лого цифровизация12

арктический
многоязычный портал

КЛАССИФИКАЦИЯ ФЛОРЫ И ФАУНЫ СЕЛЬКУПСКОГО МИРА.

РАСТЕНИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

Растения

Царство растений (лат. Plantae, таз. д. Сяэды) представляет собой обширное царство живых организмов. К ним относятся деревья, кустарники, папоротники, мох и многие другие. Всего на планете насчитывается более 390 тысяч видов растений. Выделяют два подцарства: низшие растения (водоросли — около 26 000 видов) и высшие, которые в свою очередь подразделяют на споровые и семенные растения. К споровым относятся мохообразные (18 000 видов), плауновидные (около 1200 видов) и папоротникообразные (примерно 12 000 видов). Доминирующее положение занимают семенные растения — голосеменные (саговниковые — 160 видов, гинк- говые — 1 вид, хвойные — 630 видов, гнетовые — 70 видов) и покрытосеменные (более 280 000 видов). Они составляют основу большинства экосистем земного шара [Алексеев 2003. С. 3-4].
Природный ландшафт и сложная экосистема являются ключевыми условиями жизни человека на земле. Экологическая обстановка регламентирует состояние и здоровье человека, а также влияет на его образ жизни. В жизнедеятельности селькупов растительный мир является ключевым элементом существования человека в суровых климатических условиях. Отношения с царством растений играли значимую роль в формировании традиционного уклада жизни и хозяйственной деятельности, на основе которых складывается уникальная картина мировосприятия человека.
Абсолютно все аспекты жизненного цикла человека имеют прямую или косвенную связь с природной и ее обитателями. Растительный мир, состоящий из деревьев, кустарников, трав и ягод, — это своего рода «строительный материал», который использовался селькупами при формировании своей космогонии вселенского пространства. Связующим звеном в архаичной (горизонтальной) картине мира является река, вокруг которой развивается жизнь, а в вертикальной — мировое древо, которое служит стержнем мироздания и местом обитания всех живых существ.
По архаичным представлениям селькупов, горы на земле образовались из скопившихся опавших и гниющих листьев, а также стволов деревьев. Селькупы считают, что молодые деревья произрастают из корней старых, а не из плодов и семян. Исключением является кедр, который по наблюдения селькупов вырастает из кедровых орехов, разносимых кедровкой по тайге. По этой причине кедровка становится своего рода творцом леса и входит в пантеон селькупских священных животных [Прокофьева 1976. С. 114].
Звезды (устар, кыщкое сай — ‘короткий глаз’) на небе — это корни деревьев, растущих на первом ярусе неба, которые летом не видны человеческому взору из-за пурги, бушующей на первом ярусе неба (в данном случае имеет место инверсия — на земле лето, а на небе зима) [Прокофьева 1976. С. 108].
В селькупском языке числительное год/годы (таз. д. пон/понты), обозначающее время, следует сопоставлять с термином по — ‘дерево’, который по всей видимости составляет основу числительного выражения. Деревья, по мнению селькупов, подобно людям проживают долгую или короткую жизнь. Селькупы считают, что по кольцам на срезе ствола дерева можно сосчитать его годы. Хотя у селькупов никогда не было принято считать годы жизни и вообще что бы то ни было, тем не менее система числительных выражений сохранилась в селькупском языке до наших дней. По утверждениям самих сель-купов, счет чего-либо в хозяйственно-бытовой деятельности запрещен из-за боязни сглаза: «зачем считать, если и так знаешь примерное количество (чего-либо)… считать оленей нельзя — мало будет».
Имеющаяся взаимосвязь между двумя этими терминами ‘год’ и ‘дерево’ служит еще одним подтверждением представления о единообразии в селькупском мировосприятии, согласно которому все живое имеет (словно дерево) единый «корень», общее происхождение.
В системе обозначения частей растений в селькупском языке бытует общепринятая североселькупская терминология: пот чепы — ‘листья деревьев’, чвпы — ‘лист’, цу — ‘стебель’, пользу — ‘ствол’, конты — ‘корень’, сырцы, эчча, лотык, ленты — ‘соцветье’, мо — ‘ветка’, туйпо — ‘хвоя’, се — ‘смола’, ул — ‘сок’, толы — ‘клубень’, цесы — ‘кора’, сэтцы — ‘шишка’, топыр — ‘ягода’.

Деревья

(лат. Arbor, таз. д. По). В мифологической картине мира у селькупов имеется дерево (береза), доходящее вершиной до неба. Это представление неизменным вошло в шаманский ритуал молений. В песнях шаманов поется: «У дерева жертву небу (богу) приношу, и мольба моя по дереву наверх к небу поднимается» [Прокофьева 1981. С. 53]. У подножия дерева шаман приносил свои молитвы (номтымотырна, номты этыутыцыт — ‘небу-богу молится, небу- богу слово-весть посылает’), по дереву идущие на небо, а также и жертвы. О том, что когда-то священным деревом почиталась именно береза, свидетельствует старое предание о происхождении селькупов из развилки березы. Позднее эту роль стала играть лиственница [Прокофьева 1981. С. 59]. По всей вероятности, причиной смены породы дерева стали социально-культурные связи селькупов с ненцами после того, как северная группа селькупов обосновалась в северо-восточной части Западной Сибири.
Селькупские шаманы сооружали в тундре лестницы (таз. д. сыраса по), по которым шаман во время молений взбирался «к небу» (в тундре не было высоких деревьев) [Прокофьева 1981. С. 53].
В селькупском шаманизме вся культово-религиозная практика основывалась и подкреплялась семантикой. Мировое дерево, сим-волизирующее начало всего живого, являлось в шаманизме осно-вой сакрального бытия и в обязательном порядке присутствовало в культовой атрибутике (изображение на парке, бубне, колотушке). Каждый шаман имел в чуме или землянке свое личное жертвенное дерево (таз. д. коссыль по), которое располагалось в переднем углу. Обычно это была лиственница или береза. На это дерево шаман вешал коссы — жертвы, лоскутки. По этому дереву шаман поднимался в Верхний мир. Кроме личного дерева около жилища шамана ставили три дерева: березу, лиственницу, кедр — «небо с землей связывающие жертвенные деревья» (поп тэттонты нимычармыль коссыль по). По представлениям селькупов, они изображали растущие на верхнем небе «семь небесных жертвенных деревьев»: три из них принадлежали селькупам родовой группы Орла, три других — группе Кедровки. Около них каждая родовая группа приносила свои жертвы. Между ними было еще одно, общее для всех селькупов дерево — береза; рядом с ней приносили жертвы все селькупы.
Личное дерево шамана являлось его «деревом жизни». Порча или уничтожение его грозили шаману болезнью и даже смертью. Об этом говорит существовавший в прошлом обычай нимын нор-мы. Этот термин не совсем ясен. Переводится он самими сельку-пами как «присяга». Прилагательное нимычармыль применяется к небесным жертвенным деревьям (переводится как «связь, связан-ное») и некоторым идолам [Прокофьева 1981. С. 55].

Класс хвойные

(лат. Pinophyta или Coniferae, таз. д. Туи по — ‘хвойное дерево’, Тулъпа – ‘хвоя’) включает вечнозеленые деревья и кустарники — ель, пихта, лиственница, сосна, кедр и можжевель-ник. По представлениям селькупов, жечь хвою — к морозу.

Ель обыкновенная

(лат. Picea objvata Ledeb, таз. д. Ltyni). Вечнозеленое древесное растение высотойдо 30 м (изредкадо 50 м). Крона в виде конуса образуется поникающими или распростертыми ветвями, расположенными мутовчато. Корневая система поверхностная, из-за этого растения нередко подвергаются ветровалам. Кора серого цвета, отслаивающаяся тонкими пластинками.
Четырехгранные хвоинки (листья), расположенные по спира-ли, сидят по одной на листовых подушечках. Длина хвоинок – от 1 до 2,5 см. Продолжительность жизни каждой хвоинки — шесть и более лет [Красная книга 1997. С. 199].
Для северных селькупов ель является священным деревом и обычно выступает в качестве сакрального знака в изобразитель-ном искусстве. Селькупы говорят, что ель — это мужское дерево, а береза — женское. Именно поэтому ребенку после 3—4 месяцев делали вместо берестяной люльки новую колыбель с бортами из ели для мальчиков и из берёзы для девочек. В южноселькупской традиции ель выполняет функции жертвенного дерева и иногда противопоставляется пихте (таз. д. Нюлк,ы\. ель считается женским деревом, а пихта — мужским [Мифология 2004. С. 179].

Пихта

(лат. Abies, таз. д. Нюлцы). Пирамидальные деревья, несущие кольчато расположенные горизонтальные ветви. Пихта имеет прямой высокий ствол высотой до 60—80 м и диаметром до 3,5 м. Листья игольчатые (хвоя), плоские, у основания суженные в короткий черешок, цельнокрайные, снизу с двумя белыми полосками, сохраняющиеся в течение нескольких лет, на ветвях обыкновенно расправленные гребенчато вследствие изгибания черешков на две стороны. Хвоя многолетняя, расположена на побегах спирально. Почки почти шарообразные, тупые или конусовидные, тупо-приостренные [Природа 2006. С. 31].
Для северных селькупов пихта, кедр и ель являются символом смерти, ветки пихты бросают по пути на кладбище во время похорон. Во дворе или возле жилища запрещено сажать такое дерево, считается, что оно притягивает смерть.
В южноселькупской традиции пихта изредка встречается в качестве жертвенного — причем мужского — дерева [Мифология 2004. С. 215].

Лиственница сибирская

(лат. Larix sibirica Ledeb, таз. д. Тумы). Дерево высотой до 30-40 м и диаметром ствола 80—100 (до 180) см.
Крона молодых деревьев пирамидальная, позже становится оваль-но-округлой. Кора на старых стволах серовато-бурая, толстая, с продольными трещинами, глубоко-бороздчатая; на молодых — гладкая, светло-соломенного цвета.
Вершинные почки широко-конические; боковые — полушаро- видные, желтовато-бурые. Хвоя мягкая, узколинейная, длиной 13— 45 мм, шириной до 1,6 мм, плоская с туповатой верхушкой, светлозеленая, с сизоватым налетом, собрана по 30—40 штук в пучке, расположена на однолетних удлиненных побегах и на укороченных, развивающихся на второй год жизни побегах. Осенью хвоинки, как и у других видов лиственницы, опадают [Красная книга 1997. С. 201].
Селькупы, ненцы и ханты всегда считали лиственницу светлым деревом, связывая ее с солнцем и небом, со светлыми птицами — орлом и журавлем. Так как лиственница — самое высокое из северных деревьев, считалось, что ее крона достигает неба. По лиственнице поступают в небо молитвы и просьбы людей.
По некоторым представлениям, кроны лиственницы подпира-ют небосвод, оттого и сформировался наивысший сакральный об-раз дерева в шаманском мировосприятии вселенной [Прокофьева 1976. С. 115].
Древесина и кора лиственницы имели большое значение в хо-зяйстве селькупов. Внешний вид этого дерева, особенно осенью, его золотая, солнечная хвоя, а также очень четкое расположение веток играли немаловажную роль в представлении селькупов о нем [Прокофьева 1976. С. 12]. Используя лиственницу в хозяйственной деятельности, селькупы ценили влагостойкость и прочность ее древесины. Отдельные части лиственницы использовали в народной медицине. Хвою применяли как мочегонное средство, смолу использовали при обряде очищения (таз. д. парынча) [Там же. С. 13].

Сосна обыкновенная

(лат. Pinus sylvestris L., таз. д. 46). Крупное (до 40 м высотой и 1,5 м в диаметре) вечнозеленое дерево с мутовчатым ветвлением, достигает возраста 500—600 лет. Как правило, однодомное растение. На территории ЯНАО характеризуется небольшими размерами (до 20 м высотой и 40 см в диаметре), значительным сбегом ствола, частой свилеватостью заболотной древесины, преобладанием зонтиковидных, шатровидных и паукообразных крон, поверхностной корневой системой. Хвоя короткая (3—4 см длиной) и широкая (1,7—1,9 мм), серо-зеленая, жесткая, с верхней стороны выпуклая, с нижней — желобчатая, по краям зазубренная, обычно скрюченная, с колючим острием, держится на дереве 5— 8 лет [Красная книга 1997. С. 203].
Из древесины сосны в прошлом селькупы изготавливали резонаторные ушки для шаманского бубна (нуцануцкылсат). В традиционном быту сегодня древесина сосны используется для строительства изб, лабазов, считается, что за счет своей легкости сосна быстро просыхает в сезон повышенной влажности, также она хорошо сохраняет тепло. Почки сосны применяются в народной медицине при лечении бронхолегочных воспалительных процессов. В североселькупской традиции считается мужским деревом [ПМА 2008].
Среди южных селькупов распространено мнение о том, что сосна является священным (жертвенным) деревом и средством связи с Верхним миром [Мифология 2004. С. 311].

Кедр сибирский

(лат. Pinus sibirica Du Tour, таз. д. Титык). Крупное вечнозеленое хвойное дерево (до 40 м высотой и 1,5 м в диаметре), доживает до 600 лет. Крона у деревьев, растущих в сомкнутом древостое, узкоцилиндрическая, с широкой верхушкой, образованной канделябровидно поднятыми ветвями, находится высоко от поверхности земли; у деревьев, растущих в редколесьях и рединах, крона начинается почти от земли. Хвоя длинная (5—9 см), трехгранная, с одним проводящим пучком в поперечном разрезе, сидящая по 5 шт. на укороченных побегах. Зрелые шишки 5-8 см длиной и 3—5 см толщиной. На семенной чешуе помещается пара бескрылых семян [Красная книга 1997. С. 204—205].
Селькупы считают кедровку творцом леса, которая выращива-ет кедры. Как уже упоминалось выше, этих птиц не истребляли даже в годы массового налета кедровок, наносящих значительный ущерб урожаю орехов. Считалось, что кедровые шишки, как и грибы, существуют для белок [Прокофьева 1976. С. 11]. На сегодняшний день у селькупов активно развит промысел по добыче кедровых орехов. В период с середины августа по сентябрь селькупы добывают кедровые шишки, ударяя колотушкой (таз. д. чаты) по стволу дерева, упавшие на землю шишки собирают в мешки [ПМА 2012, 2013]. Затем их обжаривают на костре, для того чтобы смола сошла, и отшелушивают, заготавливая орехи на зиму.
Кедр в селькупском мировосприятии является деревом мертвых. Данное мнение сформировано селькупами на основе архаич-ных традиций и берет свое начало со времен воздушного погребального культа, когда селькупы хоронили умерших на вершинах кедров. Традиция захоронения умерших в кедровых колодах в виде лодок свидетельствует о представлениях, будто покойный попадает в Нижний мир на лодке по реке. Тундра, поросшая кедрами, иногда считается миром мёртвых. Почитание этих деревьев выражалось в украшении их лентами, служившими жертвами (коссы) духам этих деревьев [Прокофьева 1976. С. 12—13, 115].

Можжевельник обыкновенный

(лат. Juniperus communis, таз. д. Лат- тарыль туйпа). Вечнозеленый кустарник высотой 1—Зм, реже дерево высотой 8—12 м. Крона конусовидная или яйцевидная, у мужских особей более узкая, у женских — более или менее восходящая, или простертая, иногда со свисающими на конце ветвями.
Кора темно-серая или серовато-бурая, продольно шелушащаяся. Побеги красновато-бурые. Листья длиной 1 — 1,5 см, шириной 0,7—7,5 мм, сидячие, жесткие, линейно-шиловидные или шиловидно-заостренные, колючие, почти трехгранные, плотные, сверху неглубоко-желобчатые, с одной нераздельной или иногда до середины разделенной беловатой устьичной полоской вдоль средней жилки, снизу блестяще-зеленые с тупым килем. Листья расположены кольцеобразно, по три в каждом кольце, сохраняются на побегах до четырех лет [Природа 2006. С. 31].
Этимология термина, обозначающего можжевельник, — Лат- тарыль туйпа — имеет дословный перевод ‘покойницкая хвоя’ и говорит о принадлежности данного растения к Нижнему миру. По мнению селькупов, можжевельник, как и кедр, дерево смерти. В прошлом ветки можжевельника использовали в похоронно-по-минальной обрядности — втыкали в земляной холм могилы ветку можжевельника: «когда могилу закапывают — надо воткнуть лат- тарылъ туйпа в песок, в месте, где пуп покойного. Это надо, чтобы покойник дышал и его душа потом через это отверстие на небо улетела». В последние годы вместо можжевельника в такой обрядности используют ветку ели или пихты [ПМА 2011].

Класс двудольные

(лат. Dicotyledones, таз. д. Чопый по) включает лиственные растения и именуются единым селькупским термином Чопый по — ‘лиственные деревья’.

Береза

(лат. Betula, таз. д. Ца) — деревья высотой до 30 и даже 45 м, с обхватом ствола до 120— 150 см. Все представители рода — однодомные раздельнополые ветроопыляемые (анемофильные) растения.
Корневая система берез мощная, в зависимости от вида и условий произрастания либо поверхностная, либо, что чаще, уходит косо вглубь. Стержневой корень проростка отмирает очень быстро, зато боковые корни развиваются мощно и богаты тонкими мочковидными корешками. Береза растет медленно только в первые годы. Потом, наоборот, начинает расти быстро, и это обеспечивает ей победу над конкурирующей травянистой растительностью.
Кора у большей части берез белая, желтоватая, розоватая или красновато-бурая, у некоторых видов серая, коричневая или даже черная. Полости клеток пробковой ткани на стволах заполнены белым смолистым веществом — бетулином, который придает коре белую окраску. Внешняя часть — береста — обычно легко отслаивается лентами. У старых деревьев нижняя часть ствола нередко покрывается темной коркой с глубокими трещинами.
Листья березы очередные, цельные, по краю зубчатые, яйцевидно-ромбические или треугольно-яйцевидные, моносиммет- ричные, с широким клиновидным основанием или почти усечен-ные, гладкие, до 7 см длиной и 4 см шириной, перед опаданием желтеют. Молодые листья клейкие. Жилкование листовой пла-стинки совершенное перисто-нервное (перисто-краебежное): боковые жилки оканчиваются в зубцах.
Почки попеременные, сидячие, покрытые спирально располо-женными, часто клейкими чешуйками; боковые почки немного отстоящие [Природа 2006. С. 31—32].
Береза, кедр и лиственница считаются священными деревьями. По мнению селькупов, береза, как и остальные священные дере-вья, связывала небо с землей. Большое значение играла береза в шаманской практике, где выступала в качестве личного жертвен-ного дерева (коссылъ по). При лечении больного шаман во время камлания использовал оленей белой и черной масти. Белого оле-ня привязывали к жертвенной березе. К ее веткам привязывали и лоскуты белой ткани. •
Из березы или из лиственницы делали новорожденному ребенку люльку. Если при изготовлении люльки дерево ломалось, плохо гнулось — считалось, что ребенок умрет [Мифология 2004. С. 166].
Селькупы широко использовали в быту бересту, из нее делали посуду, предметы хозяйственного назначения, а также летние по-крытия чума (нюки). Заранее заготовленную бересту выстилали, очищали, затем в скрученных рулонах варили в большом котле. Для придания бересте эластичности в котел бросали кости и потроха рыб, а затем накрывали сверху котел сфагнумом, создавая паровую баню [ПМА 2008]. Сгнившую древесину клали влюльки новорожденных. Лекарственным средством был и сок березы, и отвар чаги.
Селькупы почитают березу как светлое, небесное дерево, свя-занное с солнцем и жизнью. В одном из селькупских преданий говорится о происхождении человека из развилки березы. Сельку-пы верили в особую власть березы над злыми духами и даже стихией: во время грозы махали берестяными флажками, чтобы молния «не попала куда не надо» [Прокофьева 1976. С. 11 — 12].
Чагу использовали для проведения обряда очищения (таз. па- рынча), считалось, что чага является магическим средством избав-ления от злых духов [Прокофьева 1976. С. 13].

Черемуха

(лат. Primuspadus, таз. д. Мука — ‘дерево’, чэм, чимы — ‘плоды’). Дерево или крупный кустарник высотой 0,6—10 м, крона удлиненная, густая. Кора матовая, черно-серая, с беловатыми чечевичками. Молодые ветви оливковые или вишнево-красные.
Листья простые, очередные, яйцевидно-ланцетные или продолговато-эллиптические, длиной 3—10 (реже 15) см, голые, тонкие, на коротких черешках, заостренные, по краю остропильчатые; прилистники шиловидные, рано опадающие; черешки длиной 1— 1,5 см, наверху у основания листовой пластинки две железки.
Цветки белые (реже розоватые), собраны в длинные густые по-никающие кисти длиной 8—12 см, с сильным запахом, на цвето-ножках. Чашелистиков или пестиков по 5, тычинок 20, пыльники желтые, пестик один.
Плод — шаровидная черная костянка диаметром 8—10 мм, сладкая, сильно вяжущая. Косточка округло-яйцевидная. Плод вначале зеленый, сердцевидный, плотный, по мере созревания кожица краснеет, далее чернеет. Мякоть зрелых плодов зеленая, на воздухе приобретает темно-фиолетовый цвет [Алексеев 2003. С. 148].
В быту из черемуховой сарги делали веревки, из развилок черемухи изготавливали концы луков. Селькупы по сей день верят, что черемуха связана с миром духов. В фольклоре герой сказки по черемуховой веревке спускается в подводный мир [Прокофьева 1976. С. 13].
Современные селькупы утверждают, что черемуху нельзя сажать возле дома — к плохому/беде. Тем не менее плоды черемухи употребляют в пищу в свежем виде. Обычно дети, собрав черемуху, смешивают ее с растительным маслом или животным жиром (для устранения вяжущего эффекта) и затем едят, рассасывая мякоть, а кости выплевывают [ПМА 2008].

Осина обыкновенная

(лат. Populus tremula, таз. д. Пи) выделяется колонновидным стволом, достигающим 35 м в высоту и 1 м в диаметре. Корневая система располагается глубоко под землей. Обильно образует корневые отпрыски. Кора молодых деревьев гладкая, светло-зеленая или зеленовато-серая, ближе к комлю с возрастом растрескивается и темнеет. Древесина белая с зеленоватым оттенком.
Листорасположение очередное. Листья округлые или ромбические, длиной 3—7 см, острые или тупые на вершине, с округлым основанием, края городчатые, жилкование перистое. У порослевых побегов листья могут иметь гораздо большие размеры (до 15 см) и почти сердцевидную форму. Черешки листьев сплюснуты с боков в верхней части, длинные, поэтому листья легко колеблются при движении воздуха. Осенью листья окрашиваются в различные тона — от золотистых до красных.
Растения раздельнополые. Цветки мелкие, невзрачные, собра-ны в свисающие сережки. Мужские сережки красноватые, длиной до 15 см, женские сережки зеленоватые и тоньше. Цветет осина до распускания листьев [Природа 2006. С. 32—33].
Осина ассоциируется у селькупов со вдовством. Поскольку вдовья печаль и одновременно вдовья обязанность — сохранить и вырастить детей, осина не дает силу другим, а забирает ее себе [Мифология 2004. С. 240].
Селькупы полагают осину беспокойным деревом, вызывающим панику. Место, где растут осины, считают мистическим. Древесину осины не используют для изготовления предметов быта и домашнего обихода, лишь осиновыми дровами топят печь, но только летом. В обрядовой культуре осиновыми дровами не топили костер, лишь на похоронах на кладбище [ПМА 2008].

Рябина

(лат. Sorbusaucuparia, таз. д. Тэтынтак — ‘дерево’, Сенят топыр — ‘ягода’). Достигает 12 м в высоту (обычно 5—10 м). Крона округлая, ажурная (достигает более 5,5 м в ширину). Побеги голые, красновато-бурые, покрыты блестящей сероватого цвета пленкой, легко стирающейся. Молодые побеги серовато-красные, опушены. Кора взрослых деревьев гладкая, светло-серо-коричневая или желто-серая, блестящая. Почки войлочно-пушистые. Конечные почки конусовидные, до 18 мм в длину и 5 мм в толщину. Листья до 20 см длиной, очередные, непарноперистосложные, состоят из 7—15 почти сидячих ланцетных или вытянутых, заостренных, зубчатых по краю листочков, цельнокрайних в нижней части и пильчатых в верхней, сверху зеленых, обычно матовых, снизу заметно более бледных, опушенных. Осенью листья окрашиваются в золотистые и красные тона.
Цветки пятичленные, многочисленные, собранные в густые щитковидные соцветия диаметром до 10 см на концах укорочен-ных побегов. Цветоложе урноподобной формы — чашечка из пяти широкотреугольных реснитчатых чашелистиков. Венчик белый (0,8—1,5 см в диаметре), лепестков пять, тычинок много, пестик один, столбиков три, завязь нижняя. При цветении источается неприятный запах (причиной тому газ триметиламин). Цветет в мае-июне. Плоды — шаровидные сочные оранжево-красные яблочки (около 1 см в поперечнике) с мелкими округлыми по краю семенами [Алексеев 2003. С. 123].
По старым представлениям селькупов рябина является деревом, которого «духи боятся и не любят». Ей приписывалась способность отгонять злых духов. «Очистить» чум от них можно было, подложив в огонь очага рябиновые ветки. Они при горении «свистят и шипят», пугают духов [Прокофьева 1976. С. 13].
Среди оседлых селькупов, проживающих в населенных пунк-тах, существует традиция высадки рябины во дворе дома, дерево необходимо посадить у входа (ворота двора, крыльцо) и под окнами. Из рябиновой древесины делали рукояти топоров, а также порог дома, об который принято отряхивать ноги. Это действие — очищение, отряхивание ступней постукиванием о порог – имеет семантическое значение, так как селькупы считают, что на ногах можно принести в дом «грязь» (нечистую силу) [ПМА 2008].

Ива копьевидная

(лат. Salix hastate L, таз. д. Нярк,ы — ‘тальник’, Шуцкы — ‘ива’). Листья очередные, черешчатые; листовая пластинка у одних видов широкая, эллиптическая, у других довольно узкая и длинная; край пластинки только у немногих видов цельный, у большинства же мелко или крупно зубчатый. Пластинка бывает блестящего, ярко-зеленого цвета на обеих поверхностях или только на верхней; нижняя же поверхность у таких ив от волосков и от сизого налета имеет серый или голубоватый цвет. Цилиндрический черешок довольно короткий; у основания его находятся два прилистника, большей частью зубчатых, широких или узких; они сохраняются или только до полного развития листа, или все лето. Прилистники служат хорошим признаком для различения разных видов ив.
Стебель ветвистый; ветви тонкие, прутьевидные, гибкие, ломкие, с матовой или блестящей корой, пурпурового, зеленого и других цветов. Почки также различного цвета, темно-бурые, красно-желтые и т. п.; наружные покровные чешуйки их взаимно срастаются своими краями в цельный колпачок, или чехлик, отделяющийся при разрастании почек у своего основания и спадающий целиком. Верхушечная почка на ветвях обыкновенно отмирает, а соседняя к ней боковая дает наиболее сильный побег и, так сказать, заменяет собою отмершую верхушечную почку [Алексеев 2003. С. 111].
Обычное дерево в местах проживания селькупов. Древесину ивы практически не используют в быту, за исключением изготовления предметов утвари из бересты. Благодаря своей гибкости используется в качестве материала для создания плоскодонных берестяных сосудов. На промысле в летнее время года ветки ивы используют в качестве опахала от гнуса.
В мировоззрении селькупов сакрального или иного образа ивы не сформировано. В прошлом из древесины тальника и ивы сель-купы изготавливали резонаторные ушки бубна {нуцан уцкылсат) [Прокофьева 1981. С. 54].

Ольха кустарниковая

(лат. Alnus fruticosa, таз. д. Суцыра по, Щуцыра по). Листопадные деревья, иногда кустарники, в зависи-мости от условий местообитания.
Побеги цилиндрические, с неправильно треугольной, зелено-ватой сердцевиной, округлыми или овальными чечевичками.
Почки на ножках, с двумя чешуями. Листья очередные, череш-ковые, простые, цельные, изредка слегка лопастные, по краю обычно зубчатые, с рано опадающими прилистниками. Форма листа – от почти округлой, яйцевидной, обратнояйцевидной до ланцетной. Жилкование перистое. Листосложение складчатое. Почки, листья и ветви, как правило, несут трихомы. Род очень изменчив по опушенности и железистости, причем эти различия как меж-, так и внутривидовые [Алексеев 2003. С. 41-42].
В прошлом селькупы использовали кору ольхи для приготов-ления красящей пасты охристого оттенка для покраски ровдуги (оленьей замши). Кору счищали со ствола дерева, толкли, затем образовавшийся порошок варили на огне и кашицеобразную массу втирали в ровдугу. Такая покраска придавала изделию прочность и влагостойкость. По другой технологии кору не счищали, а вместе с ветками варили в котле [ПМА 2012].

Ягоды

(лат. Васса, Uva, таз. д. Топыр). В отношении появления ягод и их назначении селькупы утверждают, что ягоды существуют для человека и медведя. Своим появлением ягоды обязаны кукушке, которая выплевывает их весной. Данные утверждения селькупов сформированы на основе личных наблюдений за окружающей природой [Прокофьева 1976. С. 114].
В прошлом селькупы использовали ягоду для закваски рыбы, это связывалась в первую очередь с отсутствием или дефицитом соли. В яму укладывали рядами рыбу, затем — пласт ягод (клюквы, брусники, морошки) и засыпали землей [Народы 1956. С. 673].
Практически все ягоды селькупы употребляют в пищу. В уро-жайные года — заготавливают на зиму впрок. Видами растений, которые составляют основу промыслового собирательства, явля-ются котыл топыр — голубика, кэпта — смородина, кэрынта — черника, синь топыр — водяника, к,арат топыр — клюква, мачыт топыр — брусника, палцак — морошка и др.
Таким образом, изучив и сопоставив общепринятые нормы классификации животного мира с селькупской системообразую-щей концепцией живых организмов, мы выявили основные прин-ципы формирования селькупской биологической систематики, где ключевым аспектом является образно-поведенческая основа.
Опираясь на селькупскую мировоззренческую структуру животного и растительного мира, можно предположить, что каждый вид животного и насекомого, как и человек, берет свое начало от матери-прародительницы, на что в своих трудах указывает Е. Д. Прокофьева. Эта концепция появления жизни на земле более архаична и позволяет выявить индивидуальные черты селькупского мировоззрения. Подтверждающим фактом является представление селькупов о зарождении души человека: «у женщины по-настоящему возникает беременность лишь тогда, когда на ее утробу попадает луч утреннего солнца, посланный Верхней старухой-матерью. Лишь тогда у женщины родится ребенок с душой».
Интересен факт зооморфизма человека, который ярко пред-ставлен в шаманской культовой практике и религиозных верова-ниях: «человек прежде не отличался от животных, он был покрыт шерстью» [Прокофьева 1976. С. 120]. Здесь же следует подчерк-нуть, что большинство млекопитающих и птиц в селькупской идеологии так или иначе имеют человеческое начало: «прежде они были людьми», о чем свидетельствует представление селькупов о гага-ре, кукушке, медведе и т. д. Уважение к животному вызвано той же идеей присутствия человеческого начала в животном.
Имитация шаманом повадок и криков животных может сойти за «одержимость». Но точнее было бы, возможно, говорить о том, что шаман овладевает своими духами-помощниками: он преображается в животное, подобно тому, как мог бы достичь сходного результата, надев маску животного (в селькупском случае шаманский костюм). Можно было бы говорить о новом воплощении шамана, ставшего духом-животным и «разговаривающего», поющего или летающего, как животные и птицы [Элиаде 2015. С. 109—110].
Вся эта концепция наличия животного начала в человеке и человеческого в животном обозначает родство человека с животным, подтверждаемое преданием, в котором говорится, что прежде человек был покрыт шерстью, а потом утратил ее. Шерсть — не единственный атрибут интеграции двух начал в одно, к таким символам также относятся рога, которые прежде были у всех животных и людей.
Представления селькупов ведут происхождение из утраченного архаичного мировоззрения их предков, послужившего основой для формирования идеологии сущностного бытия селькупского этноса.

А. С. Кулиш

ru_RU