимствовано и другими народностями.

Оленеводство является основой экономики и уклада жизни, исконным занятием коренных жителей Севера, Сибири, Дальнего Востока. С оленеводствам связаны и культурные традиции, образ жизни и экономика оленеводческих хозяйств.Работа профессиональным оленеводом требует крепкого здоровья и физической выносливости. Средний уровень окладов квалифицированных специалистов в России в России достигает скромных 25.5 тысяч рублей.

Профессию оленевода успешно осваивают коренные народы Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Оленеводство – важнейшая отрасль традиционного хозяйства народов Севера, которая является также главной жизнеобеспечивающей отраслью занятия более 52 тысяч семей КМНС. Северное оленеводство является своеобразной формой адаптации человека к экстремальным условиям жизни, и она настолько совершенна, разнообразна и всеобъемлюща, что ученые говорят о “цивилизации северного оленя”.

Якутия относится к Северо Восточной зоне России. Хозяйственное использование оленя различно. У народов тундровой зоны Сибири основу хозяйства составляет мясо–шкурное оленеводство, в более южных таежных районах где отрасль сочетается с охотой и рыболовством, оно, как правило, транспортное.

В тундре крупные стада по 1500- 1800 и более выпасают кочевым методом. Весной и летом оленей пасут в открытой лесотундре. Для обслуживания стад, кочующих на сотни километров, организуются пастушеские бригады из расчета 250-350 оленей на каждого члена бригады. В крупных оленеводческих хозяйствах на пути кочующих стад устраиваются оседлые пункты – т.н. промежуточные базы, на которых сезонно или постоянно живут члены семей оленеводов. Через базы оленеводческие бригады снабжаются производственным оборудованием продуктами питания и промтоварами. Наиболее перспективна в тундровой зоне механизированная бригада, оснащаемая комплексом легких передвижных домиков. Портативными электростанциями и радиостанциями для обеспечения двусторонней радиосвязи бригад между собой и с хозяйственными центрами. Во все больших масштабах применяются в тундре автомашины высокой проходимости, вездеходы, вертолеты, самолеты, самоходные баржи, речные катера мотолодки для доставки грузов, специалистов, корреспонденции, кино итп. Вертолеты и самолеты успешно используются также для разведки состояния оленьих пастбищ и охраны их от пожаров, розыска отбившихся от стада животных, истребления волков и.т.п. В таежной зоне оленьи стада достигают обычно 600-1200 голов. Для пересчета оленей, клеймения, прививок обработки овода строят переносные или стационарные загоны.

Для многих коренных народов России это животное является:

  • источником пищи;
  • транспортом;
  • одеждой;
  • жильем.

А.А. Южаков отмечает, что оленеводческие народы воспринимают кочевание с оленями как естественно сложившийся образ жизни, соответствующий их ментальности и традициям, переданным через поколения. Современные кочевники выбирают кочевание осознано, имея в качестве альтернативы оседлый образ жизни в поселке или городе, нередко получив общее или специальное образование и опыт работы в других отраслях народного хозяйства.

Важным резервом повышения занятости коренного населения является развитие крестьянских национальных хозяйств, которое в последние пять лет ускорилось. Так в Камчатской области число таких хозяйств увеличилось в 3 раза по сравнению с 1992 годом. В настоящее время, по данным выборочного обследования Госкомстата России, средняя численность занятых в одном хозяйстве колеблется от 3 до 6 человек. Нагрузка же в таких хозяйствах на одного человека в 3-5 раз больше, чем в колхозах и совхозах. Следует отметить, что, несмотря на численный рост крестьянских хозяйств, они еще не могут оказывать заметного влияния на стабилизацию рынка. Многие проблемы фермерских хозяйств должны рассматриваться на государственном уровне. К ним относятся правовая незащищенность фермеров, отсутствие финансовой поддержки со стороны государства и налоговых льгот, профессиональная неподготовленность фермеров и другие.

Оленеводство – это не только условие демографической устойчивости, но и важнейший фактор этноэкологии северных народов. В городах и поселках Севера, где численно преобладает приезжее население, происходит деэтнитизация представителей КМНС, выражающаяся в потере национальных традиций и языка, зачастую уже в течение одного поколения. Язык, одежда, обувь, традиции коренных северян рождены в среде кочующих оленеводов, охотников и рыболовов, и в современной оседлой, тем более урбанизированной, среде они не находят применения. Кроме того, только в оленеводстве коренные жители до настоящего времени не испытывают профессиональной конкуренции на рабочие места со стороны некоренного населения, в отличие от рыбного и охотничьего промыслов.

Рассмотрим доходы оленеводов разных регионах планеты:

Норвегия. Коренной народ саам занимаются оленеводством профессионально. Специалисты производят мясо, шкуры, а кости и рога являются важным сырьевым источником для одежды, рукоделия. Опытный оленевод получает месячный доход в 4400 евро. При этом за каждую шкуру высшего класса предусмотрена премия 15 евро;

Швеция. Отрасль оленеводства полностью автоматизирована, что значительно упрощает труд специалистов. Однако для отделки шкур и забоя животных требуется высокая мастеровитость. Жалованье исполнителя достигает 32000 крон (3867 у.е.) в месяц.Также ценятся эксперты, которые разбираются в приготовлении специальных биокормов. Выручка в таком случае составит 38000 крон (4650 у.е.). Финляндия. Работа на крупных фермах в данном государстве сулит неплохие доходы. Профессиональный оленевод может легко заарканить животного или смастерить качественную шкурку. Работодатель в среднем оплачивает эксперту 3000 евро в месяц. Нередко в обязанности оленевода входит продажа мяса на специализированных фургонах с рефрижераторами. Реализация трофеев способна пополнить карман специалиста на 400-500 евро за единицу;

Монголия. В стране успешно функционируют 250 оленеводов, которые относятся к народу цаатанов. За 1 тушку животного сети ресторанов Европы выкладывают до 780 евро. Зарплата квалифицированного специалиста достигает 464 американских доллара. Работая на семейной ферме, можно сколотить приличный капитал.


Особенности оленеводства в России

Причинами резкого снижения поголовья оленей являются низкая организация производства, слабая постановка племенной работы, низкий уровень ветеринарной помощи и сохранности оленей, недостаточное финансирование работ по охране оленьих пастбищ, отстрелу волков и дикого северного оленя, популяция которого стала неконтролируемой и может нанести непоправимый ущерб. На Чукотке остро стоит проблема обеспечения оленеводов горючим, продовольствием, товарами первой необходимости, в том числе оружием.

Зарплата оленеводам выдается несвоевременно, с опозданием в 5-6 месяцев, а иногда и несколько лет. Нецелесообразно стало заниматься продажей панов (цена которых доходила до 300 долларов за 1 килограмм в начале 1990-х годов) в результате дезорганизации рынка сбыта. Значительная часть оленьего мяса и рыбы (до 60%) не реализуется из-за высокой стоимости транспорта (стоимость одного вертолеточаса в 1995 г. достигала 12 млн. рублей.

Отрицательно на состоянии оленеводства сказалось интенсивное промышленное освоение Севера России, приводящее к порче значительного количества оленьих пастбищ и промысловых угодий. К 2001 году в результате бессистемного использования пастбищ большие площади были перетравлены и нуждались в отдыхе, а значительные площади вышли из оборота из-за высоких темпов развития нефтегазодобывающей и угольной промышленности.

На Чукотке, таким образом, было выведено 3% площадей пастбищ (для сравнения, на Европейском Севере – 15-17% площадей пастбищ). Промышленное освоение приводит к потере мест исторического проживания и хозяйствования КМНС, а зачастую и к их вымиранию.Государственная поддержка социально-экономического развития КМНС, сконцентрированная в Федеральной целевой программе “Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера до 2000 года”, в которой был сделан акцент на формировании базы производства и переработки продукции оленеводства и других традиционных отраслей, выполнялась в отдельные годы на 7-10%. Не только развитие, но и самосохранение аборигенного населения как совокупности этнокультурных сообществ зависит от состояния оленеводства. Это подтверждается многими исследованиями, в том числе проведенными учеными – североведами в последние десятилетия (А.И. Костяевым в 1987 году, И.И. Крупником в 1989 году, К.Б. Клоковым в 1995 году), установившими, что “численность и воспроизводство аборигенных народов Севера находится в прямой корреляционной зависимости от числа кочующих оленеводческих хозяйств и поголовья оленей. Народы, сохраняющие стабильные показатели оленеводства, обладают положительной динамикой естественного прироста”.

Важным резервом повышения занятости коренного населения является развитие крестьянских национальных хозяйств, которое в последние пять лет ускорилось. Так в Камчатской области число таких хозяйств увеличилось в 3 раза по сравнению с 1992 годом. В настоящее время, по данным выборочного обследования Госкомстата России, средняя численность занятых в одном хозяйстве колеблется от 3 до 6 человек. Нагрузка же в таких хозяйствах на одного человека в 3-5 раз больше, чем в колхозах и совхозах. Следует отметить, что, несмотря на численный рост крестьянских хозяйств, они еще не могут оказывать заметного влияния на стабилизацию рынка. Многие проблемы фермерских хозяйств должны рассматриваться на государственном уровне. К ним относятся правовая незащищенность фермеров, отсутствие финансовой поддержки со стороны государства и налоговых льгот, профессиональная неподготовленность фермеров и другие.

Гаврильева В.Н., студентка 1 курса СВФУ, Институт языков и культуры народов СВ РФ, группы М-ВК-17 направления «Культурология».

Читайте также:

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.