лого цифровизация 5

арктический многоязычный портал

Казымские ханты

Ханты (старое название «остяки», «югры», «угры») – небольшой народ, относящийся по языку к угорской группе финно-угорской ветви уральской языковой семьи. Самоназвание народа «ханты» – человек. Численность хантов в Российской Федерации составляет по данным переписи населения 2010 года 30943 человек. Из них 61,6% проживают в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре, 30,7% – на Ямале, 2,3% – на юге Тюменской области (Уват, Демьянка), 2,3 % – в Томской области.

Среди хантов выделяются три этнографические группы — северная, южная и восточная. Они отличаются диалектами, самоназванием, особенностями в хозяйстве и культуре. Выделяются также территориальные группы — васюганские, салымские, казымские ханты и др.

Проблема происхождения хантов довольно сложна, однако большинство исследователей считает, что культура хантов состоит из двух компонентов: традиций местных сибирских племен и пришедших с юга угров. Обширные межэтнические контакты (от иранских и тюркских до пермских и индоевропейских) и удаленность друг от друга способствовали тому, что между отдельными локальными группами существуют большие различия по ведущим видам хозяйственной деятельности, ремеслам, верованиям, и особенно по языку. Разница между диалектами такова, что двое хантов из разных регионов (например: казымские и сургутские), говорящие на хантыйском языке, не понимают друг друга. Как полагает З.П. Соколова, «до недавних пор ханты не считали себя единой народностью. Их изолированность, собственные самоназвания, свидетельствуют о разобщенности». Самоназвание казымской территориальной группы хантов – «касум ёх» сохраняется и по сей день.

По мнению угроведов, формирование казымских хантов, обладающих особым (казымским) диалектом языка и особенностями культуры, происходило на протяжении XVIII – XIX вв. при активном участии северных манси. Исследователи отмечают схожесть их физического типа, религиозно-культовой практики. Большое влияние на формирование культуры казымских хантов оказали и лесные ненцы, проживающие рядом на протяжении многих веков. В настоящее время широко распространены смешанные браки, особенно в верховьях рек.

Традиционное хозяйство казымских хантов представлено оленеводством, рыболовством, частично охотничьим промыслом. В верховьях рек большинство семей проживает в отдельных стойбищах и ведет традиционный уклад жизни. Относительная изолированность этих семей способствовала консервации отдельных элементов культуры: здесь сохранены традиционные способы ловли рыбы и зверя, развиты древние ремесла, бытует фольклор.

Исследователи прошлых лет отмечали, что казымские ханты выгодно отличаются от других территориальных групп. «Казымцы, заселяющие бассейн р. Казыма и среднего течения р. Назыма, резко выделяются среди остяков по своей жизнеспособности», – пишет А.А. Дунин-Горкавич, который первым ввел в оборот термин «казымцы» для обозначения территориальной группы хантов. «Это – народ физически крепкий, трудолюбивый и трезвый. Сравнительно с другими остяками, они мало восприимчивы к русской культуре, но за то и весьма нетребовательны. Казымцы очень подвижны. Они как-то быстро приспособляются ко всякой местности». Эти качества казымцев легли в основу разработанного в первые годы советской власти социального проекта по «улучшению туземной породы». Летом 1926 года в район р. Казым была направлена экспедиция Тобольского окружного Комитета Севера, носившая название Казым – Надымской. Её главной идеей было «изучение возможности колонизации (казымцами) р. Надыма для целей культурного воздействия на кочевников-оленеводов». В документах указывается, что среди общей массы «вымирающего», «апатичного к прогрессу», «вялого по натуре» «полуоседлого туземного населения Тобсевера резко выделяются своей стойкостью в борьбе за существование, своими колонизаторскими способностями, своей подвижной невялой натурой, поиском новых путей к устроению жизни, своими художественными задатками, здоровые духом и телом – это туземцы – казымцы». Поэтому, Комитет Севера, принимая решение приступить к «улучшению туземной породы», останавливает свое внимание на туземцах-казымцах как на группе наиболее жизнеспособной и не денационализированной. А через казымцев – к оздоровлению духа и тела, к прогрессу культуры всего полуоседлого (и даже кочевого) туземного населения Севера». Реализовать этот проект советской власти не удалось, а вскоре на Казыме произошли события, имевшие страшные последствия для народа.

Казымский мятеж (или как он назывался в документах того времени – кулацко-шаманский мятеж) явился следствием недовольства политикой, которую проводила советская власть на Севере. В 1930 году на месте Амнинских юрт было начато строительство культурной базы, включавшей в себя ряд объектов социально-культурного назначения: школу-интернат, клуб, больницу, ветеринарный пункт. Появилось село с названием Казым. В школу – интернат начали свозить детей из отдаленных стойбищ, юрт. Родители неохотно отдавали детей учиться, так как считали, что, выучившись грамоте, они перестанут заниматься традиционными промыслами, не вернутся в семью. Непродуманная хозяйственная политика, которая строилась на внедрении фиксированных норм сдачи оленей, рыбы, пушнины, твердых заданий по грузоперевозкам, приводила к обнищанию. Новая власть активно боролась с зажиточными «туземцами», объявляя их «кулаками» и «шаманами». Они были лишены избирательных прав, не могли участвовать в общих туземных собраниях. Недовольство советской властью вылилось в начале 1934 г. в вооруженное восстание, сопровождающееся расправой с представителями власти. Мятеж был жестоко подавлен. В ходе оперативных мероприятий было арестовано около 90 участников восстания. 34 человека освобождены из-за отсутствия состава преступления, 3 – умерли в ходе расследования, остальные осуждены по ст. 58 п. 2 УК РСФСР (расстреляны и подвергнуты тюремному заключению на длительный срок). Для этнической группы численностью около полутора тысяч человек это стало непоправимой утратой. Часть семей, спасаясь от расправы, переселилась на другие реки. Так как репрессиям подверглась наиболее зажиточная и авторитетная часть населения (так называемые «кулаки» и «шаманы») процесс коллективизации на Казыме «стал проходить высокими темпами». Большой удар по численности казымцев нанесла и Великая Отечественная война. Вопреки расхожему мнению о том, что хантов на войну не брали, все юноши и мужчины были призваны на фронт, где сражались в различных родах войск. Не знающие русского языка, плохо ориентирующиеся в иносреде, многие погибли в первые же годы войны. Не достигших призывного возраста, держали в учебных частях, а фактически на следующей же день после совершеннолетия отправляли на фронт. Около 200 человек казымцев сражалось в годы войны на фронтах Советской Армии, домой вернулись лишь единицы.

Несмотря на то, что вследствие трагических событий на Казыме большинство сильных людей погибло, основные качества казымских хантов проявляются и в наше время. Вряд ли еще какая-то территория с численностью около двух тысяч человек представлена таким количеством ученых, творческих деятелей, народных мастеров России из числа коренных жителей. Это доктора наук А.Д. Каксин, В.Н. Соловар, кандидаты наук Т.А. Молданова, Т.А. Молданов, заслуженный деятель культуры М.К. Волдина, народные мастера России З.Н. Лозямова, З.Д. Тарлина, Т.Т. Тебетева, Е.Н. Тарлина, Я.Н. Тарлин, Н.А. Тасьманов и многие другие, чьи имена известны не только в России, но и далеко за рубежом.

В 1990-е годы в детских этнических стойбищах начал заниматься с детьми разучиванием репертуара медвежьих игрищ. Участвовал и в то же время фиксировал весь ход медвежьих игрищ 1991 год Юильск, 1992 год Полноват, 1993 год Кышик, 1995 году Юганские медвежьи игрища, 1996 год представление программы «Медвежьи игрища казымских хантов» в Хельсинки в международной конференции «Языки и культура малочисленных фино-угорских народов». В 1997 году Медвежьи игрища на Сюньюгане Белоярский район, 1998 год Япония представление медвежьих игрищ в Университете Токио, в Сапаро, 1999 год Участие в фестивале «Малочисленных народов мира в Токио с программой «Медвежьи игрища казымских хантов». Проводил множество семинаров по сохранению, сбору, систематизации, переводу фольклора. Стоял у истоков создания фольклорных архивов в округе.

Сам исполняет ритуально-обрядовые песни, полностью владеет репертуаром медвежьих игрищ. Танцует танцы духов-покровителей, активно этому обучает молодое поколение. Кроме обрядовых песен, рассказывает в детских стойбищах сказки для детей, поёт личные песни. Активно помогает в театре «Солнце», во многих спектаклях является консультантом. При создании первого фольклорного спектакля в театре «Солнце» все фольклорные тексты представлены Молдановым и переработаны под каждого артиста.

2001 год участие в медвежьих игрищах Казым, в качестве исполнителя. 2004 год участие в медвежьих игрищах в с. Казым в качестве одного из ведущих исполнителей. 2005 год провёл медвежьи игрища в стойбище у Молданова Алексея Михайловича в качестве основного исполнителя. 2007 год медвежьи игрища в стойбище у Лозямова Геннадия Владимировича, в качестве основного исполнителя. 2012 год медвежьи игрища д. Юильск в качестве основного исполнителя. 2012 год медвежьи игрища в д. Мулигорд Октябрьского района в качестве основного исполнителя. 2013 год медвежьи игрища в с. Казым, 2015 год медвежьи игрища в с. Казым. 2016 год занятия с детьми по обучению репертуару медвежьих игрищ в Ханты-Мансийске. Ежегодное участие в ночи музеев с представлением части репертуара медвежьих игрищ.

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Прокрутить вверх
Прокрутить наверх