лого цифровизация12

арктический
многоязычный портал

Оленекский историко-этнографический
музей народов Севера

Зал «Оленекские древности»

  1. Экспозиция: «Палеонтология, археология каменного века Оленекского района»                                

В экспозиции зала продемонстрированы  палеонтологические и археологические находки, обнаруженные на территории Оленекского района.

Палеонтология представлена  отпечатками на осадочных породах  трилобитов – морских членистоногих, обитателей кембрийских морей, вымерших более  200 миллионов лет назад, также окаменелостями ракушечников и кораллов мезозойского  периода истории Земли (250 – 65 млн лет назад.

Экспозиция также включает костных останков  представителей мамонтовой фауны, исчезнувших 9-10 тысяч лет назад – мамонта, шерстистого носорога,  овцебыка, бизона,  дикой лошади и других. Представлены на обозрение бивень,  зубы, челюсть, трубчатые и лопаточные кости мамонта, фрагменты черепов ископаемых бизона, овцебыка, дикой лошади, фрагмент трубчатой кости шерстистого носорога  и др.

По археологии каменного века Оленекского района экспонированы орудия, заготовки и отходы каменной индустрии, фрагмент керамики, датирующиеся неолитом.    Дополняется  реконструкцией  глиняной посуды каменного века.

В 1967 – 1968 г.г. на территории Оленекского района работал отряд Приленской археологической экспедиции ЯФ СО АН СССР под руководством известного якутского археолога, кандидата исторических наук Ивана Васильевича Константинова. Был обследован бассейн р. Оленек от села Оленек до Таймылыра, отстоявшего от устья Оленека всего на 90 км. Следы пребывания древних людей были обнаружены более чем в 20 пунктах.   По периодизации И. В. Константинова, учтенные в настоящее время самые ранние археологические памятники  Оленекского района датируются ранним неолитом (конец 5 – 4 тыс. до н. э.) и ближе. Материалы оленекских стоянок, по описанию и. В. Константинова, изобиловали многочисленными расщепленными костями, главным образом северного оленя, редко птиц.

По материалом экспедиций вышел ряд статей. ( см. Константинов И В. Неолитические стоянки на Оленеке. «По следам древних культур». Сб. статей. Якутск, 1970. – С. 73 – 93. Константинов И В. Археологическое изучение Северо – Западной Якутии.­Бюллетень НТИ – Якутск, 1975. – С. 5 – 9 ).

  1. Экспозиция: «Материальная культура оленекских эвенков XVIII – первой половины XIX веков (по материалам дохристианских погребений и святилищ бассейна реки Оленек)»

До массового распространения христианства на Северо-Западе Якутии,  до середины ХIХ века в таежной зоне региона преобладал надземный, так называемый арангасный (воздушный)  способ погребения. Арангасы  (от монгольского аранга- помост, навес, вышка) – это погребения  на  опорных столбах или на двух или четырех пнях высотой 2 – 2.5 м с укрепленными на них массивными поперечными перекладинами. На них помещался гроб-колода из цельного ствола дерева с усопшим и сопроводительным инвентарем. По словам стариков, наши предки верили тому, что после смерти их погребальные колоды–лодки будут подхвачены вместе с вездесущими священными птицами-гагарами   мощным течением могучей реки Оленек и устремятся в главную реку  жизни эвенков «Энгдекит», дальше в страну вечного покоя. Арангасы в основном были приурочены к высоким приустьевым мысам.

1978—1988 гг. раскопками погребальных памятников и жертвенников   XVIII— перв. пол. XIX вв. бассейна  р. Оленек     занималась       археолого-этнографическая экспедиция Якутского государственного  университета под руководством Никиты Деевича Архипова, археолога, кандидата исторических наук.  Всего было обследовано  около 40 погребений надземного и наземного типов – арангасов и холбо. Часть найденных артефактов из погребений в количестве 890 ед. хранения была передана в фонд Оленекского историко – этнографического музея народов Севера.

Наши предки были твердо убеждены в том, что после смерти человек, или его душа, переселяется в иной, потусторонний мир, в котором ему понадобится почти весь набор орудий труда и охоты, которыми он пользовался при жизни. Сородичи все это оставляли в последнюю земную  обитель усопшего – в гроб-колоду. Умерших одевали в лучший наряд с очень дорогими, серебряными украшениями. Поэтому раскопанные погребения имели очень богатый сопроводительный инвентарь, раскрывающий материальный и духовный мир наших предков, начиная, даже с ХVII века, времени витязей-хосунов.

В данной археологической коллекции музея широко представлены орудия охотничьего промысла. Фрагменты сложносоставного лука обнаружены в  трех арангасах,  из которых наибольшей сохранностью отличается экземпляр из   захоронения Тонгус Чуостага (Тропа тунгуса).

Лук состоит из нескольких, склеенных друг к другу, тонких пластин лиственницы и имеет концевые роговые пластинки с выемками-ушками для прикрепления тетивы и сверху  оклеен орнаментированной берестой. Щитки (дапсы) для защиты кисти и большого пальца левой  руки от удара тетивы при стрельбе из лука  был изготовлены из крупной трубчатой кости сохатого и железной пластины. На обоих концах имеются по круглые дырочки для ремешков.

Гордостью коллекции музея являются   наконечники стрел разного типа, формы из железа и кости: ромбовидные, долотовидные, двурогие (вильчатые),  шиловидные с четырьмя желобками для кровопускания, трехгранные напильниковидные из трубчатой кости сохатого, деревянный томар и другие.

Двурогие стрелы (ыырба охтор) до недавнего прошлого времени  имели нганасаны, а в древности имели широкое распространенне у народностей Севера. Недаром они попали в “Оленекскую хосунную эпопею” как оружие, над которым до битвы совершали заклинание шаманки. А герой этого сказания Чэмпэрэ, убегаюшнй от преследования юкагирского воина Юнкэбиля, «в отчаянии выхватывает единственную “развильную стрелу” — “уостаах огун” и метнул ее через плечо в настигающего противника».

А четырехгранный с 4-мя желобками (шиловидный) (сюлюкэччээн) наконечник  раньше и вовсе не был известен в этнографических комплексах Якутии XVII-XVIII вв. По данным исторического фольклора оленекских эвенков такие стре­лы имели специфическое боевое назначение и, хранимые легендар­ным нашим воителем Yрэн-Хосуном  на специальном помосте всего в ко­личестве трех штук и такие бронебойные наконечники носили название «сюлюкэччэн».

Не вызывает сомнения то, что эти самые совершенные стрелы Якутии XVIII века.

Уникальная старинная одежда XVIII века в музее представлена хорошо сохранившимся кафтаном  из женского арангаса местности Сурах (по якутски:  новость, слух). На украшение которого ушли сотни бус, серебряных бляшек и подвесок, богато украшенным бисерной вышивкой, металлическими пронизками, нашивками-бляхами и западноевропейскими счетными жетонами.   Сохранился налобный круглый серебряный диск туосахта шапки Дьабака. Шею украшала серебряная гривна   с подвесками, а волосы — длинная косоплетка из полоски кожи, сплошь покрытой серебряными бляшками   и бисером. Натазники имели сплошной бисерный узор и многочисленные   серебряные лировидные подвески.

А  из женского могильника напротив устья  р. Батыялах в фонды музея попал целиком сохранившийся  нагрудник с пятью рядами серебряных бляшек,  бус, западноевропейских  счетных знаков, которые увенчиваются снизу серебряными подвесками в виде парных конских голов.

В комплект украшений также входят проволочные серьги и серебряные перстни, составные пояса, украшенные фигурными медными бляхами, окантованными рядами белого, синего и чёрного бисера

Таким образом,   материальная культура оленекских эвенков XVIII века  ярко представлена  в   археологических коллекциях Оленекского историко-этнографического музея народов Севера

ru_RU
Прокрутить вверх
Прокрутить наверх