Собаководство

 

Признаком-маркером культуры древних пеших кочевников Восточной Сибири является домашнее животное тоукө, производное от рус. «собака», также pubel. По мнению палеонтологов, доместикация волка произошла в позднем палеолите, впоследствии собака приобрела исключительное значение в промысловой, хозяйственной и религиозно-обрядовой жизни северных номадов.

О попытках одомашнивания мелких млекопитающих (заяц, лиса) сообщает фольклор одулов, но все попытки не привели к желаемым результатам, только приручение волка способствовало тому, что юкагиры стали собаководами.

Сцены охоты с собаками запечатлены в наскальном искусстве Якутии, примечательно, что собаки изображены с прямыми как у волка хвостами.

Собака в течение многих тысячелетий выполняла промысловые, сторожевые и защитные функции, в прошлом была единственным тягловым животным в зимних перекочевках. Малое число собак впрягали в нарты для перевозки детей, стариков и вещей. Взрослые на лыжах шли рядом, помогая животным.

Юкагирское хозяйство включало ограниченное число собак, до 2-3, вследствие необходимости иметь достаточный запас корма. В частые периоды голодовок, особенно в конце XIX – начале XX вв., люди сами пользовались запасами собачьего корма, ели собак, или животные погибали от голода. Ездовое собаководство распространилось в тундровой и лесотундровой части расселения юкагиров после присоединения северо-востока Азии к Российскому государству в связи с необходимостью транспортировки  различных грузов. В XVII в. русские казаки назвали реку Индигирку «Собачья», а построенный здесь в начале XVIII в. Зашиверский острог первоначально назывался «Собачий». 

 

Значимость домашнего животного в охотничьем хозяйстве нашла отражение в топонимике тундровых юкагиров: Лаамэ йалҕил ‘Озеро собаки’; опубликовавший предание о происхождении названия озера Е.А. Крейнович отмечал, что указанное предание может быть отнесено к периоду верхнего палеолита или неолита. У лесных юкагиров известна гора Тоуконьал пиэ йоҕул ‘Собачий горный нос’. Эта группа юкагиров в прошлом пользовалась  пиктографической (или картинной) письменностью на бересте. В мужских письмах собака изображена в различных ситуациях промысла. Погибшее животное рисовали перевернутым головой вниз.

 

 

 

 

Летние промыслы. Река поперек перегорожена, человек в челноке проверяет сети (1). Река до середины перегорожена тремя рядами сетей (2). Два челнока: один заполнен рыбой, на другом сидит человек и стреляет (3). Один человек везет речные сваи, к которым привязывают сети (4), другой возвращается домой с рыбой (5). На правом берегу горностай бежит к самострелу (6). Охотник приближается к дереву, где беличье гнездо. Его собака лает на гнездо (7). Собака охотника преследует лису (8). Собака подохла (9).

 

 

 

 

Река Колыма (5), ее приток р. Ясачная (4) с притоком р. Нелемной (1). На р. Нелемной три конические юрты, реку перегораживает запруда с сетями. Отсюда две большие лодки вышли на Колыму. Одна поплыла вниз по течению (3). По дороге охотник этой группы добыл оленя (4), рядом его лодка и ружье. Другую лодку двое мужчин тянут вверх по течению (2), рядом бегут две собаки. Впереди челнок с охотником, он отталкивается шестом, весло с лопастями лежит поперек челнока. (Описание дано в сокращении)

Содержание письма повторено дважды с элементы пиктографии и идеографии. 

1 способ передачи информации (справа налево): из четырех зимних домов, обозначенных квадратами, на промысел вышли два охотника с собаками и мальчиками, сидящими в нартах. 

2 способ со знаками-идеограммами в центре композиции: двум охотникам соответствуют два следа. Один след перечеркнут, это означает, что охотник ушел в другом направлении. Дома нарисованы в виде традиционных конических чумов, над ними две нарты. Возможно, каждый охотник своим промыслом кормил обитателей двух домов. Малозначимые детали опущены – дети, собаки. Дерево слева является знаком принадлежности людей к одному роду (Описание дано в сокращении).

В древности существовал культ собаки. Юкагиры считали собак священными животными, которые могли проклясть жестокого и невежественного хозяина, не пропустив его в потустороннем мире к вратам другой жизни. В похоронном обряде, готовя покойного в путь, ему должны положить деревянные вещи взамен железных: деревянный нож, деревянный крючок для котла, деревянный котел. Это делалось для того, чтобы небесные псы пропустили умершего, не почуяв запах железа, так как железные вещи, по представлениям юкагиров, брать с собою нельзя. Охотничью собаку хоронили вместе с умершим хозяином.

Пубэл была основным жертвенным животным наряду с человеческими и иными жертвами. Археологами в верховьях р. Вилюй обнаружено погребение со следами трупосожжения человека и собаки (средний неолит). 

Впоследствии в качестве заместителя жертвы стали изготовлять чучело животного из травы или  дерева. Материалы В.И. Иохельсона показывают, что в конце XIX – начале XX  вв. жертвовали собак языческому божеству охоты и охотников – Хозяину Земли, ориентируя их головой на юг. Собак, приносимых в жертву Солнцу и другим благодательным божествам, вешали головой на восток, а предназначенных в жертву злым духам хоронили головой на запад. Согласно языческим верованиям юкагиров в ритуальном шалаше вместе с захоронением отдельных частей тела умершего шамана-предка оставляли умерщвленных жертвенных псов. Известно из фольклорных текстов, что части тела тоукө шаманы использовали в целях магической защиты. В пиктографическом письме конца XX в. в виде собаки изображен главный дух-помощник шамана.

а – обозначение пяти духов-помощников в виде собаки, тагана, дерева, человека, конического жилища,

б – положение луны,

в – «дорога» помощников шамана,

г – знак «возвращения»,

д – дом у дороги в городе

 

Особое место домашнее животное занимает в фольклоре одулов. Вместе со старухой-предком собака охраняет дорогу в Мир предков Айбидии. В сказках тоукө спасает человека от аппетитов людоеда Чуолидьи Полут, она волшебством превращается в потенциального жениха или невесту главного героя. При приближении сказочного людоеда люди откочевывали, оставив собаку как откуп-жертвоприношение. Но собака, наделенная волшебными свойствами, губила людоеда. С волком, как с собакой, юноша охотился, а вместе с медведем волк помог юноше одолеть противников.

 

Шкуры собаки использовали при шитье и отделке меховой одежды.

Позднее некоторые родовые группы охотников-собаководов Якутии обратились к хозяйственно-экономическому опыту пришлых народов – тунгусов, якутов. Они переняли разведение копытных животных (олень, лошадь, корова) и значимость собаки в их хозяйстве снизилась. Так, у якутов собака – самое презренное из всех животных.

Многозначность и многофункциональность пубэл в культурной памяти  современных верхнеколымских одулов является отражением действительных реалий прошлого.

ЛИТЕРАТУРА

Жукова Л.Н. Очерки по юкагирской культуре. Ч. 2. Мифологическая модель мира. Новосибирск: Наука, 2012. 360 с.

Жукова Л.Н., Николаева И.А., Демина Л.Н. Фольклор юкагиров Верхней Колымы. Якутск: Изд-во Якут. ун-та, 1989. Ч. 1. 161 с.; Ч. 2. 89 с.

Иохельсон. В.И. Материалы по изучению юкагирского языка и фольклора, собранные в Колымском округе. Якутск: Бичик, 2005а. 270 с.

Иохельсон В.И. Юкагиры и юкагиризированные тунгусы. Пер. с англ. В.Х. Иванова и З.И. Ивановой-Унаровой. Новосибирск: Наука, 2005б. 675 с.

Курилов Ю.Г. Юкагирские топонимы северо-востока Азии. Якутск: ИГИиПМНС СО РАН, 2013. 96 с.

Окладников А.П., Запорожская В.Д. Петроглифы Средней Лены. Л.: Наука, 1972. 271 с.

Окладников А.П., Мазин А.И. Петроглифы бассейна реки Алдан. Новосибирск: Наука, 1979. 152 с.    

Спиридонов Н.И. (Тэки Одулок). Одулы (юкагиры) Колымского округа. – Якутск:  Северовед, 1996. 80 с.

Спиридонов Н.И. (Тэки Одулок). Юкагирско-русский словарь. Эвенско-русский словарь / изд. подготовил А.А. Бурыкин. Якутск, 2003. 58 с.

Федосеева С.А. Древние культуры Верхнего Вилюя. М.: Наука, 1968. 170 с.

Хозяин Земли: Легенды и рассказы лесных юкагиров / Сост. и обраб. Л.Н. Жуковой, О.С. Чернецова. Якутск: Изд-во Якут. ун-та, 1994. 100 с.

 

 

Л.Н. Жукова, к.и.н.