лого цифровизация12

arctic
multilingual portal

Транспорт эвенов

Способы и средства передвижения

В истории много фактов продвижения с юга на север оленеводческой отрасли. Так, Г.М. Василевич и М.Г. Левин высказывают предположение о первоначальном возникновении оленеводства в двух центрах — Саянском (Саяно-Алтайское нагорье) и Тунгусском (горные районы Забайкалья и Приамурья), откуда оленеводство распространилось в другие районы. Теории о Саяно-Алтайском центре происхождения оленеводства придерживаются СБ. Помишин и др. [29, 109].

Из Забайкалья, Приамурья, Чукотки, а также с Охотского побережья домашнее оленеводство проникло и на территорию Якутии, где в первую очередь осваивалось в таежной и горнотаежной зонах. Домашнее оленеводство эвенов и эвенков в прошлом имело исключительно подсобное, транспортное, значение. Способы и средства передвижения эвенов были приспособлены к постоянным перекочевкам в течение всего года. Они изначально использовали этих животных для верховой езды. Постепенное засе-ление лесотундровых и тундровых районов, сопровождавшееся контактами с чукчами и коряками на востоке и с самодийскими народами на западе, привело к распространению нартово-упряжного оленного транспорта [47, с. 176]. Очевидно, новый способ передвижения на оленях возник под влиянием необходимости перевозки относительно значительных грузов [39, с. 70]. Этот вид транспорта стал распространяться среди эвенов с середины XIX в. Так, В.Г. Богораз отмечает, что именно в 1890-е гг. омолоно-колымские и чаунские эвены начали заимствовать у якутов и чукчей упряжной способ передвижения на оленях, заменяя им свой традиционный вьючно-верховой [19].

Итак, в конце XIX — начале XX в. олень использовался эвенами в качестве упряжного и вьючно-верхового транспортного животного. Ведение оленеводческого хозяйства, а также весь комплекс средств передвижения оставались теми же, какими они были в XVIII — начале XIX в. Никаких существенных усовершенствований в ведение оленеводства внесено не было [57, с. 11].

Вьючно-верховой вид транспорта.

В условиях густых лесов и труднопроходимой северо-восточной тайги передвигаться гужевыми упряжками на нартах было трудно и сложно, а зачастую и невозможно. Поэтому эвены, исконные обитатели таежной зоны, использовали оленя под седлом и вьюком. Верховая и вьючная езда использовалась круглогодично, особенно при перекочевках в летний период.

Оленей (оралбу), используойшх для летнего сезона, эвены подразделяли на две группы: вьючных (инучэ) и верховых (учак). Под вьюк (ин) они использовали самых рослых, «жилистых» — сильных, по характеру спокойных и не очень пугливых, кастрированных самцов и яловых важенок, обученных этому делу. Такой олень мог нести на себе не более 25—30 кг. Верховым под седока мог-быть не всякий олень. Для данного дела также выбирали самого крупного и сильного животного, его называли учак и очень дорожили им. Ходить под вьюком оленя приучают с двух лет, под верховую езду — с четырех-пяти [88, с. 120].

Неизбежной операцией перед каждой поездкой была ловля необходимого числа ездовых оленей. Для этого стадо скучивали, пастухи обегали группы оленей, державшиеся в отдалении, и отрывочными окриками заставляли их присоединиться к основному стаду. Затем производился вылов отдельных особей арканами. В загоне отбирали нужных для поездки оленей. Привязывали их к аркану, а затем седлали, вьючили или запрягали в нарты [33, с. 160]. У малооленных семей во время переездов под вьюк использовались все взрослые олени, за исключением телят и годовалого молодняка.

Как указано выше, основным средством вылова оленей был аркан (маут). Он считался необходимым предметом личного снаряжения каждого оленевода. Им наделялся каждый мужчина в пору вступления в зрелость, в знак приобщения к исконному занятию, и затем маут служил ему всю жизнь. Маут представлял собой веревку длиной от 20—35 м, диаметром 3—4 мм, сплетенную из четырех тонких сыромятных ремней из оленьей кожи. Один конец его продевали сквозь небольшую роговую, чаще костяную, пластинку (химкан) с двумя отверстиями. Для того чтобы пластинки не спадали, на конце маута завязывали узелок. Иногда вместо него укрепляли роговую пуговицу — охямкан. На конце маута делали подвижную петлю, которая образовывалась концом маута и пластинкой. Петлю набрасывали правой рукой на рога, шею или ногу оленя. Маут пастухи носили обычно через плечо и использовали не только для ловли оленей, но и для затаскивания лодок против течения, для укрепления покрышки чума при сильном ветре. Им связывали бревна плота для переправы через реку. Тонкий, прочный и легкий аркан весьма ценился. Для изготовления маута со взрослого оленя-самца снимали шкуру чулком. Затем из этой сыромятной шкуры по спирали нарезали длинный тонкий ремень. Его делили на четыре части. Каждую наматывали на деревянный крючок. В плетении маута принимало участие несколько человек [39, с. 60].

Запрягать оленя начинали с того, что надевали недоуздок (енмэр/инмэр). Инмэр состоит из оголовья и повода. Оголовье бывает простым и более сложным. Простое, состоящее из одной петли, не имеет ни пряжек, ни колец и крепится на затылке за ушами путем связывания двух ремешков. Петля такого оголовья охватывает морду оленя ниже или выше глаз. Простые недоуздки обычно применялись для верховых оленей. Более сложное оголовье имеет две петли, соединенные ремешками, причем одна петля охватывает морду животного ниже глаз, другая — выше [70, с. 270] (см. Прил.). Такие недоуздки изготовлялись из сыромятных ремней. С внешней стороны пришивались кисточки и ровдужная бахрома, чтобы олень, махая головой, отгонял им гнус. Праздничные и обрядовые недоуздки украшались медными пуговками, иногда обертывались чередующимися лентами из черной и красной ткани. Оленей в недоуздках привязывали к нартам или деревьям и после этого начинали седлать и вьючить.

Эвены пользовались тремя видами седел для оленей: верховыми, вьючными и детскими (см. Прил.). Эвенские седла, по классификации авторов «Историко-этнографического атласа», принадлежат к сибирскому типу [57, с. 23]. Специальных мастеров по изготовлению седел у них не было, благодаря чрезвычайной простоте устройства оленьего седла его мог изготовить каждый эвен. Для этого ему было достаточно вооружиться острым топором и ножом, небольшим количеством сыромятных ремней и куском оленьей шкуры. Верховые седла (эмгун) имеют на полках «планки», роговые (оленьи или лосиные) и низкие (передняя выше задней) луки. Ленчик обшит шкурками мехом внутрь, в обшивку набита шерсть, и сверху пришита шкура с головы оленя (мехом наружу), покрывающая все седло вместе с луками. В таких седлах обычно ездят мужчины. Вьючные седла (ин эмгунни) отличаются от верховых более крутым наклоном полок, отсутствием «планок» и более высокими деревянными луками. Луки обтянуты ровдугой, а передняя кроме того украшена бисерной вышивкой. Такие седла ис-пользуются женщинами как верховые. Женские седла в прошлом украшались бисером, т.е. на луки натягивается кожаный чехол с орнаментом из бус. Сейчас это является большой редкостью [148, л. 25]. Седла для перевозки твердых грузов имеют конструктивные особенности: верхушки лук соединены между собой тонкой пере-кладиной и сверху обшиты ровдугой, покрывающей и полки. Седло {эмгун) иногда покрывали сверху шкурой или подушкой, обшитой замшей. Ее подвязывали к седлу при помощи ременных тесемок. Средний вес седла составлял 3—3,5 кг.

Детей 3—4 лет усаживали в детские седла — кацка, донка. В отличие от вьючных луки детских седел изготовлялись только из дерева и были гораздо шире. Эвенские детские седла (кацка) (см. цв. вкл.) схожи с детскими седлами эвенков (эмкору) [80, с. 52]. С обеих сторон передние и задние луки детского седла соединялись дополнительными тонкими досками так, чтобы образовалось нечто вроде короба, в который усаживали детей. Такие седла бытуют до сих пор (см. Прил.). Маленьких детей при перекочевке перевозили в специальной колыбели (бэбэ) (см. цв. вкл.), которую уравновешивают на вьючном седле одной вьючной сумой.

Седло как верховому оленю (учак), так и вьючному (инучэ) эвены клали обязательно на лопатки, и тогда он легко мог везти груз в 40—50 кг. Ввиду сравнительно небольшой величины оленя, более развитого переда, человек сидит верхом почти на холке, при этом центр тяжести седока проходит сразу же за лопатками (см. Прил.).

Любое оленье седло крепится одной подпругой — тинэтэн. Подпруга (тицэтэн) представляла собой широкий ремень из ровдуги с кольцом на конце, который никогда не привязывался к седлу. Его набрасывали на седло и затягивали таким же образом, как и при подпоясывании человека обычным кушаком. Причем, если имелся груз, то подпруга должна была затягивать и груз. При спусках с гор к подпруге привязывали дополнительный ремень, охватывавший задние ноги оленя и удерживавший груз [33, с. 66; 154, л. 6].

Длина подпруги зависела от величины оленей, седла. Эвены подпругу (тицэтэн) набрасывали на верховое седло через его заднюю часть, у задней луки, в отличие от них витимо-олекмин-ские эвенки перекидывали ее через середину седла, так же, как на вьючное седло. У передовых и верховых оленей применяется ременный повод (нөг). Длина его у вьючных оленей (инучэ) 2,5—3,0 м, у верховых (учак) — 4,5—5,0 м [70, с. 270].

Эвены, как и эвенки, подходят к оленю, вьючат и седлают его, а также садятся на него всегда с правой стороны, поводок тоже проходит справа. Садятся на оленя с наскока. При посадке закидывали левую ногу на седло и, опершись правой рукой о специальный посох, вскакивали на седло с таким расчетом, чтобы не получилось удара по слабой спине оленя. Посох у эвенов имел два названия: мужской — ненками, чорами; женский — ньуора. Чорами помогал не только при посадке на седло, но и для сохранения равновесия на непрочно укрепленном седле. Посох для женщин (ньуора) изготавливался в виде клюки с металлическим или костяным навершием. Он был гораздо длиннее мужского. Во время езды посох держат в правой руке, на него обычно не опираются, им лишь погоняют оленя. Сидят на задней части седла, при этом ноги согнуты в коленях. Управляют оленем, дергая за недоуздок (инмэр), ударяя оленя пятками, указывая дорогу посохом. За день верхом на оленях проходят 25—30 км. Ездят обычно шагом и только по ровной местности, на твердой почве переходят на рысь [39, с. 62; 88, с. 122]. Езда верхом на олене требует большой сноровки и особых навыков, отличающих ее от передвижения верхом на лошади. Обучаются езде на олене с раннего детства.

Завьючивая оленя, эвены сначала клали на него небольшой коврик из оленьей шкуры (даһи), чтобы вьюки не натирали бока. На коврик кладут седло (эмгун) и затем через седло перекидывают две переметные (вьючные) сумы. В.Г. Богораз подчеркивал у «ламутов» высокую степень организованности кочевого быта, глубокую продуманность всех мелочей и деталей, выработанных веками: «Все предметы домашнего обихода, утварь, запасы хранились у “ламутов” в аккуратных, изготовленных из камусов переметных сумках, в которых было удобно перевозить все необходимое вьюками на оленях» [19, с. 70].

У северных народов встречаются вьючные сумы двух видов: мягкие — из камусов или из шкур с головы оленей; твердые — в виде берестяных коробов, обшитых ровдугой или камусами (см. Прил.). Мягкие сумы из камуса (хэрук) распространены у всех эвенов, а сумы на берестяной основе можно встретить у момских эвенов. У них, так же как и у юкагиров, пара сум имеет одну горловину [57].

Упаковка вьючных сум проводилась с соблюдением ряда правил. Каждую из них старались загрузить так, чтобы она была шире по краям и уже в средней части, тогда она плотно прилегала к телу оленя. Для подвешивания к седлу сума (хэрук) была снабжена несколькими удобными ремнями, при помощи которых одна быстро пристегивалась к другой — получалась переметная. После переброски вьюков через седло их тщательно уравновешивали. Поверх них обычно клали деревянные коробки, цилиндрические мешки из камусов с инструментами, громоздкие жесткие вещи. От осадков сумы были защищены небольшими ковриками, которые шились из камусов — головной части шкур — и обычно имели четырехугольную форму. По краям коврики оторачивали черным тарбаганьим мехом или же большей частью окаймляли бордюром из разноцветных квадратиков, образующих на двух сторонах шахматный рисунок.

Узкие таежные тропы приучили оленей следовать гуськом — друг за другом. Поводок от головной веревки каждого последующего оленя привязывали к седлу предыдущего. Для этого на задних луках грузовых седел укрепляли специальные роговые или костяные пластинки. И таким образом получался длинный караван, тянущийся на сотни метров, а если семья многочисленная или богатая — чуть ли не на километр [88, с. 118—119].

Перекочевывали всегда на новые места. Летние тропы обычно проходили по водоразделам, зимние — по рекам, тундрам, с ответвлением троп в сторону только на перевалах. Порядок движения во время кочевки и перекочевки был строго организованным и в разные сезоны года имел отличительные особенности. Зимой первыми двигались всадники и всадницы с караванами навьюченных оленей по одной тропе гуськом, причем вьючных оленей вела обычно женщина. И вслед за ними, спустя два часа, пастухи гнали стадо оленей без остановок. Такое движение кочевки по одной тропе называлось нулгич. Летом в первую очередь перегоняли стадо с остановками на отдых. А за ними позже на один-два часа в том же направлении, но другими дорогами, ехали всадники с хозяйственными караванами вьючных оленей. Во время летних кочевок не было необходимости прокладывать тропу с помощью манщика.

Зимнюю кочевку при передвижении возглавлял глава стойбища или опытный мужчина на своем унаке. Учак пропускал впереди себя на длинной веревке оленя-манщика (ондат — «манящий») для прокладки начальной тропы по снегу. За ним следовала верхом на своем олене хозяйка, она вела за собой двух-трех оленей, которые везли на себе детей 3—4 лет. За ней ехала другая женщина — мать, — ведущая за собой оленя с колыбелью (бэбэ) с грудным ребенком. Далее — другие всадницы, каждая из которых вела за собой хозяйственный караван из 7—12 навьюченных разной поклажей оленей. При этом каждый вьючный олень занимал определенное место, никогда не меняющееся.

Эвены использовали разнообразную терминологию в наименовании ездовых оленей, верховых и вьючных, назначавшихся для перевозки людей разного пола и возраста, а также для доставки различного бытового имущества и утвари. Так, верховой олень для перевозки всадника в мужском седле носил название учак; верховой олень хозяйки дома для езды в женском седле — асы оранни. Олени, предназначенные для перевозки детей разного возраста, тоже имели соответствующие названия: везущий люльку с грудным ребенком — бэбэсэк; верховой олень со специальным детским седлом для детей 5—6 лет — канка оранни; олень, везущий детей 5—6 лет, привязанных к седлу, — өнэсэк, өнэрук. Олень с постельными принадлежностями назывался хулрарук; предпоследний олень в караване, везущий треноги чума, — чорарук и замыкающий олень, везущий жерди-остовы чума, назывался ирукарук [101, с. 94].

Из вышесказанного видно, что весь быт эвенов до мелочей был приспособлен к кочевому образу жизни, в котором каждая вещь, любой предмет домашней утвари хранились в определенном месте, перевозились на определенном вьючном олене.

Упряжное оленеводство.

Как известно, наряду с вьючно-верховым транспортом у некоторых групп эвенов был распространен и зимний упряжный, наиболее удобный и экономичный в условиях открытых пространств (см. цв. вкл.). Им прежде всего пользова-лись в тундре и лесотундре. Его преимущества в зимней перевозке грузов очевидны: если обычный вес вьюка составляет 20—40 кг, то на нарту грузят 100—160 кг. Вьючные олени движутся со скоростью 3—4 км/ч, а нартенные — 12—13 км/ч [47, с. 179].

Прежде чем перейти к описанию упряжи, остановимся на конструкции и типах нарт, бытующих у эвенов. Нарты турку у эвенов различны по типу в зависимости от происхождения (см. Прил.). Эвены, соседствовавшие с чукчами и коряками, заимство-вали у них чукотско-корякский тип нарт, для которого характерно следующее:

  1. Наличие нескольких пар (от трех до шести) копыльев в форме дуг.
  2. Спереди загнутые полозья связаны с нащепом, имеющим форму дуги. Поперечина, соединяющая передние концы копыльев, отсутствует.
  3. Соединение частей ременное.

Этот тип дугокопыльных нарт характерен для эвенов Камчатки.

Другой тип нарт — тунгусо-якутский (см. Прил.). Для данного типа характерны:

  1. Наличие трех пар копыльев, закрепленных в полозья вертикально. Верхние концы копыльев окаймлены нащепом; пространство между нащепом и настилом переплетено веревками или ремнями. Полозья слегка загнуты спереди, передние концы соединены не поперечиной, а дугой-бараном.
  2. Крепление вязаное: все составные части соединяются между собой ремешками, благодаря чему происходит амортизация при езде по неровностям, кочкам, камням, и нарта служит длительное время. Ремешки по мере изнашивания заменяются новыми. Генезис прямокопыльной нарты не совсем ясен. По конструкции она сходна с восточно-сибирской собачьей нартой и, вероятно, является ее модификацией [57].

Основными материалами для нарт {турку) являются лиственница, ель, береза. Эвенская нарта состоит из следующих основных частей:

  1. Полозья делают из лиственницы или ели. Заготовка обычно имеет диаметр 10—20 см. Ее соответствующим образом отесывают в месте изгиба (делают тоньше), после чего размачивают в ручье или болоте, затем нагревают над костром и сгибают в специальном станке из кольев или привязывают к уже изогнутым полозьям готовых нарт. Для того чтобы закрепить кривизну, концы заготовки связывают ремнем, перекручивая его лучным упором. В таком состоянии она хранится в течение нескольких дней. После просушки полоз выстругивают и делают отверстия для копыльев, нащепа и передних поперечин-вязков. Задний конец слегка затесывают кверху для лучшего скольжения.
  2. В отверстие полозьев вставляются копылья (бөдэл, авналан). Турку имеет три пары копыльев. Как и все другие части нарты (кроме полозьев), копылья делаются из ели или березы. Они изготавливаются из брусков длиной 30—70 см, толщиной 8—12 см. Осо-бенно тщательно делаются верхние и нижние шипы, служащие для соединения с другими частями нарты. Копылья ставятся прямо в отверстия на полозьях и соединяются с полозьями и нащепами при помощи ремней (уһи).
  3. Верхние концы копыльев окаймлены нащепом из гнутых палок длиной 230—240 см, передний конец которого изогнут вниз и прикреплен к дуге-барану с помощью ремешка (уһи), задний конец — к заднему копылу. У основания каждого первого копыла спереди всегда просверливались небольшие отверстия. Через них пропускались ремешки, к которым привязывалась ивовая дуга-баран (кабурган, камур-ган). Баран (камурган) служит главным образом защитным средством для нарт при езде по неровностям. Задевая дугой за деревья, высокие пни, кочки, нарта свободно соскальзывает с последних и следует дальше, а также подгибает кустарники, попадающие под нее.
  4. Ниже соединения с нащепом в утолщениях копылья имеют отверстия, в которые проходят поперечные перекладины — вязки — бруски длиной 50—70 см, имеющие овальное сечение. Они соединяют каждую пару копыльев между собой.
  5. На вязки настилались доски и закреплялись при помощи бечевок. Так сооружалась грузовая площадка нарт (тэдэн).
  6. Грузовая площадка нарт (у грузовых — целиком, у легковых — только ее задняя часть) отгораживалась при помощи нащепов из тонких планок, завязываемых на верхних концах копыльев. Передняя часть сидения также имеет невысокую дощатую стенку [39, с. 74].

Кочевой образ жизни требует особо строгого порядка размещения всех вещей. Поэтому при переездах эвены части чума, домашние вещи и прочее размещают на специально предназначенных нартах, которые по устройству и назначению можно разделить на легковые и грузовые.

Легковая нарта используется главным образом для езды налегке (см. цв. вкл.). Сидение покрывается оленьей шкурой, а чтобы она не сползала, ее привязывают к сидению старым арканом или иным ремнем. Иногда туда кладут мешок с мягкими вещами. Нарты данного типа отличаются более тщательной отделкой, менее массивными полозьями, более тонкими и высокими копыльями и небольшой площадью настила. В отличие от грузовой у ездовой нарты копылья прикрепляются к полозьям с помощью тонких кожаных ремешков. Грузовая нарта отличается от легковой большими размерами (она намного длиннее) и весом. Она была прочнее, массивнее, грубее отделана (табл. 1). Эвенская грузовая нарта аналогична эвенкийской: те же бечевочные крепления, те же прямые копылья и другие детали. Только у эвенков грузовая площадка не огораживалась нащепами подобно

Таблица 1
Средние размеры нарт различных типов, см [70, с. 262]

НартаПолозВысота копыльевДлина дугиШирина нартГрузовая площадка
ДлинаШиринав верх, частив нижн. частиДлинаШирина
Грузовая прямокопыльная249,0