Фольклор Хантов

Классификация жанров хантыйского фольклора разработана недостаточно. Исполнители называют следующие основные категории: моньсь (сказка, сказание), ар (песня), путур (рассказ), моньсюпты (загадка). Они делятся на подкатегории, именно последние можно соотносить с принятой в фольклористике классификацией жанров. Выделяются подкатегории старинных, или священных, сказаний, песен (т.е. мифы), героических песен, сказаний и старинных рассказов (эпос, предание).

Понятия «Бытовой рассказ (быличка)» и «бытовая сказка» во многом совпадают в народной и научной классификации. Согласно фольклорной традиции Хантов, один и тот же сюжет мифа или предания мог исполняться либо в песенной, либо в прозаичной форме, либо в форме ритмизованной прозы. Песенная форма была характерна для ритуальной обстановки. Текст мифологической песни более канонизирован, сохраняются композиция, сюжетные ходы, функции героев, эпитеты, параллелизмы.

Прозаическое сказание также отличается художественной оформленностью: текст излагают так, как будто читают книгу (быстро, с особой интонацией), с применением определенных формул. Жанровые особенности текстов обусловливались местом и временем исполнения, составом слушателей. Мифы рассказывали редко, обычно на общественных празднествах (например, мифы о происхождении медведя на медвежьем празднике). Сакральная часть некоторых мифов была запретной для женщин и детей. Тайной для представителей чужой фратрии оставались сказания о происхождении предка и собственных фратриальных обрядов. Героические песни звучали лишь несколько дней в году: на культовых празднествах, свадьбах.

Героические сказания или сказки можно было услышать вечером, во время отдыха. По некоторым сведениям, рассказывать сказки днем было запрещено. Но все-таки это практиковалось, считалось, например, что сказка укорачивает длинные переезды на лодке. Детям рассказывали сокращенные варианты больших произведений либо детские сказки. У Хантов не было профессиональных исполнителей, но были выдающиеся сказители и певцы, чаще мужчины.

Для некоторых произведений существовал особый церемониал. При исполнении мифологических сказаний на стол выкладывались священные предметы, сказитель облачался в нарядную одежду. Певец героических песен иногда съедал несколько мухоморов, отчего впадал в исступление и мог петь всю ночь напролет. Особая форма исполнения и атрибутика были присущи и медвежьим песням вой-ар (звериная песнь) на медвежьих игрищах. Певец и 2 его помощника надевали нарядную одежду, головы покрывали платком. Пели без музыкального сопровождения, а каждую песню отмечали зарубкой на специальной палке (всего на медвежьем празднике звучало до 300 песен). При исполнении культовой и даже простой песни один и тот же прихотливо варьирующий мотив, частые повторы не только строк, но и крупных фрагментов приводили и певца и слушателей в состояние, близкое к экстазу. Создавалось ощущение, что давно прошедшие события происходят заново. Продолжительное пение отключало и певца и публику от реальности. Очнувшись, они чувствовали себя так, будто и они и весь миропорядок рождены заново. В сказке, как и в песне, рассказчик настолько входил в образ, что повествование о событиях идентифицировалось с самими событиями.

Существовала драматизированная форма, когда рассказчик изображал героев в лицах, с соответствующей мимикой и жестами. Особенностью бытования хантыйского фольклора является вера исполнителей и слушателей в реальность происходящего в мифе или сказке. Такое отождествление устного творчества с самой жизнью отражено в фольклорной формуле «если моей сказке продолжаться», означающей: «если буду жив».

Каждый из жанров фольклора Хантов связан с определенными сюжетами и героями. Но строгой дифференциации не существует: в бытовой сказке появляется эпизод из мифа, а мифологические фигуры (боги, божества) могут воплощаться в образах богатырей. В мифах Хантов отражены представления о существовании нескольких эпох (время первотворения, «богатырская эпоха», «эпоха хантыйского человека») и о делении вселенной на главные космические зоны – по вертикали (небо, земля, подземный мир) либо по горизонтали (животворный юг и мир умерших на севере).

Этиологические мифы повествуют о происхождении земли, созвездий, человека, животных. К мифам примыкают и частично входят в них медвежьи песни (о происхождении медведя, первом его добывании, нарушении медведем и людьми запретов и т.д.). В сказаниях о фратриях Мось (зайчихи или гусыни) и Пор (медведя) говорится о рождении первой женщины от медведицы, о противостоянии женщины Мось и женщины Пор. Герой Ими-хитыАльви, фигурирует в космогонических мифах как посредник между мирами, создатель животных, а в бытовых сказках имеет черты трикстера, «низкого» героя, хитреца, выходящего победителем из любой ситуации. Мифологические персонажи Хантов – Нуми-Торум, его жена Калтащ, покровительница женщин, их сыновья, из которых особенно почитаем младший Мир Суснэ хум в образе всадника на коне, Куль отыр, дух нижнего мира.

Основные темы героических сказаний и песен – военные походы богатырей с целью сватовства либо кровной мести, сражения с другими богатырями либо с мифологическими существами. В исторических преданиях отражены действительные события прошлого, в быличках – представления Хантов о духах, шаманах, судьбе умерших и т.п. Сказки включают в себя и национальные мифологические мотивы, и заимствованные сюжеты; наиболее популярные персонажи – лесная ведьма, неверная сестра, младший брат.

Детские сказки и стишки-диалоги – это короткие рассказы почти исключительно о животных. Загадки посвящены природе либо бытовым предметам и ситуациям. Необычайно разнообразны индивидуальные песни – лирические, эпические, похвальные, песни-жалобы, социально-конфликтные, посвященные ребенку или животному. Важнейшей функцией индивидуальной песни было сохранение имени автора. Они имели стабильный текст, который выучивался другими исполнителями. Существовали и песенные импровизации. Фольклор Хантов сохраняется до настоящего времени и продолжает развиваться. В новых произведений находят отражение современные события, предсказывается будущее. Исследователи высоко оценивают устное народное творчество Хантов и манси, сравнивая его с «Калевалой» и поэзией Гомера.

Впервые фольклор северных Хантов был записан А. Регули в середине XIX в. Расшифровкой его записей и сбором новых материалов в конце XIX в. занимался Й. Папай (записи обоих собирателей опубликованные в Венгрии в 7 томах). В 1880-х гг. русский исследователь С.К. Патканов записал и издал том фольклорных текстов южных Хантов. На рубеже XIX–ХХ вв. произведений устного народного творчества у разных групп Хантов собирали финские исследователи К.Ф. Карьялайнен и Х. Паасонен (их материалы в 1970-х гг. совместно издали Финляндия и Венгрия). В 1930-х гг. образцы северохантыйского фольклора записал немецкий ученый В. Штейниц. В 1960-х гг. опубликовал том фольклора северных Хантов венгр К. Редеи. К 1970-м гг. относятся записи (на рус. яз.) и публикации двух книг по фольклору восточных Хантов В.М. Кулемзина и Н.В. Лукиной. С 1980-х гг. активный сбор материала ведется национальной интеллигенцией, первый опыт научной обработки фольклора своего народа принадлежит Т.А. Молдановой и Т.А. Молданову. В 1990 на русском языке опубликован том произведений устного народного творчества Хантов и манси, подготовленный Н.В. Лукиной. В последние годы большую собирательскую работу ведет Е. Шмидт (Венгрия).

Ниже представлена сказка хантов из “Энциклопедии сказок РОДНЫХ ГОРОДОВ”. Это серия видеороликов в исполнении детей из Ханты-Мансийска, созданная при поддержке компании “Газпромнефть-Хантос”. И открывающая большой сборник видеобиблиотеки сказок городов России.

Хантыйскую сказку “Происхождение месяца” читает Елизавета Посохова

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.