Декоративно-прикладное искусство нивхов

Орнамент

Фото̥ː http://akmns-khab.ru/нивхи/

Орнамент можно рассматривать как древнейший, «дописьменный» способ графической фиксации информации. В то же самое время, в отличие от письменности, этот способ фиксации информации подразумевает гораздо более условную связь между означаемым и означающим. В результате, хотя узоры орнамента и сохраняются неизменными на протяжении веков, их значения могут меняться. Этот процесс облегчается ещё и тем, что в ранних формах религии связанные с графическими символами понятия сами по себе могли быть довольно расплывчатыми.

Данная ситуация существенно затрудняет для нас расшифровку значений традиционного орнамента, позволяя выделить лишь некоторые общие смыслы. Так, например, далеко не безразличен был цвет орнамента и его фона. Сопоставление праздничной и повседневной одежды показывает, что праздничные халаты украшались более яркими цветами, чаще всего — голубыми, синими, фиолетовыми и зелёными. Таким образом, эти цвета оказываются символически связанными с особыми днями в жизни нивхов. Между тем праздники в традиционной культуре практически всегда имеют культовый характер. Соответственно, надевание соответствующего халата означает для нивха вхождение в особую систему отношений с теми или иными духами. Вероятно, что сами цвета (оттенки синего или зелёного) были ассоциативно связаны с миром воды и окружавшей нивхов тайгой, каждый из которых, как мы уже знаем, наделялся особыми свойствами.

Отражение в орнаменте различных миров подтверждается также растительным и зооморфным характером некоторых его элементов, но при этом орнамент нивхов настолько стилизован, что отображаемая им фактическая основа угадывается с большим трудом. Сами носители традиции в настоящее время сохранили лишь смутные представления о древних значениях своих узоров. Так, на вопрос, что послужило основой одного из зооморфных элементов её орнамента, одна из мастериц с. Кальма ответила: «Тут не просто одна рыба, тут все наши рыбы».

Фото̥ː http://akmns-khab.ru/нивхи/

Воспоминания о символическом значении орнамента сохранились вплоть до последнего времени. Авторам настоящей работы посчастливилось беседовать с Пазиной (Викторией 1971 г. р., нивхкой), руководителем кружка по национальному рукоделию при Центре культуры народов Севера (г. Николаевск-на-Амуре). Она переняла свое искусство непосредственно из рук мамы и бабушки. От них узнала, что национальный орнамент всегда несет смысловую нагрузку. Так, например, с помощью одних завитков изображаются волны, с помощью других — цветы либо другие растения. Можно изобразить и человека в виде стилизованной маски без туловища. По словам информантов, их предки могли рассказывать с помощью орнамента целые истории, но сама Виктория этого уже не умеет.

В том случае, когда речь идёт о культовых предметах, орнамент может сочетаться с использованием образов, не подвергнутых стилизации. Так, например, ритуальные ковши, используемые во время медвежьих праздников, часто включают в себя изображение самого медведя. При этом изображение медведя могло входить в более сложный контекст. Иногда на шее медведя изображается цепь или верёвка. В другом случае деревянная ложка содержит целую скульптурную композицию, изображающую наполовину вылезшего из берлоги медведя, который протягивается к блюду за едой. При этом ложка оканчивается резной деревянной цепочкой, на конце которой подвешена фигурка маленького медведя. На этих примерах можно видеть попытки нивхов запечатлеть свои представления, связанные с медвежьим праздником. По-видимому, логическим развитием этих попыток является появление на ритуальной посуде пиктографических знаков, которые отражают содержание ритуала более полно и объемно.

Фото̥ː http://akmns-khab.ru/нивхи/

Этнографическое собрание Музея антропологии и этнографии Российской академии наук (Санкт-Петербург) располагает ритуальной ложкой, на которой пиктографически отображены обстоятельства, при которых был убит медведь. На её ручке изображены следы лап медведя, с помощью прямоугольника обозначена лодка, нарезки показывают следы охотника, а фигура, напоминающая букву «Е», — трёх охотников с ружьями в засаде. Если внимательно изучать пиктографические рисунки нивхов на ритуальных ковшах и ложках, то можно увидеть, что здесь существуют свои определённые законы композиции, стремление выделить основные смысловые моменты, а второстепенные отвести на задний план. Пиктография у нивхов — это хроника охоты, отражённая в скульптуре и своеобразном письме, хроника индивидуальных событий.

Развивая эту мысль, хотелось бы заметить, что хотя данные рисунки и воспроизводят «хронику индивидуальных событий», но при выделении в индивидуальных событиях «основных смысловых моментов» возникают образы, имеющие важное социокультурное значение. Эти образы освящают деятельность охотника, выделяя её кульминационные моменты, прославляя те личные качества, которые ведут к достижению желаемой цели, формируя желание быть удачливым охотником.

В ходе вовлечения в ритуальную деятельность практически любой предмет или явление наделялись особым смыслом и, соответственно, становились носителями определённой культурной информации. Так, например, домашний очаг в ходе кормления «хозяйки» и «хозяина» очага символически замещал этих существ. При подношении духам предков производилось кормление углов дома, которые таким образом ставились в ассоциативную связь с образами предков. Наделение внешних объектов дополнительным смысловым значением порождало возникновение вторичных знаков, подобно тем, которые мы выявили ранее в фольклоре, но с той существенной разницей, что здесь в качестве означающего первого порядка выступал образ какого-нибудь материального предмета.

Источникː http://www.slovoart.ru/node/1957

Leave a Comment

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.