лого цифровизация 5

арктический
многоязычный портал

Одежда русскоустьинцев

  Изучение типов одежды дает возможность ярче показать те коренные из­менения, которые произошли в быту, укладе жизни, во всей материальной культуре северного люда. Однако изучение одежды имеет не только истори­ческий интерес, но и практическое значение для современных художников- модельеров, особенно для тех, кто решает проблему создания теплой, удоб­ной и красивой одежды для жителей Крайнего Севера.

  Основными видами материала, из которого шили свою одежду индигир- ские старожилы, были оленьи и песцовые шкуры, а также ткани – сукно, холст, ситец, покупаемые в Усть-Янске и Нижнеколымске. Для отделки ис­пользовались волчьи, лисьи и бобровые шкурки. Обувь иногда изготовлялась из нерпичьих и коровьих кож. Нитки для шитья одежды и обуви из шкур из­готовлялись из оленьих сухожилий.

  Обработка шкуры и шитье одежды было чисто женским занятием. Сня­тую шкуру, прикрепив к стене амбара мехом внутрь, сушили в течение трех­четырех дней. Обработка ее начиналась с выскабливания скребком верхнего слоя мездры. Скребок («скребалка») представлял собой деревянную палку длиной 60-70 см с вделанной в нее посередине острой металлической пластинкой. Затем мездру шкурки смазывали «мазанкой» – кашей, приготовленной из смеси вареной печени с ржаной мукой. Шкуру складывали мездрой внутрь и оставляли лежать двое-трое суток. Потом печень соскабливали, снова смазывали мазанкой. Операция повторялась несколько раз до тех пор, пока шкура не становилась мягкой.

  После того как она была выделана, мездру для большей прочности красили краской, приготовленной из ольховой коры: кору клали в ведро, заливали кипятком и оставляли примерно на сутки, получался раствор желтоватого цвета. Высохшую после покраски шкуру разминали зубчатым деревянным серпообразным скребком «кидыраном». Для выделки кожи пользовались так же скомодверьем, приспособление в виде двух складывающихся бревен. Иногда шкуру красили обожженной глиной – «личиной».

  Изготовление замши производилось следующим образом. Шкуру в течение нескольких дней держали в воде, затем тупым ножом, чтобы не повредить мездру, легко удаляли шерсть. После этого замшу сушили, мазали мазанкой и разминали, потом растягивали, затем коптили. В результате получалась замша темно-желтого цвета – «ровдуга», которая шла на изготовление летних штанов, перчаток, сапожек, рукавиц.

  Одежда женщин. В будничные дни женщины носили обычное платье – ка­пот (вид халата с рукавами. – И.Ч.) – такой длины, чтобы прикрывались икры ног, с длинными рукавами и закрытым воротником. Платье застегивалось спереди. Поверх платья надевали сарафан – «передник», который застегивал­ся на спине и имел два накладных кармана и надплечные крылья – буфы. Но­сили также длинную, до пят, широкую сборчатую юбку. На нее выпускалась кофта, с длинными рукавами и стоячим воротником. Полотняные или ров- дужные штаны заправлялись в меховые, сафьяновые или замшевые сапожки, причем юбка или платье должны были быть такой длины, чтобы из-под них не было видно штанов.

  Голову повязывали платком или шалью обычным русским способом, то есть углом на спину и узлом под подбородком. Замужние женщины носи­ли «наколку»: плотно обтягивали голову платком, оставляя лоб и часть волос спереди открытыми, и связывали концы платка надо лбом. Пожилые женщи­ны носили чепчики.

  Зимой носили полотняный, слегка приталенный жакет, подбитый изну­три песцовым мехом и с меховым воротником; манжеты, карманы и полы об­шивались мехом лисицы, росомахи или тарбагана. В дорогу надевали длин­ную меховую шубу, крытую бархатом, гарусом или сукном. На голову сна­чала повязывали тонкий платок, поверх него надевали меховую лисью или бобровую шапку – «ермолку» – низкий цилиндр с коническим верхом и ма­терчатыми наушниками, которые подвязывались под подбородком тесемка­ми – «швесками». Поверх ермолки набрасывали большую шаль – «накидку»; сложив на груди крест на крест, ее связывали узлом на спине или застегивали спереди булавкой. Иногда в дорогу женщины надевали «парку» – глухую одежду из оленьих шкур мехом наружу длиной ниже колен, немного расширяющуюся к подолу. Парку опушали песцовым или лисьим мехом, украшали по подолу узкими полосками сукна. Этот вид одежды, по-видимому, заимствован русскими у соседей: юкагиров или чукчей.

Плеки, торбоза, окляны. Изделия Е.С. Киселёвой

  Обувь женская. Торбаза – меховые сапоги, сшитые из оленьих камусов. К верхней части голенищ пришивали узкую полоску волчьего или лисьего меха и суконные «верха», обшитые по краям красной или голубой материей. Подошва торбосов изготовлялась из шкуры старого оленя, которая подшивалась мехом внутрь. В торбоса и во всякую другую обувь клали стельки из травы. У щиколоток обувь подвязывалась «оборами»д – длинными полосками из нерпичьей кожи, с которой предварительно была удалена шерсть. Под зимнюю обувь надевались меховые чулки – «чажи», сшитые из подстриженной шкуры молодого оленя (мехом внутрь. – И.Ч.).

  Окляны – это сапожки с голенищами из ровдуги. Головки таких сапожек, не захватывающие всего подъема ноги, изготовлялись из черного сафьяна или хрома. От подъема к носку на окляны накладывался полуовал цветного шелка или сукна, вышитый мелким бисером, золотой или шелковой нитью. Окляны также подвязывались оборами у щиколоток внизу и вверху под коленом.

  Полуcapки – сапожки с голенищами из сафьяна, снизу подвязывались оборами. Верхняя часть голенищ обшивалась черным сукном или бархатом, украшалась одной или двумя разноцветными полосками материи.

  Обушки – сапожки из прокопченной шкуры молодого оленя, мехом внутрь. Снизу они также подвязывались оборами, а верх голенищ обшивался материей.

  Одежда мужчин. Рубаха русского покроя со стоячим воротником, подвязывалась кушаком и напускалась на брюки. Поверх носили песцовый жилет, крытый материей. Меховое полупальто, крытое сукном или вельветом, с маленьким стоячим воротником из меха бобра или росомахи. Головным убором мужчин был малахай – капор из пыжика чукотского покроя. По переднему краю опушался бобром или мехом росомахи и украшался разноцветными кожаными или суконными полосками. Изнутри подбивался песцовым мехом или пыжиком. К нижней части малахая пришивались тесемки – швески, с помощью которых он подвязывался под подбородком. Летом тоже носили малахай, подбитый изнутри мягким сукном или фланелью. Летом наушники малахая пс опускались вниз, а, наоборот, поднимались и при помощи тесемок завязывались на темени, это называлось «носить малахай с бирками на подвороте». Зимой при сильных морозах сверх обычного надевали дорожный малахай, сшитый обычно из волчьей шкуры.

  Дундук – меховая рубашка, сшитая из летних оленьих шкур мехом наружу, длиной до колен. Подол дундука обшивался волчьим мехом.

  Паровой дундук – две меховые рубашки, надетые одна на другую, внутренняя рубашка носилась мехом внутрь, а наружная — наоборот. К нижнему дундуку пришивался большой отложной воротник из волчьего меха, который выпускался поверх верхнего дундука. Нижний дундук имел два накладных кармана и надевался прямо на рубаху. Поверх дундука для предохранения его от влаги надевали «камлейку» – широкую матерчатую рубаху с капюшоном.

  Кухлянка – большая меховая длиной ниже колен рубаха, с капюшоном или без него, сшитая из оленьих шкур. Надевалась поверх пальто или дундука вне помещения.

  Штаны мужчины носили полотняные, ровдужные и ватные. Зимой в дорогу надевали шаровары – штаны чукотского покроя, сшитые из оленьих лап – камусов, длиной до щиколотки. Шаровары по гашнику стягивались ремешком на вздержке. Нижняя часть штанин орнаментировалась. Шаровары носились навыпуск поверх меховых ботинок-плек и по низу стягивались ремешком на вздержке. В осеннее и весеннее время носили также шаровары из нерпичьих шкур. Повседневная обувь мужчин почти такая же, что и у женщин, но окляны мужчины не носили.

  В дорогу под шаровары мужчины надевали «плеки» и «шаткары». Плеки – меховые ботинки, сшитые из оленьих лап. Подошва сделана из шкуры зимнего оленя мехом внутрь. Они надевались на меховые чулки «чажи» и завязывались оборами. Шаткары отличались от плек только тем, что их подошва изготовлялись из оленьих щеток, подшивались мехом наружу и были более прочными.

  Будунёнкы – сапоги, сшитые из нерпичьей шкуры мехом наружу.

  Летом мужчины и женщины во время рыбной ловли носили «бродки» (с отверстием в районе пятки. – И.Ч.) -мягкие сапоги из ровдуги. Головки та­ких сапожек изготовлялись из нерпы. Бродки подвязывались у щиколотки и под коленом. Подошва – из шкуры молодого оленя, подшивалась подстри­женным мехом внутрь. Носили также «сары» – непромокаемые сапоги из ло­шадиной шкуры. Их покупали у якутов.

  На руках носили: летом – перчатки («персчанки»), сшитые из ровдуги и вышитые поверху елочкой, зимой – рукавицы из оленьих лап мехом наружу.

  Спальные принадлежности состояли главным образом из пуховых перин и подушек. Одеяла шили из песцовых шкур. Поверх перины всегда стели­ли оленьи шкуры, простынями почти не пользовались. Дорожные спальные принадлежности мужчин состояли из шкуры зимнего оленя («постель»), небольшой подушки и мехового одеяла, крытого сукном.

  Таким образом, можем утверждать, что большое влияние на русское на­селение Индигирки оказали окружающие их малые народы, от них было воспринято в первую очередь то, что имело явное преимущество практич­ностью и удобством и было приспособлено к условиям полярной природы. Это относится прежде всего к меховой промысловой одежде, все элементы которой (дундук, плеки, шаровары, малахай и т. п.), на наш взгляд, содержат немало черт одежды чукотского типа.

  Особенностью промысловой одежды русскоустьинцев является ее глухой покрой. Это распространено у народов Крайнего Северо-Востока (коряков, чукчей, эскимосов и ительменов).

  Необходимо отметить, что русские, заимствовав меховую промысловую одежду, дали ей свои, чисто русские, названия: «шаровары», «дундук», «шаткары», «малахай», «бродки» и т.п.

  В то же время русскоустьинцы, несмотря на огромную временную и территориальную оторванность, сохранили и целый ряд черт северно- русского костюма, таких как: форма повязки головного платка, сарафан с передником, шапка-ермолка, мужская рубаха с жилетом, меховой при­таленный женский жакет и многое другое.

  Самые близкие к индигирскпм русским соседи – эвены – переняли у них покрой рубахи и платья. Способ повязывания платка и шали у эве­нов почти ничем не отличался от русского.

 

Алексей Чикачев “Русские на Индигирке”

 

 

ru_RU
Прокрутить вверх
Прокрутить наверх