лого цифровизация 5

арктический многоязычный портал

Вепсы. Историческая справка

ВЕПСЫ (самоназв. – veps(a), vepsad), коренное население северо-запада России. Принадлежит к восточно-балтийскому антропологическому типу с некоторыми признаками беломорского компонента, что характерно для большинства прибалтийско-финских народов. По данным переписи населения 2002 – ок. 8 тыс. чел.

Формирование восточно-балтийского антропологического типа происходило в результате смешения протоевропеоидных и протолапоноидных типов в пределах обширной территории – от Балтийского моря до Урала. Метисный (европеоидный с монголоидными компонентами) тип характеризует и более поздние неолитические племена, появившиеся здесь во 2-м тыс. до н.э. Эти носители археологической культуры ямочно-гребенчатой керамики, чей ареал соответствует расселению прибалтийских финнов нач. 2-го тыс. н.э., и рассматриваются современными исследователями как древнейшие предки прибалтийско-финских народов. А.И. Колмогоров, один из первых исследователей антропологии Вепсов, связывал их с летописной «чудью белоглазой». Дальнейшие исследования подтвердили, что известная по археологическим и историческим свидетельствам средневековая весь сложилась в процессе развития аборигенного «чудского» населения. На неоднородность расового состава веси указывает наличие монголоидных компонентов, характерное для ее могильников IX–XI вв. Язык Вепсов принадлежит к прибалтийско-финской группе финно-угорской семьи языков, наиболее близок к карельскому, финскому и эстонскому. Выделяются 3 диалекта: северный (прионежские, или шугозерские В. – Карелия); средний (оятские, шимозерские и белозерские Вепсы – Бабаевский и Вытегорский районы Вологодской области, Подпорожский, Тихвинский и Лодейнопольский р-ны Ленинградской обл.); в средневепсском диалекте различают также восточно – куйский (Вологодская обл.) и западный (Ленинградская обл.) говоры. На южном диалекте говорят так называемые ефимовские Вепсы. (Бокситогорский р-н Ленинградской обл.).

Компактно населяли Межозерье – пространство между Ладожским, Онежским и Белым озерами. (Петрозаводский, Лодейнопольский и Вытегорский у. Олонецкой губ., Тихвинский и Белозерский у. Новгородской губ.). Численность Вепсов, по переписи 1897, 25,6 тыс. чел.

В Карелии, Вологодской и Ленинградской области большая часть современных вепсских деревень расположена чересполосно с русскими. В Ленинградской обл. (в 1981 – 4087 чел.) средние Вепсы живут в Лодейнопольском р-не (д. Надпорожье, Бор, Ратигора, Вонозеро, Хмелозеро и др.) и в Подпорожском р-не (д. Ярославичи, Берег, Озера, Немжа, Пелдуши, Мягозеро, Лавда, пос. Винница и др.), южные (ефимовские) Вепсы – в Бокситогорском районе (д. Сидорово, Прокушево, Радогоща, Пожарище и др.). В 1980-е гг. в этом районе прекратили существование д. Нойдала, Чидово, Ребов Конец и др., их население, гр. шугозерских В., переселилось в русские деревни Пашозеро, Шугозеро, Курбу и Красный Бор; из вепс. сохранилась лишь одна д. Корвала; в Тихвинском районе – д. Харагиничи, Корбиничи, Усть-Капша, Озровичи. На северо-западе Вологодской обл. (Бабаевский р-н) живут белозерские В. – в куйско-пондальской и пяжозерской деревнях (в 1981 – 773 чел.). В 1958–1959 вепс. население вокруг оз. Шимозеро – связующее звено между белозерскими и оятскими В. – было переселено в Юж. Приладожье (Гимрека, Щелейки, Шустручей), Приоятье, г. Подпорожье, Лодейное Поле, Вознесенье, с. Ошту. Наиб. обособлены сев. (шелтозерские, или прионежские) В. (в 1981 – 1854 чел.), живущие в Прионежском р-не Карелии (дер. Шокша, Вехручей, Шелтозеро, Рыбрека, Другая Река, Матвеева Сельга, Каскесручей). Наиб. компактной и этнокультурно устойчивой гр. являются В. Подпорожского р-на Ленинградской обл. Значит. часть В. в наст. время живет в городах – Петрозаводске, С.-Петербурге, Подпорожье, Бокситогорске, Пикалево, Тихвине, Вытегре, пос. Ошта, Вознесенье, Мегра и др. Гор. вепс. население в 1981 составляло 6714 чел.

Наряду с основным самоназванием vepsad каждая из групп Вепсов сохраняет локальные этнонимы. Северные Вепсы называют себя ludikel, ludikeled (мн. ч.), подобно одной из локальных групп южных карел-людиков; средних – vepshaine, vepshaized, а в обиходной речи и tahine, tagalaine (здешний); исключение составляют Вепсы Ярославского сельсовета Подпорожского р-на Ленинградской обл., называющие себя ludinik, ludiniked; южные и соседние с ними ср. В. – cuhar, cuharid (чухарь), vepsbaine, vepshaized, изредка beps, bepslaized.

Этноним vepsa известен в карельском, финском и эстонском языках. Существует ряд предположений о его происхождении, в том числе от названий плавника рыбы – vepsi, vievse, viepse, viesve. Некоторые исследователи полагают, что одна из групп веси (древних Вепсов) упоминается в «Повести временных лет» как чудь. Впервые имя чудь (Thiudos, Tuidos, Thiudi) упоминается у готского историка Иордана (VI в.), оно сохранилось в современном разговорном руссоком языке по отношению к Вепсам, води, эстонцам, ингерманландским финнам. Этимологию cuhar связывают с саамским cuhe или коми-зырянским tsuktsi (глухарь).

Согласно одной из самых распространенных теорий (Д. Бубрих, В. Пименов) Вепсы сформировались в юго-восточном Приладожье, откуда заселили все Межозерье. По другой гипотезе (Т. Утконен), прародина Вепсов помещается западнее, а вепсский язык сложился в результате деления поздней формы прибалтийско-финского праязыка, из взаимодействия северных (юго-зап. Финляндия) и восточных (вост. берег Чудского и Псковского оз.) диалектов на территории Приладожья. На основании археологических данных 1970–1980 подтверждено существование 2 групп веси: белозерско-шекснинской и судской. Первая была ассимилирована в Х–ХI вв. в ходе древнерусской колонизации. Судская весь долго сохраняла свою этничсекую территорию, часть ее была ассимилирована к ХIII в., другая была оттеснена в верховья Суды, Ояти и Паши. Именно на этих землях в результате взаимодействия судской веси и близкого ей прибалтийско-финского населения Приладожья произошло формирование современных Вепсов. (А.Н. Башенькин, 1986). В своем продвижении на Онежско-Ладожском перешейке весь частично ассимилировала, частично оттеснила на север живших здесь саамов (лопь). В ХI–ХIII вв. весь вступила в контакты с пришедшей на Олонецкий перешеек из северного и северо-западного Приладожья частью корел и сыграла заметную роль в формировании 2 групп южных карел – ливвиков и людиков. Людиковский диалект карельского языка обнаруживает большее сходство с вепским, чем с собственно карельским языком. Западными соседями веси были прибалтийско-финские племена ижора, водь, чудь, со стороны Финского зал. – сумь и емь, сев. – корела, лопь, вост. – чудь заволочская и пермь вычегодская, юж. – меря и мурома, а также славянские племена – ильменские словене и кривичи. Сказания о заволочской чуди связывают с весью освоение терр. к северо-востоку от Межозерья – басс. Северной Двины и далее по р. Удоре и Вычегде. Данные антропологии, археологии и лингвистики подтверждают фольклорные и поздние этногр. свидетельства об участии веси и карел в формировании культуры вычегодской перми (предков вычегодских и удорских коми-зырян). Этноним зырьянин, зыр приписывают прибалтийско-финскому, возможно, вепс. населению. Устаревшая форма сирьяне, сырьяне восходит к вепс. sur (край, конец).

Место обитания веси вблизи важнейших торг. путей, прежде всего водного балтийско-волжского, определило конкретные торгово-экономич. связи, характер политич. и культурных взаимоотношений. Наиб. ранними из них, судя по находкам кладов, была торговля белозерской, судской и приладожской веси с Востоком через Волжскую Булгарию (VIII–Х вв.), а затем с Зап. Европой через Ладогу (с IХ в.). Свидетельством активного этнокультурного и торг. обмена со Скандинавией считаются сохранившиеся в погребениях того времени скандинавские ювелирные украшения (скорлупообразные фибулы, ладьевидные браслеты и др.). Связи веси с балтскими, а также финно-угорскими племенами – мерей и муромой – обнаруживают как археол., так и лингвистич. мат-лы (финно-угорские парные фибулы с пластинчатыми и объемными фигурными подвесками в виде уточек, балтская с.-х. лексика). В ХI в. развиваются устойчивые славяно-вепс. контакты, с этого времени приладожская весь входит в Новгородскую, а белозерская и судская весь – в Ростово-Суздальскую земли. Славянская колонизация приводит к частичной или полной ассимиляции отд. гр. веси. Из рус. погостов, ставших адм.-терр. центрами Обонежья и Белозерья, самыми древними (XVIII в.) в землях веси были 3 погоста на р. Ояти: Юскола, Тервиничи, Вьюница. Видимо, именно движение русских за Свирь и в Заволочье вызвало и ряд миграций веси на север, приведших к ее участию в сложении культуры юж. карел (ливвиков и людиков). Результатом более поздней миграции (ХV в.) на юго-зап. побережье Онежского оз. стало образование совр. гр. сев. В. В писцовой книге Обонежской пятицы 1496 названы их сел. на р. Щелейце, Хем-реке, Рыбежне и Ропручье. В ХV–ХVII вв. терр. В. включала в себя более 10 погостов Обонежья (Озерский, Койвушский, Никольский, Дмитриевский, Пашозерский, Соцкий, Ярославицкий, Веницкий, Оштинский, Мягозерский, часть Вытегорского, Андомского и Острячинского) и Пондольский погост Белозерского уезда.

Русская колонизация Севера сопровождалась распространением православия: возведением храмов, часовен, миссионерской деят-стью. Особенно заметную роль сыграла монастырская колонизация, опорными пунктами к-рой с ХII–ХIII вв. стали монастыри окрестностей Тихвина и Ладоги, а с ХIV–ХV вв. Коневский, Муромский, Александро-Свирский, Каргопольский и др.

В ХVIII в. в связи с Северной войной создаются петровские металлургические и оружейные заводы, Олонецкая корабельная верфь, оживляется ремесленная и торг. деят-сть, значит. часть местного населения приписывается к стр-ву Петербурга, Кронштадта, крепостных сооружений на побережье и о-вах Балтийского м., речных шлюзов Мариинской системы и др. В ХVIII в. шла консолидация Вепсов как народности, происходящая в условиях продолжающихся ассимиляционных процессов и постепенного сокращения этнич. терр. Гр., расселившиеся из Межозерья, во многом утратили этнич. специфику, приняв участие в этногенезе др. народов. На основании списков населенных мест ХIХ в., где В. фигурируют как «чудь», «чудь обруселая», устанавливаются ныне исчезнувшие гр. В Прионежье вепсским оставалось население известных с ХV в. д. Щелейки, Подщелье, Гимрека и деревень по верховьям Свири до р. Остречинка и Ивина на западе; в течение ХIХ в. обрусели жители д. Варбиничи, Мульвичи, Печеницы, Кукас, Руссконицы, Шапша, Карганичи; до сер. ХIХ в. около оз. Исаевское и Анциферовское и р. Индоманки жили т.н. исаевские В. (Исаевская вол. Вытегорского у. Олонецкой губ.); большая гр. «обруселой чуди» находилась и на оз. Лача; присутствие чуди в Вологодской губ. (Соль-Вычегодский, Усть-Сысольский и Никольский у.) отмечено в переписи 1897. Компактность, плотность населения и большая сохранность традиц. культуры ср. В. объясняются тем, что потоки рус. колонизации обошли их стороной. Ассимиляцию В. усиливали отсутствие собственной письменности, отхожие промыслы мужчин и их служба в армии, браки с русскими, обучение в школах на рус. языке.

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Прокрутить вверх
Прокрутить наверх