Традиционные виды деятельности негидальцев

Освоение предками негидальцев бассейна реки Амгунь проходило в процессе перехода от кочевья на оленях (верховские негидальцы) к оседлости, с постепенным заселением долины реки и ее притоков, берегов озер. Негидальцы в прошлом объединялись в родовые группы. Каждый род имел родовые урочища – это места ловли рыбы и охоты. Родовые границы или урочища определялись строгой закрепленностью за каждым родом.

Основными занятиями негидальцев была охота, рыболовство. Охота на пушного зверя: соболей, лисиц, зайцев, белок, выдр и т.д. Охота на соболя, как и в прошлом, является наиболее приоритетной. Отличительной чертой негидальской охоты на пушного зверя были дальние промысловые походы. Охотник уходил на выбранное заранее место отлова соболя и два – три месяца проводил в тайге. На пушного зверя охотились верхом на оленях, в низовьях Амгуни – пешком с ручной нартой или на лыжах. Лыжи были двух типов – голицы или камусные «сохсила». В поисках соболя охотники выходили к амурскому лиману, на Сахалин, в бассейн Горина и Хунгари. XVII – XVIII вв. китайские сборщики приезжали за пушниной в негидальские стойбища, маньчжурсукие купцы также были частыми гостями этих мест. Добыча дикого оленя и лося имела потребительский характер. Способы охоты не отличались от эвенкийских. Важную роль в жизнеобеспечении негидальцев играла охота на птиц. В больших количествах добывали глухарей, рябчиков, куропаток. За дичью нередко снаряжались экспедиции и на побережье Охотского море, где гнездятся большие колонии гусей и уток.

Негидальская женщина за выделкой бересты.

У верховских негидальцев охота дополнялась оленеводством, преимущественно транспортного типа. Оленей у них было не много. Ездили верхом на оленьих седлах «нэмэ», оленей запрягали и в нарту эвенкийского типа. Негидальцы в низовьях Амгуни держали ездовых собак, которых запрягали в специальную ездовую нарту. На собаках передвигались в основном по замершим рекам. В начале ХХ в. получил распространение зимний извоз на собаках. Транспортное оленеводство не получило распространение.

У негидальцев, обосновавшихся в Амурском лимане и на Охотском побережье, получил распространение морской зверобойный промысел. На промысел нерпы отправлялись небольшими артелями в дощатых плоскодонных лодках « огда». Добывали ее с помощью железного гарпуна. Продукция зверобойного промысла использовалась при изготовлении одежды и обуви, нерпичье мясо и жир употребляли в пищу.

Рыбный промысел в водах Амгуни являлся определяющим в их хозяйственной деятельности, как и охота. Главными объектами рыбного промысла были проходные лососи: горбуша, летняя и осенняя кета. Из местной рыбы важную роль играли осетр, сазан, амур, толстолобик. ИХ начинали добывать уже в апреле. Орудия рыбного промысла – заездки (при добыче лосося), небольшие невода, сети, крючковые снасти. Сети делали из волокон крапивы и дикой конопли, окрашивали их лиственничной корой. Также использовался трезубый гарпун, предназначенный для ленка или сазана, однозубый – для крупной кеты, рыбачили с оморочек. Каждая семья делала для себя большие запасы лосося на зиму. Пойманную рыбу сушили, вялили, коптили и засаливали. Также была и зимняя рыбалка с удочками. Основным средством передвижения по реке была оморочка «омо чин» и долбленка «огдама». Изготавливалась она из коры березы. Один продольный шов и три поперечных челнока стягивались оленьими жилами. Концы оморочки связывались тонкими березовыми ветвями. Управлялась оморочка длинным двухсторонним веслом. Использовали кожу разных пород для приготовления одежды и обуви.

Берестяной балаган. Негидальцы. Уссурийский край, Хабаровский уезд1920-е гг. Из архива Н.А. Липской МАЭ И -1548 -57

В хозяйственно – бытовом укладе жизни негидальцев, как и других коренных малочисленных народов Приамурья, прослеживалось четкое разграничение мужских и женских обязанностей, впоследствии нашедшее отражение в появлении мужского и женского искусства. Мужчины занимались охотой, рыболовством. Женщины занимались изготовлением одежды, заготовкой дикоросов, приготовлением пищи и др. Старшее поколение принимало участие в воспитании подрастающего поколения. Рассказывая сказки, легенды, старики знакомили детей с историей своего народа, окружающим миром, таким образом, передавались народные знания из поколения в поколение.

У негидальцев известны четыре типа жилых каркасных построек: конические, двухскатные, в форме рассеченного цилиндра и прямоугольные с двускатной крышей. Зимним жилищем в низовьях Амгуни служил каркасный однокамерный четырехугольный дом «хагду». Помещение отапливалось двумя – тремя очагами, дымоходы от которых проходили под широкими глинобитными нарами, на которых спали члены семьи. Верховские негидальцы жили в двускатных или пирамидальных домам из плах, засыпанных землей, в небольших полуземлянках с низким срубом на поверхности, или в чумах тунгусского типа. Отапливались помещения костром. С приходом весны негидальские семьи перебирались на жительство в летние селения на притоках, озерах, малых речках. Там жили малыми семьями в «дюкча» – каркасных постройках из жердей, крытых лиственничной или березовой корой, иногда сеном. Дом имел две двери, внутри на уровне потолка устраивался решетчатый помост для копчения рыбы.

Leave a Comment

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.