Тофалары: История происхождения

КАРАГАСЫ В XVII-XX ВЕКАХ.

Тофалары не отказались от своих религиозных верований даже после принудительного обращения в христианство. Важное значение в их жизни имеют шаманские обряды.

Древнейшие неолитические памятники на территории Тофаларии принадлежали охотникам и собирателям. По названиям рек можно предположить, что дотюркским населением этого района были самодийские, кетские и, вероятно, тунгусские племена. На рубеже первого тысячелетия н.э. у них появилось оленеводство. Происхождение же карагасской этнической группы и начало формирования хозяйства, в основу которого легли охота и оленеводство, относятся к VI-VIII вв. н.э. Но и в дальнейшем, ведя кочевой образ жизни, карагасы не могли не подвергаться влиянию соседних племён. Большое сходство в материальной и духовной культуре с тюрками Южной Сибири и самоедоязычным населением Северной Сибири, вероятно, говорит о достаточной гибкости в культурной преемственности. Интересно, что по языку карагасы – тюрки, а по образу жизни, способам хозяйствования они ближе к народам Севера.

Например, самые распространённые предметы быта имеют аналоги с предметами материальной культуры тувинцев-тоджинцев, алтайцев, шорцев. Они близки даже по названиям. Духовная культура и религиозные представления тофаларов во многом схожи с большинством культур сибирских народов-шаманистов. Аналогичные религиозные обряды тофов имеются у тувинцев-тоджинцев, эвенков, отдельных групп бурят. Существует аналог и шаманскому костюму карагасов (тофаларов) – это костюм тувинцев. По мнению С.И. Вайнштейна “почти полное сходство шаманства восточных тувинцев с карагасским, а также существенные элементы сходства с шаманством самодийских народов, в том числе расселённых на Крайнем Севере (нганасаны), объясняются участием самоедоязычных групп в этногенезе восточных тувинцев, а также ближайшим этническим родством последних с карагасами”.

Кроме того, такая консервативная сторона духовной жизни, как погребальный обряд, погребальные конструкции, схожи в основном с обрядами северных этнических групп: эвенков, ненцев, якутов. Мельникова Л.В. предполагает, что тяготение в погребальном обряде к северу возможно и есть тот отголосок малоизученной этнической истории карагасов, отголосок давних влияний самоедоязычных и палеоазиатских групп, когда карагасы территориально находились в непосредственной близости к ним.

Тофалары являются автохтонным населением Тофаларии — исторической области Восточного Саяна

ГИПОТЕЗЫ ПРОИСХОЖДЕНИЯ.

Тофалары являются автохтонным населением Тофаларии — исторической области Восточного Саяна

Вопрос о происхождении карагасов сложный и до сих пор остаётся открытым. Это был долгий этнический процесс, протекавший в течение многих веков в Саянах и на сопредельной территории Южной Сибири.

Очевидно, в конце I-го тысячелетия до н.э. в этот регион продвинулись самодийские группы, а не позднее середины I-го тысячелетия н.э. кетоязычные племена (кетское влияние прослеживается в родовом составе карагасов, топонимике и др.).

Решающее влияние на завершающем этапе генезиса карагасов оказали тюркские племена Туба (впервые этот этноним упоминается в китайских хрониках середины I-го тысячелетия в форме Дубo). По-видимому, первыми были тюркизированы кетские и лишь затем самодийские родоплеменные группы, участвовавшие в этногенезе карагасов.

В XIII веке в Саяны проникли и монгольские группы, которые довольно быстро были ассимилированы в местной тюркоязычной среде, но всё же, несомненно, оказавшие своё влияние на формирование местных этносов. С.И. Вайнштейн и Н. Бичурин считали, например, что сложение карагасов в отдельный этнос с общетюркским языком завершилось только к XIX веку.

И. Георги писал “…Каракассы принадлежат к небольшим остаткам красноярских народов Семоядского племени. Статься может, что во время воинственных беспокойствий собрались из беглецов, по крайней мере, не упоминается об них… в истории о завоевании Сибири. Язык их Семоядское наречие и при том не столько испорченное, как у многих других остатков Семоядского племени”.

М. Кастрен считал тофов отатарившимися самоедами или смешавшимися с самоедами качинцами. По его мнению, на это указывает появление у карагас новых родов: Ирге, Тарак, Йогды и Богожи (Богоше). Причём род Богожи считался чужим, переселившимся вместе с родами Тулай и Чептей из Тункинского района. Кастрен на основании изучения языково-этнографического материала по северным самодийским и саяно-алтайским группам выдвинул гипотезу саянского происхождения самодийских групп. Советский этнограф, лингвист Г.Н. Прокофьев, сопоставляя языки, материальную культуру и этнонимы различных самодийских групп, подтвердил гипотезу Кастрена.

Д.А. Клеменец отмечал, что “карагасы говорят тюркским языком, но у них сохранились ещё слова какого-то древнего языка, вероятно из какого-нибудь самоедского наречия, обличающее их нетюркское происхождение. Олень, например, у сибирских тюрков енисейской губернии называется ак-ких – белая коза. Для них олень не домашнее животное, а дикое. Карагас, знавший оленя с незапамятных времен, называл его нетюркским словом – эби. У енисейских тюрков (качинцев, бельтир, сагаев, кизыльцев, койбалов) не осталось следов поклонения медведю, карагасы до сих пор, убив медведя, хоронят с почестями его голову. У всех тюрков медведь называется – аба, у карагасов – ирезэ”.

В. Радлов считал, что тофы находятся в близком родстве с сойотами или якутами.

Н. Козьмин считал тофов чистыми тюрками. Л.Н. Гумилев относил их к южносибирским лесным народам.

Н. Катанов и Н. Аристов приняли тофов за представителей одного с урянхайцами племени. Во-первых, потому что оба эти племени называют себя одинаково – туба, а во-вторых, потому что наречия их очень схожи. Считается, что карагасы обособились от северо-восточных тувинцев-тоджинцев после 1757 года, когда с падением Джунгарии Тува была покорена маньчжурской (дайцинской) династией Китая. Тогда значительная часть их осталась на территории русского государства, на своих кочевьях в Восточных Саянах, где они были известны под названием карагасы. Родственная и длительная культурно-историческая связь тувинцев-тоджинцев и карагасов оказалась разорванной почти на два столетия. Один из родов (Чептей) Катанов относил к выходцам из Монголии.

Профессор Б.Э. Петри в свою очередь подтвердил наличие в языке карагас тюрко-татарского и самоедского языков.

Однако все ученые почти единодушно считали, что карагасы – это осколок некогда существовавшего большого народа и когда-то занимавшего огромную территорию – от верховьев Енисея до Тунки.

В СЕРЕДИНЕ XX ВЕКА НОВЫЕ ГИПОТЕЗЫ.

С.И. Вайнштейн, М.Г. Левин и Ю.Г. Рычков на основе антропологических и этнографических данных высказали предположение о близости тувинцев-тоджинцев, тофов и западных эвенков, объединённых одним катангским типом байкальской расы.

О близком родстве саянских народов также свидетельствовал Б.О. Долгих, проведя исследования по фиксации сбора ясака среди народов Сибири. Он подчёркивает, что в XVII веке карагасы не представляли какого-либо единства. Они образовывали самостоятельные роды, один из которых (Югдинский) вошёл даже в состав тувинцев-тоджинцев.

В.И. Рассадин, изучая язык тофов, наметил основные этапы его исторического развития. Он считает, что первоначальным ядром предков тофов являлись какие-то кетоязычные роды, перенявшие язык древних тюрков. Позднее к ним примкнули самоедоязычные. Тюркский язык у них, очевидно, сложился до XIII века, возможно, в VI – VIII веках, во времена тюркского каганата при господстве тюрков-тукюэ. Затем тофы попали под влияние уйгурского каганата, государства кыргызов, монгольской империи. А в XVII веке русские застали тофов данниками западно-бурятских князцов. С XVII века тофаларский язык испытывает мощное влияние русского языка. Кроме того, В.И. Рассадиным и В.М. Неделяевым в языке тофов были обнаружены целые пласты лексических заимствований из древнего и современного монгольского языка, тунгусских языков, а так же какие-то древние рудименты более древних языков, следов которых не обнаружено в говорах других народов Центральной и Северной Азии.

Группа исследователей Э. Львова, И. Октябрьская, А. Сагалаева и М. Усманова как бы подводят черту под предположениями исследователей первой половины XX века: «Тюркоязычные народы Южной Сибири: алтайцы, хакасы, тувинцы, шорцы и тофалары составляют коренное население Саяно-Алтайской историко-этнографической области. Эти народы близки по происхождению, культуре и этнической истории, их языки входят в восточно-хуннскую ветвь тюркских языков…»

Также существует версия, что тофалары, тувинцы-тоджинцы, окинские сойоты и монгольские цаатаны (духа) являются осколками некогда единого реликтового саянского этноса, основой хозяйства которого была охота и оленеводство.

http://www.tofalaria.ru

Leave a Comment

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.