Хозяйство и быт ульчей

Круглогодичное рыболовство — главная отрасль традиционного хозяйственного комплекса ульчей. Наибольшее значение имела добыча проходных лососей. Потребностями их добычи в значительной степени определялось расселение ульчей — по правому берегу основного русла Амура, где проходят основные пути продвижения лососей к местам нереста. Традиционный набор орудий промысла — сети, заездки, крючковые снасти, разные типы острог и т. п. Каждое из них применялось в зависимости от времени года, состояния погоды, уровня воды в реке, объектов промысла и множества других характеристик. Рыбу добывали как для ежедневного употребления, так и для заготовки впрок.

Основным способом консервации улова было изготовление юколы — вяленой на ветру и солнце рыбы в виде тонких длинных пластинок. Охотничий промысел имел подсобное значение. В основном добывали пушного зверя, поскольку пушнина пользовалась большим спросом у китайских и русских торговцев.

Основные орудия рыболовства: невода (аргабоямагдадагдали), ставные сети (нэмдэчидя), плавные сети, четырехугольные и мешкообразные (дяхаракутэмтэ) и др. сети для подледного лова (анга). Сооружались запоры: зимние (сипси) на частиковую рыбу и летние (мэнггэн) на лосося. Осетровых ловили сетью (эенгку). С помощью крючковых снастей (куйтэли) добывали частиковых, снастью (на куйтэли) – калуг. Удочкой-махалкой (умбу) ловили разных рыб. Зимой у заездка делали прорубь, в ней добывали рыбу махалками, а также багром (тэмули). Железной острогой (дёгбо) кололи рыбу с лодки в разное время суток, в т.ч. ночью при свете факелов.

Охотились на колонка, белку, выдру, лисицу, но основным объектом пушной охоты был соболь. В конце 19 в. на Амуре соболь встречался уже редко, поэтому за ним отправлялись в дальние экспедиции на Сахалин, в бассейны Амгуни, Горина, Тумнина. На копытных (лосей, оленей) охотились круглый год с помощью самострелов. Значительное место в хозяйственной жизни занимала охота на морского зверя. Добывали различные виды нерп и сивучей. Охотились на побережье Татарского пролива, куда отправлялись небольшими артелями.

На путях миграций животных сооружали длинные изгороди (хо), в «воротах» устанавливали большие самострелы (уату). Повсеместно употреблялся простой прямой лук (пила), реже сложный лук (бури). Соболь добывали петлями – пуча (окт. – месяц петель, пучаку бени). Широко использовались ловушки (нангукапали), самострел (дэнггурэ) на лисиц, белок, колонков, горностаев, выдр и др. (на лисиц устанавливали также ловушки-рогатки кантау). Охотники за пушным зверем объединялись в небольшие артели и, оставляя семьи в зимних селениях, на 3–4 месяца уходили далеко – в долины рек Амгунь, Тумнин, Горин, ездили на Сахалин. Пушнину обменивали у китайцев, маньчжуров, японцев, позднее якутов, русских купцов на ткани, металлические инструменты, сельскохозяйственные продукты, украшения и др. С торговлей пушниной было связано имущественное расслоение ульчей. Некоторые торговцы ездили в Саньсин (на Сунгари в Маньчжурии) и на Сахалин, где торговали с айнами.

Ульчи вели оседлый образ жизни, жили в небольших селениях, состоящих из 2-5 домов. В селениях располагались как зимние, так и летние жилища. Старинное зимнее жилище хагду — наземное каркасное сооружение из столбов и бревен с двускатной крышей без потолка с земляным или глиняным полом. Дом отапливался двумя кановыми очагами. В сильные холода пользовались также большими металлическими жаровнями на трех ножках с горящими углями. Характерная особенность зимнего ульчского жилища наличие «собачьего стола» уйчэу — низкого помоста, на котором кормили ездовых собак. Летние жилища были двух типов — четырёхугольные из жердей с двускатными крышами, крытые корой (даура) и свайные летники (генгга). Находясь на промысле, ульчи строили небольшие цилиндрические шалаши хомиран.

Из домашних занятий ульчей в первую очередь следует отметить обработку рыбьих кож для изготовления обуви и одежды. Этим занимались женщины. Обрабатывали кожу различных рыб – кеты, щуки, горбуши и пр. Кожу снимали с рыбы, несколько дней сушили в доме или на воздухе в тени, затем на специальной деревянной подставке (дэли) били деревянной колотушкой (пааты̠). Завертывали в кожу полынь (суакта) и слегка ее мочили. Спустя несколько часов кожу растягивали до отказа на специальной доске (худэ) и вешали вблизи очага. Так ее коптили недели две, пока она не пожелтеет; после этого кожа считалась пригодной к употреблению.

К области женского труда относилась и обработка лосиных, оленьих и нерпичьих кож специальными инструментами, плетение циновок и корзин из корня тальника. Женщины также обрабатывали бересту, выделывая из нее домашнюю утварь, шляпы и др.

Мужчины вырезали из дерева орнаментированные коробки, ящики, люльки и т.п., занимались обработкой кости, из которой изготовляли мелкие вещи – игольники, рукоятки ножей, резные пряжки для поясов. Из крапивы и дикой конопли мужчины при помощи веретена (порпу) изготовляли нитки для сетей. Из таловой коры делали веревки. Известно, что в XIXв. ульчи знали кузнечество. Они перековывали старые китайские изделия – котлы, цепи, ножи, умели сами делать стрелы, копья, ножи и другие предметы.

Водные пути сообщения по Амуру, его притокам и протокам имели важнейшее значение для ульчей. Лодки по конструкции подразделялись на дощатые (составные), берестяные (каркасные), долбленые. Основными были дощатые плоскодонки (угда), имевшиеся в каждом хозяйстве: на них рыбачили, перевозили грузы по Амуру, совершали дальние переезды на Сахалин (в этом лучае на борта крепили дополнит. доску). Долбленые лодки (утонго) преимущественно употребляли охотники на прав. притоках Амура, берестяные оморочки (дяи) – рыбаки по притокам левобережья. Гребли веслами, на оморочках – одним двулопастным либо двумя короткими (до метра длиной). На мелководье отталкивались одним шестом либо двумя короткими палками (по типу лыжных). При попутном ветре ставили парус из рыбьей кожи, позднее из парусины. Плывя против течения вдоль берега, иногда припрягали 2–3 собак. Зимой по замерзшим рекам ездили на нартах, лыжах. Было 2 типа лыж – широкие, гнутые, подклеенные камусом или нерпичьей шкурой (сульта), и прямые, более длинные и узкие голицы (кунгульта).

Существенную роль в хозяйстве ульчей играли собаки – ездовые и охотничьи. В середине XIX в. почти каждая семья держала до 12 ездовых собак для перевозки грузов. Использовали собачьи нарты амурского типа – узкие, с двусторонне загнутыми полозьями, собак запрягали «елочкой», «вразбег». С появлением русских распространились нарты восточносибирского типа – широкие, с вертикальной дугой, собак в них запрягали попарно. В нач. ХХ в. на них перевозили казенные грузы. Для зимнего «приработка» У. стали приобретать лошадей, на которых кроме грузов возили почту.

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.