лого цифровизация 5

ARCTIC MULTILINGUAL PORTAL

National Archive
of the Republic of Sakha (Yakutia)

Берёзовский мамонт
(публикация документов)

Саввина Е.В. «Дикое племя, известное под именем чукчей»
(публикация документов).//Якутский архив. – 2013. – С.66. – 73.

Елизавета Валерьевна Саввина, главный архивист НА РС (Я), к.и.н.

В описи № 1 фонда № 17-и «Колымское окружное полицейское управление» хранится дело № 1715 об обнаружении осенью 1900 г. на берегу реки Берёзовой Колымского округа отлично сохранившейся туши мамонта. Первоначально эту тушу нашёл эвен Семён Тарабукин. Он сообщил о находке казаку И.Н. Явловскому, который доложил о мамонте в Колымское окружное полицейское управление, причём в качестве первооткрывателя указал себя. Весной 1901 г. о мамонте узнали в столице Российской империи и с апреля начали готовить научную экспедицию в Якутскую область. Летом 1901 г. на место обнаружения туши прибыла экспедиция из Санкт-Петербурга. В её состав вошли зоолог О.Ф. Герц, препаратор Е.В. Пфицельмайер и геолог Д.П. Севастьянов. Они подтвердили ценность и эксклюзивность находки. Экспедиция работала в Колымском округе с августа по ноябрь 1901 г., после чего останки берёзовского мамонта были тщательно упакованы и отправлены в Зоологический музей Академии наук в г. Санкт-Петербурге. И.Н. Явловский в качестве первооткрывателя берёзовского мамонта получил денежное вознаграждение – 700 рублей. После протеста, поданного настоящим первооткрывателем Семёном Тарабукиным, Явловский выплатил ему причитающуюся долю.

В Санкт-Петербурге останки мамонта были подвергнуты анатомическому, гистологическому и биохимическому анализу. Берёзовский мамонт – одна из самых известных в мире палеонтологических находок. По результатам исследования данных останков в разных странах мира был опубликован ряд научных трудов. Были исследованы и остатки пищи, обнаруженные в желудке и ротовой полости мамонта. Данные останки до недавнего времени считались самыми сохранёнными из обнаруженных в мире подобных находок. Чучело, скелет и внутренности берёзовского мамонта по сей день выставлены в Мамонтовом зале Зоологического музея.

Дело № 1715, в котором хранятся данные документы, состоит из 41 листа. Большинство документов – формата А 4 (предписания, отношения, донесения, прошения и др.), также подшиты телеграммы на стандартных бланках. Физическое состояние дела удовлетворительное, оно переплетено в мягкую обложку. Текст написан чернилами, читается без затруднений. Название дела: «Дело об обнаружении на берегу реки Берёзовой Колымского округа останков мамонта, их исследовании». Крайние даты: 28 ноября 1900 г. – 28 августа 1913 г. В деле выявлены материальные ценности в виде одной сургучной печати и одной гербовой марки.

По делу № 1715 в НА РС (Я) составлены следующие тематические карточки:

  1. Об обнаружении колымским казаком Явловским Иннокентием Николаевичем останков мамонта на берегу реки Берёзовой (заявление Явловского И.Н. от 28 ноября 1900 г.)[i]
  2. Описание останков мамонта, обнаруженных в 1900 г. на берегу реки Берёзовой (рапорт помощника колымского окружного исправника Горна Н.Л. от 10 января 1901 г.)[ii]
  3. О выезде из г. Санкт-Петербурга в Колымский округ учёной экспедиции для исследования останков мамонта, обнаруженных в 1900 г на берегу реки Берёзовой (предписание якутского губернатора от 6 июня 1901 г.)[iii]
  4. О выезде из г. Санкт-Петербурга в Колымский округ в составе учёной экспедиции для исследования останков мамонта, обнаруженных в 1900 г на берегу реки Берёзовой, старшего зоолога Зоологического музея Герца О.Ф., старшего препаратора Зоологического музея Пфицельмайера Е.В. и студента-геолога Юрьевского университета Севастьянова Д.П. (предписание якутского губернатора от 6 июня 1901 г.)[iv]
  5. О доставке в г. Среднеколымск останков мамонта, обнаруженных на берегу реки Берёзовой, для дальнейшей транспортировки их в г. Санкт-Петербург (отношение помощника колымского окружного исправника Горна Н.Л. якутскому губернатору от 2 ноября 1901 г.)[v]
  6. О получении колымским казаком Явловским Иннокентием Николаевичем вознаграждения в 300 рублей, отправленных Императорской Академией наук за обнаружение Явловским в 1900 г. скелета мамонта (отношение Колымского окружного полицейского управления Императорской Академии наук от 17 апреля 1903 г.)[vi]
  7. Об обнаружении ламутом Уяганского рода Колымского округа Тарабукиным Семёном на берегу реки Берёзовой останков мамонта и присвоении права их открытия колымским казаком Явловским Иннокентием Николаевичем (заявление Тарабукина С. от 16 апреля 1907 г.)[vii]
  8. Об отправке канцелярией Императорской Академии наук (г. Санкт-Петербург) в г. Среднеколымск 400 рублей для передачи казаку Явловскому Иннокентию Николаевичу за обнаружение им в 1900 г. скелета мамонта (квитанция от 25 января 1907 г.)[viii]

Предлагаем вниманию читателей некоторые документы из истории обнаружения этой уникальной находки.

Вступительная статья и публикация документов подготовлены главным архивистом НА РС (Я) Е.В. Саввиной.

[i] НА РС (Я). Ф. 17-и. Оп. 1. Д. 1715. Л. 1 – 2.

[ii] Там же. Л. 6 – 9.

[iii] Там же. Л. 22.

[iv] Там же.

[v] Там же. Л. 26-27.

[vi] Там же. Л. 36.

[vii] Там же. Л. 37-38.

[viii] Там же. Л. 39.

Заявление колымского казака Иннокентия Николаевича Явловского  об обнаружении им останков мамонта

Казака Колымской команды Иннокентия Николаевича Явловского

Заявление

Как мне известно, издавна ещё делались попытки к розыску целого мамонта. Едва проходил какой-нибудь слух о находке будто бы мамонта, как местная администрация, начиная с бывшего в 60-х годах исправником в Колымске барона Майделя и кончая нынешним колымским исправником В.В. Гуляевым, тотчас же приступала к расспросам и расследованиям о месте нахождения мамонта, немедля и, невзирая на время года и на неудобство пути, выезжала на указываемое место и вообще обнаруживала в этом деле немало энергии и заботливости. Однако ж, как известно это и полицейскому управлению, все эти разъезды, хлопоты и заботы не приносили до сих пор желанного результата, так как на указываемом месте или вовсе не оказывалось мамонта или же оказывались лишь полусгнившие части тела, не дающие ясного представления о целом мамонте. Известно мне также, что за находку целого мамонта обещана была большая денежная награда и чуть ли не Академией наук. Поэтому станет вполне понятным, что бродя постоянно по тайге за промыслом зверя и за розыском мамонтовой кости, дающими мне средства к жизни, я постоянно, вот уже в течение многих лет, прилагал старания к тому, чтобы обнаружить где-нибудь место нахождения мамонта. Наконец ныне осенью мне это удалось – мною найден целый и почти совершенно сохранившийся мамонт. Находится найденный мною мамонт в Колымском округе, на левом берегу речки Берёзовой (в тексте документа везде – «Берёзовка». – Е.С.), впадающей в реку Колыму с правой стороны в 100 верстах ниже г. Среднеколымска. Проезд на указываемое мною место признаю наиболее кратчайшим и более удобным с заимки «Быстрой» (в 160 верстах от г. Среднеколымска), от которой, направляясь в юго-восточном направлении прямо по тайге до найденного мною мамонта будет, по моим расчётам, около 140 вёрст; если же ехать по речке Берёзовой, то, благодаря её чрезвычайной извилистости, расстояние это должно быть, по крайней мере, утроено. Находится найденный мною мамонт в 20 примерно саженях от берега речки Берёзовой на скате высокой горы под образовавшимся над ним курганом. Стекающая с горы весною снеговая вода размыла часть кургана и обнаружила, таким образом, голову, спину и часть задней ноги мамонта, каковые части его тела и видны теперь на поверхности земли. Находится мамонт полулежачем положении, так что голова его, уткнувшись подбородком в землю, находится почти в перпендикулярном положении; на спине, которая, по-видимому, прежде других частей тела обнаружилась из-под земли, от гнилости образовалось небольшое отверстие, чрез которое, таким образом, беспрепятственно можно проникнуть внутрь тела мамонта; передние ноги не видны, так как или подогнуты под мамонтом, или же, если выпрямлены, то находятся под землёю. Задних ног также не видно, но на предполагаемом месте нахождения их заметно столбообразное утолщение почвы. Чтобы не возбудить сомнения в справедливости находки мною мамонта, мною взяты от него следующие части: 1. Рог весом 1 пуд 30 фунт. 2. На видимой части заднего стегна (т.е. бедра. – Е.С.) вырезаны два небольших куска – не более ладони взрослого человека, из которых один – образчик кожи мамонта, а другой – кожи с прилегающим к ним нетолстым слоем мяса. 3. Небольшая часть желудка, в который я проник чрез образовавшееся на спине от гниения отверстие. 4. Весьма небольшая часть содержимого в желудке, представляющая из себя непереваренную массу травы и мха. 5. Немного шерсти, которой были покрыты видимые части мамонта.

Заявляя о вышеизложенном и представляя при сем все перечтённые предметы, взятые мною от мамонта, я покорнейше прошу Колымское окружное полицейское управление в возможно скором времени, проверив настоящее моё заявление чрез кого-либо из членов полицейского управления, представить на благоусмотрение высшего начальства, и вместе с тем не отказать в ходатайстве пред ним о выдаче мне вознаграждения за находку мамонта. К сему считаю нужным добавить, что если будет признано необходимым сохранить мамонта неприкосновенным в настоящем его виде до лета, то во избежание дальнейшего размыва кургана, под которым находится мамонт, весенними снеговыми водами, я полагал бы необходимым укрепить курган, в противном случае мамонту может грозить опасность свалиться в речку. 28 ноября 1900 года. Город Среднеколымск. Казак Колымской команды Иннокентий Николаевич Явловский[i].

[i] Там же. Л. 1 – 2.

Рапорт помощника колымского окружного исправника Николая Леопольдовича Горна с описанием останков мамонта

Его Высокоблагородию господину
колымскому окружному исправнику
[от] помощника исправника Горна

Рапорт

Согласно личного распоряжения Вашего Высокоблагородия, я в половине декабря (т.е. в середине декабря. – Е.С.) м.г. предпринял поездку для осмотра мамонта, о находке которого [в ноябре 1900 г.] заявлено казаком Колымской команды Иннокентием Явловским.

О поездке этой имею честь доложить следующее: 15 декабря я с сопровождающими меня людьми выехал c заимки «Быстрой», отстоящей от г. Среднеколымска в 160 верстах. Так как ехать предстояло по тайге, по совершенно безлюдным местам и без всяких дорог, то поездку эту пришлось предпринять верхом на лошадях. Не существует здесь другого способа передвижения и летом, так как река Берёзовая, на берегу которой обнаружен труп мамонта, крайне извилиста, мелководна и изобилует перекатами, а потому поездка, по вскрытии реки, на лодке, вряд ли возможна; к тому же поездка подобного рода, благодаря чрезвычайной извилистости Берёзовой, оказалась бы, по крайней мере, в три раза длиннее прямого пути по тайге.

Выехав с заимки «Быстрой» и перебравшись на правый берег реки Колымы, мы всё время держались восточного направления, временами лишь уклоняясь к юго-востоку. Пройденный нами, таким образом, путь пролегал то чрез хребты горы, то по болотам, покрытым довольно высоким кочкарником, то по озёрам и лесным зарослям. Летом, как видно, местность эта изобилует разного рода водоёмами, благодаря множеству речек, стекающих с горных хребтов. Несмотря на это, проезд здесь летом, как уверяли меня мои проводники, вполне возможен.

Чтобы сберечь силы наших лошадей, которым приходилось по колено, а иной раз даже и по брюхо брести по снеговой целине, питаясь при том исключительно подножным кормом, ими же самими добываемым из-под снегу, дневные переезды пришлось делать всего в 30-40 вёрст. Путешествуя таким образом, 18 декабря мы прибыли, наконец, к месту нахождения мамонта.

Берега реки Берёзовой в этом месте глинистого образования: правый берег низкий; левый, напротив, возвышенный и покрыт довольно толстым лиственничным лесом. Так как речка образует здесь излучину, то левый берег её, где собственно и найден мамонт, носит на себе ясные знаки размыва его рекою; независимо от сего, в то время как верхние пласты почвы, будучи покрыты довольно значительным растительным покровом, защищены от действия солнца и размыва весеннею и дождевою водою, ниже их лежащие пласты, подвергаясь такому действию, постепенно разрушаются и уносятся водою, благодаря чему верхние пласты, не имея под собою опоры, время от времени обваливаются. Ввиду этого, описываемый мною левый берег Берёзовой имеет вид яра со значительным, до 100 приблизительно саженей, уклоном. Почти посредине этого уклона находится огромная бесформенная глыба, сохраняющая в своих недрах мамонта. В верхней и более возвышенной части этой глыбы мною найдена голова мамонта, нижнею своею частью уткнувшаяся в землю; к сожалению, верхние части нижних личных костей головы обрублены промышленниками, добывавшими клык мамонта. Голова оторвана прямо по черепной коробке и не имеет при себе ни одного шейного позвонка; покрыта вполне сохранившеюся кожею каштанового цвета; глаза залеплены примёрзшею глиною, отделять которую от глаз я не решился; при измерении расстояния между глазами, таковое оказалось в 15 вершков. Непосредственно под головою, но, по-видимому, совершенно отделённые от неё, находятся складки кожи, образуя с видимой стороны как бы блюдо, на котором лежит голова; далее видна часть тела мамонта, лежащая по длине уклона горы и прикрытая довольно толстым слоем совершенно смёрзшейся глины; видимая из-под земли часть тела есть, вероятно, левый бок мамонта, как то можно заключить по свободным концам четырёх рёбер, симметрично расположенных и не имеющих на себе следов механического повреждения. Как обнажение рёбер, так и захватывающее часть живота отверстие образовалось от гниения; чрез это отверстие доступ к желудку совершенно беспрепятственный; из желудка мною вынута часть содержимого, которое оказалось не вполне переваренною травою, служившею для мамонта пищею.

Отделённый от желудка небольшой кусочек жира, будучи подожжён, довольно долго горел совершенно ярким белым огнём и издавал запах обыкновенного животного жира. Остальные части тела уходят под почву, а потому точно определить, какие именно части тела находятся на виду, не произведя полной раскопки, – нельзя было. Представленные казаком Явловским при его заявлении различные образчики кожи, мяса и шерсти мамонта взяты им действительно от мамонта, который был осмотрен и мною.

В заключение я должен доложить, что на основании сделанного мною осмотра различных частей тела мамонта, я без полной раскопки их из-под земли, не могу взять на себя смелости утверждать, что здесь находится совершенно целый мамонт, хотя нет основания и к противоположному утверждению. С большею же уверенностью могу высказать лишь предположение, основанное на осмотре как местности, так равно и глыбы, под которою находится мамонт, что, по-видимому, глыба эта вместе с мамонтом, оторвавшись от вышележащих слоёв почвы, свалилась на то место, где она в данное время находится, причём при падении разбилась на неравномерные два куска, из которых один содержал в себе голову мамонта, а другой – больший – остальную часть тела.

Глыба, хранящая под собою мамонта, мне кажется, не грозит дальнейшим падением, но если раскопка мамонта не может быть произведена раньше лета, то чтобы уберечь глыбу от дальнейшего размыва весеннею водою и дождями и предохранить части тела мамонта, находящиеся в данное время снаружи, от гниения, необходимы будут кое-какие работы, как, например, отводные канавы для стока воды, засыпка обнажившихся частей тела мамонта землёю и проч. Лучшим временем для раскопки мамонта должен быть признан май месяц, когда почва уже несколько оттает от мерзлоты, а обнажившиеся из-под земли части тела мамонта не успеют ещё подвергнуться дальнейшему гниению от действия солнечных лучей.

Помощник колымского окружного исправника Н. Горн.

Город Среднеколымск.

10 января 1901 г.[i]

[i] Там же. Л. 6 – 9.

Телеграмма иркутского генерал-губернатора якутскому губернатору о выезде из г. Санкт-Петербурга в Колымский округ экспедиции Императорской Академии наук

23 апреля 1901 г.

 Академия наук просит принять меры к охранению открытого на реке Берёзовой трупа мамонта, так как 28 апреля выезжает экспедиция для исследования трупа и доставления его в Петербург; благоволите немедленно распорядиться строгой охраной, [об] исполнении телеграфируйте. Генерал-губернатор Пантелеев[i].

[i] Там же. Л. 13.

Отношение якутского губернатора колымскому окружному исправнику о выезде экспедиции Императорской Академии наук

Колымскому окружному исправнику
[от] якутского губернатора

 6 июня 1901 г.

 В составе экспедиции, снаряжённой Императорской Академией наук в Колымский округ для раскопки трупа мамонта и доставления его в Санкт-Петербург, назначены следующие лица: исправляющий должность старшего зоолога Зоологического музея академик О.Ф. Герц, исправляющий должность старшего препаратора музея Е.В. Пфицельмайер (в тексте – «Пфиценмайер». – Е.С.) и студент Юрьевского университета, [геолог] Д.П. Севастьянов, которые ныне же отправляются в Колымск.

Давая знать об этом, поручаю особой заботливости Вашего Высокоблагородия принять все зависящие от Вас меры к оказанию полного содействия, в чём встретится надобность, членам названной экспедиции, как при раскопке трупа мамонта на р. Берёзовой, так и по перевозке его с места раскопки чрез вверенный Вам округ.

Губернатор В. Скрыпицын[i]

[i] Там же. Л. 22.

Отношение помощника колымского окружного исправника Н.Л. Горна якутскому губернатору о принятии мер к сохранению останков мамонта до приезда научной экспедиции

Господину якутскому губернатору
[от] управляющего Колымским округом
[Н.Л. Горна]

14 августа 1901 г.

Вследствие распоряжения Вашего Превосходительства о принятии мною всех зависящих мер к самому тщательному сбережению и охранению остатков мамонта, найденных на р. Берёзовой, каковое распоряжение сообщено мне якутским окружным исправником, имею честь донести, что как по отношению к охранению и сбережению остатков найденного мамонта, так равно и к возможному облегчению трудностей путешествия командированной для исследования остатков мамонта экспедиции, мною приняты все зависящие и возможные меры, так: командирован ныне же казак Явловский (заявивший о находке остатков мамонта), причём ему даны точные инструкции, коими он должен руководствоваться в видах сбережения остатков мамонта; при встрече ламутов, кочующих иногда за промыслом в пределах, прилегающих к реке Берёзовой, предложено хотя бы одной юрте далеко не откочёвывать, так, чтобы её можно было разыскать в том случае, если бы едущую экспедицию пурга и непогода заставили бы искать приюта; даже если бы для экспедиции потребовалось на месте нахождения остатков мамонта соорудить хотя бы небольшую избушку, то для сего также изысканы способы; дано знать о держании наготове лошадей, сёдел и проч. Обо всём вышеизложенном долгом своим считаю донести Вашему Превосходительству[i].

[i] Там же. Л. 17 – 18.

Письмо помощника колымского окружного исправника Н.Л. Горна колымскому казаку И.Н. Явловскому о подготовке провизии для членов экспедиции Императорской Академии наук

Иннокентий Николаевич!

Третьего дня приехал сюда начальник экспедиции, [О.Ф. Герц], командированный сюда для исследования мамонта. Через три дня мы выезжаем с ним из города. На «Быстрой» (заимка. – Е.С.) необходимо заготовить 15 лошадей для проезда к мамонту; кроме того, необходимо будет приобрести корову на убой и коня или кобылу, лучше было бы коня, так как на нём можно бы было что-нибудь довезти до мамонта, а потом уже убить его; кроме того, надо будет 3 пуда чировой юколы и рыбьего жиру. Рабочих здесь нанято двое – Гамбаев и Иванов, первый по 2 р. платы в сутки, второй – 1 р. 50 к. Двое остальных членов экспедиции [Е.В. Пфицельмайер и Д.П. Севастьянов] прибудут сюда не ранее, как дней через 7-10.

Н. Горн.

Пятница,24 августа 1901 г.

г. Среднеколымск[i].

[i] Там же. Л. 24.

Отношение помощника колымского окружного исправника Н.Л. Горна якутскому губернатору о подготовке останков мамонта к транспортировке в г. Санкт-Петербург

Господину якутскому губернатору
[от] управляющего Колымским округом Горна

 2 ноября 1901 г.

 26 октября в Среднеколымск возвратилась экспедиция, командированная сюда Академией наук для исследования найденного на р. Берёзовой мамонта. Цель экспедиции достигнута в настоящее время вполне. Скелет найденного мамонта оказался почти полным, за исключением нескольких переломленных костей; все четыре конечности, грудь и правый бок также совершенно целы; пострадал лишь левый бок трупа от действия солнечных лучей и расхищения дикими зверями, вследствие того, что был обнажён из-под земли. В желудке, также вполне сохранившемся, между зубами, а также и на языке обнаружены остатки непереваренной пищи. Все части трупа, а также и кожа доставлены уже в Среднеколымск замороженными, в каковом виде предполагается совершить и дальнейшую доставку их до Петербурга.

Отсюда экспедиция предполагает выехать числа 10-15 ноября.

Обо всех настоящих сведениях, полученных мною от начальника экспедиции – зоолога О.Ф. Герца – имею честь донести Вашему Превосходительству[i].

[i] Там же. Л. 26 – 27.

Заявление ламута Уяганского рода Колымского округа Семёна Тарабукина об обнаружении им останков мамонта и присвоении колымским казаком Явловским И.Н. права их открытия

В Колымское окружное полицейское управление
[от] ламута Уяганского рода
Колымского округа Семёна Тарабукина

Заявление

Мне сделалось известным, что Императорскою Академией наук ныне высланы 400 руб. для выдачи казаку Колымской команды Иннокентию Явловскому, следующие последнему в вознаграждение за находку мамонта.

Выдачу означенных денег Явловскому я покорнейше прошу Колымское окружное полицейское управление приостановить, так как деньги эти должны принадлежать мне по следующим данным.

Найденный в 1900 году Явловским мамонт в действительности найден мною, а не Явловским.

Бродя постоянно по тайге и тундрам в погоне за промыслом, составляюшим единственное и главное средство наше к существованию, я случайно обнаружил, идя по р. Берёзовой (в тексте – «Берёзовка». – Е.С.), на левом берегу последней труп мамонта. Считая, вообще, такого рода находку ценною, но, будучи вместе с тем, человеком тёмным, крайне несведущим, я не знал, как поступить в этом случае, а потому вышел на заимку «Быстрая», где о своей находке рассказал казакам Василию Григорьевичу Берёзкину, Николаю Берёзкину и инородцу Николаю Сыроватскому и просил их совета, как поступить, или же, чтобы они заявили, кому следует, о найденном мамонте, но они от всякого участия в этом деле отказались, тогда я рассказал о своей находке казаку Иннокентию Явловскому, которому и показал место нахождения мамонта. Осмотрев указанное мною место, Явловский обещал мне дать половину того вознаграждения, которое он получит за открытие и указание мамонта.

Но вот протекло почти уже семь лет, а я не получил от Явловского за указанную ему мною целую находку ни копейки, между тем как мне известно, что он уже ранее получил 400 руб., да теперь ему выслано ещё 400 руб.

Об условии нашем, что я должен за найденного мною мамонта получить половинную часть вознаграждения, какое будет дано Императорскою Академией наук Явловскому, известно также бывшему колымскому исправнику г. Гуляеву, при котором между мною и Явловским состоялось соглашение в этом именно смысле.

Таким образом, присланные ныне Академией наук для выдачи Явловскому 400 руб., повторяю, по совести и законному праву, должны принадлежать мне, как первому открывателю места нахождения мамонта, но если полицейское управление, которое я вместе с тем прошу опросить, даже под присягою, указанных мною лиц о справедливости настоящего моего заявления, не найдёт возможным выдать мне эти 400 руб., то прошу таковые не выдавать Явловскому впредь до решения дела, так как я имею [намерение] предъявить иск в установленном порядке к Явловскому или же непосредственно к Академии наук (в конце концов, Тарабукин и Явловский пришли к соглашению. – Е.С.).

 Заявление это, по крайней своей бедности, гербовым сбором не оплачиваю, а равно прошу полицейское управление выдать мне удостоверение о моей бедности для представления в суд на получение свидетельства о праве бедности. 16 апреля 1907 г. Ламут Уяганского рода Колымского округа Семён Тарабукин (в тексте – «Тарабыкин». – Е.С.), печать которого описал и руку за него приложил по его личной просьбе по безграмотству инородец Иван Попов[i].

[i] Там же. Л. 37 – 38.

Основание: НА РС (Я). Ф. 17-и. Оп. 1. Д. 1715. Л. 1 – 41.

Scroll to Top