Форма социальной организации орочей

Орочи делились на патрилинейные роды: Акунка, Мулинка, Намунка, Ёминка, Бисанка, Тыктэмунка, Пунэдинка, Кэпинка, Ауканка, Сиочонко, Хутунка, Бэхинка и Эхэмунка. Некоторые из родов (Самандига, Мэудэнка, Сэнгкиэнгкэн, Эдеси, Дялианка, Кангунка, Саундика, др.) исчезли к началу ХХ в.: вошли в состав других орочских родов или ульчей или вымерли. Названия большинства родов связаны с географическими объектами – скалами, реками, пещерами и т.п., а также с названиями птиц, животных, растений. Род представлял собой религиозно-брачное экзогамное объединение, характерной чертой его была дислокальность. Между семьями отдельных родов, а иногда и с подразделениями соседних этносов заключались дружеские экзогамные союзы (духа).

Группировка духа не была постоянной, в нее можно было входить, из нее иногда выходили. Членские сообщества помогали друг другу, одиноким вдовам, инвалидам. Возглавлял духа экономически сильный и многочисленный род. Наиболее известные духа – Акунка духани (союз орочских родов Акунка, Хутунка, Сиочонко, Самандига, а также нанайских родов Самар, Гаер, удэгейских родов Суланндига, Пудя); Ёминка духани (союз орочских родов Ёминка, Ауканка, Пунэдинка, Дялианка; ульчских родов Мэудэнча, Сэнкиен, Эдеси; нанайского рода Онинка; удэгейского рода Камидига); Намунка духани (союз родов – орочских Намунка, Мулинка, Тыктэмунка; нанайских Хэджер, Тумэли); Бисанка духани (союз 3 родов – орочского Бисанка, нанайского Киле, айнского Куи); Кэпинка духани (орочские роды Кэпинка, Каундя, нанайский род Одзял).

Между некоторыми орочскими родами – Ёминка и Хутунка, Акунка и Намунка, Бисанка и Сиочонка, др. – существовали отношения – сэнги, вытекающие из взаимных браков.

Основной формой социальной организации была территориально-соседская община, состоявшая из всех жителей селения, включая иноэтничных. Существовали большие (хигады) и малые (нугги) семьи; каждая семья являлась самостоятельной экономической единицей. Как правило, все члены общины, семьи различной родовой принадлежности, были связаны родственными брачными отношениями. Положение женщины было сравнительно независимым. За невесту платили калым – котлами, шелковыми халатами, копьями, украшениями, деньгами, в прошлом существовала отработка за жену. Жена приносила в семью мужа приданое, обычно равное стоимости уплаченного калыма. Одной из форм заключения брака был взаимный обмен сестрами, вплоть до начала ХХ в. бытовал левират. Заботу о воспитании детей брали на себя не только родители, но и дядя по матери (авункулат). Были распространены неравные по возрасту браки, многоженство.

Сохранялись родовая и общинная взаимопомощь, межродовые суды, кровная месть – в качестве исчезающего пережитка. Существовала коллективная собственность на охотничьи и рыболовные промысловые угодья (в особом положении находились места добычи соболей). С развитием торговых отношений и товарного пушного и рыболовного промыслов появились частная собственность и имущественное неравенство. В конце XIX в. выделилась зажиточная верхушка, занимавшаяся посреднической торговлей и ростовщической эксплуатацией сородичей. Некоторые орочи стали поступать наемными рабочими на русские рыбопромышленные предприятия на побережье Японского моря.

Leave a Comment

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.