лого цифровизация12

arctic
multilingual portal

КЛАССИФИКАЦИЯ ФЛОРЫ И ФАУНЫ СЕЛЬКУПСКОГО МИРА.

ЖИВОТНЫЕ

СОДЕРЖАНИЕ

Животные

— (таз. д.) суры/т (лат. Anima На). Со времен Аристотеля принято выделять животных в категорию организмов, рассматриваемую в качестве биологического царства. Животные являются основным объектом изучения зоологии.
В научной систематике животных относят к эукариотам — организмам, в клетках которых имеются ядра. Классическими признаками животных считаются гетеротрофность (питание готовыми органическими соединениями) и способность активно передви-гаться. Впрочем, существует немало животных, ведущих непо-движный образ жизни, а гетеротрофность свойственна грибам и некоторым растениям-паразитам [Павлинов (ч. 1) 2019. С. 15-19].
Условно селькупы всех животных делят на домашних (таз. д. мопщыль сурып) и диких (таз. д. ссп$к,ылъ сурып, щ’дтцый сурыт). К домашним относятся олень (таз. д. вта), собака (таз. д. канак), лошадь (таз. д. чунты), свинья (таз. д. сыпынча), кошка (таз. д. кошка), к диким — медведь (таз. д. к,орк,ы), лось (таз. д. пяк,к,ы), птицы (таз. д. пилыпырый сурып) и др. В некоторых случаях в хозяйстве селькупов, ведущих традиционный образ жизни, встречались одомашненные дикие животные, которые как правило использовались для хозяйственных нужд или в качестве домашних питомцев. Так, например, в прошлом селькупы в хозяйстве содержали орланов-белохвостов, перья которых собирали и использовали в изготовлении охотничьих и боевых стрел [Народы 1956. С. 671-677]. Медвежат приручали по причине их сакральной и тотемной принадлежности роду. Уток (таз. д. щипа), гусей (таз д. тока) и представителей семейства курообразных содержали в качестве домашней птицы, для получения мяса и пера, которым набивали подушки и перины. В некоторых случаях шкуры водоплавающих птиц использовали в качестве основного материала для пошива подкладок одежды и головных уборов (шапок).
Половой диморфизм животных селькупы определяют по вне-шним признакам: по оперению, цвету меха, размерам туловища, клюва, по издаваемым звукам и т. д. В селькупском языке суще-ствует два термина, которыми обозначают мужские и женские особи: ималь неты (таз. д.) —‘самка’ и ираль неты (таз. д.) — ‘самец’.
Класс млекопитающие (лат. Mammalia, таз. д. Нимай амырий суры) представлен парнокопытными млекопитающими (лат. Artiodacty- la), семейством куницеобразных (лат. Mustelidae), семейством медвежьих (лат. Ursidae), семейством псовых (лат. Canidae), семейством кротовых (лат. Talpidae), семейством обыкновенных летучих мышей или кожановых (лат. Vespertilionidae), семейством кошачьих (лат. Felidae) и многочисленным отрядом грызунов (лат. Rodentia).

Отряд парнокопытные

(лат. Artiodactyla, таз. д. Эмтый суры – ‘рогатые звери’) состоит из двух представителей семейства оленье- вых (лат. Cervidae) — европейский лось (лат. Alces alces) и северный олень (лат. Rangifer tarandus).

Северный олень

(лат. Rangifer tarandus, таз. д. Зта) — животное легкого телосложения, с тонкими сильными конечностями, коротким хвостом, сравнительно длинными ушами и несколько облегченной головой. Северный олень — это животное средней величины (высота в холке составляет от 70 до 140 см).
Волосяной покров оленей представляет собой остевые и пухо-вые волосы, которые на различных частях тела не одинаковы по своей длине. Окрас сильно варьируется от темно-коричневого до белого. Общее поле волосяного покрова у большинства оленей рыжеватое или бурое, по нему с боков или на верхней стороне спины идут ряды пятен, часто сливающиеся в продольные полосы.
Рога имеются у самцов и самок и образуются на специальных выростах лобных костей — роговые пеньки. Ежегодно животные сбрасывают рога, на месте старых отрастают новые. В период формирования рога покрыты кожей с короткими густыми волосами-бархатом. После окостенения рогов кожа на них лопается и опадает.
Северные олени распространены как в диком, так и в одомашненном состоянии [Подкорытов 1995. С. 13-14].
В селькупском языке северного наречия имеется ряд терминов, которыми обозначают северного оленя: карпа — олень до года, цатцас — олень от года до двух лет, торняк — олененок, нялцы — теленок полугодовалый. Племенных самцов северного оленя именуют термином цоры, кастрированных ездовых быков — цопты, а самок пакты — важенка (самка), вацкыта важенка (яловая). Кастрированных самцов и яловых важенок — ийякытый пакты использовали для езды, а остальных для воспроизводства стада [Хомич 2002. С. 50]. Несмотря на большое видовое разнообразие терминов в селькупском языке, часто в быту селькупы используют общий термин по отношению к северному оленю — ета.
У селькупов существовала родовая тамга, изображающая оленя, что свидетельствует о первостепенной важности для них данного животного [Мифология 2004. С. 228]. Но важность эта, по всей вероятности, возникла после переселения селькупов на Север. Об этом свидетельствует отсутствие представлений об олене в мировоззрении южных селькупов.
Олень в культуре северных селькупов всегда занимал особое место, что объяснялось его незаменимостью в качестве средства передвижения и его широким использованием в хозяйстве. Количеством оленей в стаде измерялось богатство человека. У селькупов имеется миф, объясняющий, почему у них меньше оленей, чем у ненцев. Бог Ном послал людям оленей для упрощения их существования на земле. «Когда Бог бросил с неба оленя ненцу, тот постелил на землю шкуру, и олень остался невредимым. Селькуп же постелил на землю бересту. Упав на землю, олень пробил бересту и погиб. С тех пор у ненцев много оленей, а у селькупов мало» [Хомич 2002. С. 52].
О появлении у селькупов оленей существует множество мифов и преданий, в которых отражены различные сюжеты, например, такой: заблудившись, селькуп встретил в «чужой земле» олыкытыль цуп — ‘безголового человека’. У него селькуп выменял на свой лук упряжных оленей [Народы 1956. С. 672].
Преимущественно селькупы содержали оленей для передвиже-ний в зимнее время года и транспортировки имущества на дальние расстояния. У северных (тазовско-туруханских) селькупов ездовыми животными были олени и собаки. Перед революцией тазовские селькупы, имеющие 200—300 оленей, считались богачами. У большинства селькупских семей было от 1 до 20 оленей, а туруханские селькупы были почти все безоленными [Народы 1956. С. 671].
С оленем у селькупов связаны древние верования, бытовые традиции и обычаи, семейные ритуальные и погребальные обряды. При проведении различных обрядов олень был жертвенным животным, он являлся неотъемлемым атрибутом свадебных церемоний, ритуальных практик шаманов и «эликсиром» исцеления больного человека во время тяжелых заболеваний. Селькупы верили, что духа болезни можно обмануть и переселить из тела больного человека в тело оленя. При успешном переселении духа болезни в оленя люди покидали прежнее место стоянки, а на месте остова чума оставляли оленя, в которого был подселен дух. При лечении различных заболеваний селькупы применяли различные части тела оленя: для лечения цинги, анемии использовали кровь и сырое мясо оленя, при лечении остеохондроза применяли шкуру оленя, на которой спали, при авитаминозе и артрозе употребляли в пищу оленьи панты и т. д.
Олень выступает в роли духа-помощника шамана в его ментальных путешествиях в Нижний и Верхний миры. Во время лечения больных шаман использовал при камлании оленей белой и черной масти. Обломки нижней челюсти оленя с передними зубами и кусочки сала дикого оленя выполняли разные магические функции в шаманской практике — применялись в обряде очищения (таз. д. Парынча) и служили амулетами и оберегами.
По сведениям Е. Д. Прокофьевой, записанным у северных селькупов, «цоль ота» — шаманский олень имелся у каждого шамана. Он находился на небе, и на нем шаман отправлялся в небесные миры. Этот «цоль ота» изображался с саблей (кита) на рогах. По поверьям, он вместе с шаманом в случае надобности вступал в борьбу с врагами [Прокофьева 1949. С. 361]. По всей видимости, до появления в хозяйственной деятельности селькупов оленеводства роль цолъ ота прежде исполнял небесный конь — чунты.
Несмотря на значимость оленя в культуре селькупов, в шаманском пантеоне и песнях образ оленя практически отсутствует, однако этот образ представлен в атрибутике шамана (бубен-олень и др.) [Добржанская 2008. С. 72]. В материалах, опубликованных Е. Д. Прокофьевой и Г. Н. Прокофьевым, говорится о том, что из шкуры дикого оленя селькупы изготавливали для шамана бубен (таз. д. нуца). ритуальную парку (таз. д. сумпыль порцы), нагрудник (таз. д. кутынь) и головную повязку (таз. д. ттгык). Шкурой со лба обклеивали шаманскую колотушку (таз. д. капшит), а из ровдуги шили обувь-пимы (таз. д. пемы).
Селькупы активно используют оленя в своей хозяйственной деятельности. Мясо оленя составляет 30% рациона питания сель-купов и употребляется как в сыром, так и вареном виде. Шкура оленя, снятая в разное время года и в разном возрасте оленя, име-ет различное назначение. Зимнюю шкуру используют в основном для изготовления постели (таз. д. тякаш) или подстилки на ездо-вую нарту, а также для пошива меховых нюков (покрытие) чума, шкуру с ног (камус) используют для пошива зимней обуви и геометрических орнаментов на одежду, из шкуры оленят шьют шапки и т. д.

Лось европейский

(лат. Alces alces, таз. д. Псиууя) является одним из крупнейших представителей семейства оленевых, который имеет длину тела до 3 м, высота в холке составляет до 2,3 м, а длина хвоста равна 12—13 см. Масса тела взрослого самца колеблется от 360 до 600 кг, самки меньше. Туловище и шея у лося по отношению к ногам — короткие, холка высокая, в виде горба. Ноги тонкие и длинные, сильно вытянуты, поэтому, чтобы напиться воды, лось заходит в глубь водоема или становится на запястья передних ног. Голова лося крупная и по своей форме горбоносая, с нависающей мясистой верхней губой. Под горлом имеется мягкий кожистый вырост («серьга»), достигающий в длину 25—40 см. Шерсть животного на ощупь грубая, буровато-серого оттенка на теле, а ноги светло-серые, почти белые. Копыта на передних ногах заострены, что позволяет лосю использовать их как оружие в стычках с хищниками вроде волков или медведей, но не в брачных поединках с соперниками, чтобы не нанести им увечий.
У самцов самые крупные среди современных млекопитающих лопатообразные рога, достигающие размаха до 180 см, с массой в 20—30 кг. Рога лось-самец сбрасывает ежегодно в ноябре-декабре и ходит без них до апреля-мая. Самки не имеют рогов, что является основным внешним отличием от самцов [Павлинов (ч. 2) 2019. С. 517].
С лосем, в отличие от оленя, в селькупской традиции связаны более архаичные представления. Культ лося в селькупской культуре берет свое начало со времени формирования культа огня и небесных светил. Среди обских селькупов культ лося сохранялся вплоть до середины XIX в. Среди северных селькупов из-за влия-ния ненцев представления о лосе претерпели множественные изменения: лось становится обычным промысловым животным, но сохраняется в преданиях и сказаниях как сверхживотное, наделенное сверхъестественными способностями.
У современных северных селькупов лось не имеет особого значения в духовной культуре. Лишь обские селькупы в последние десятилетия стали возрождать традиционный праздник «небесного лося» в стилизованной форме.
В 1920-х гг. Е. Д. Прокофьева фиксирует у северных селькупов древний миф о лосе, в котором рассказывается о небесной охоте. В Верхнем мире селькуп, ненец и тунгус устроили охоту на небесного лося. От следов небесного лося появились звезды на небе, сформировавшие Млечный путь. Также данный миф является одним из вариантов, объясняющих появление созвездия Большой Медведицы (таз. д. Цшщалъ пора — ‘звездная заводь’) [Мифология 2004. С. 237]. По более архаичным представлениям, «селькупы созвездие Большой Медведицы называли пя^ы (лось)» [Прокофьева 1976. С. 4]. То есть, по всей видимости, прежнее название в честь лося не сохранилось и остался лишь сюжет, связывающий с лосем само появление созвездия.
Архаичные представления селькупов о лосе сохранились лишь в описаниях исследователей и этнографов, в которых речь идет о шаманских практиках. В статье «Костюм селькупского (остяко- самоедского) шамана» Е. Д. Прокофьева говорит о наличии в ша-манской атрибутике образа лося. На шаманском костюме Тама Иры Прокофьева отмечает наличие металлических подвесок, изображающих широколопастные рога лося — «пяццылъ омты» [Прокофьева 1949. С. 364—365]. По всей видимости, образ лося вплоть до середины XX в. представлял собой архаичные отголоски ранее бытовавших представлений селькупов и был включен в комплекс шаманской иерофании.
Архаичные начала в образе лося связывались с солярными символами, подтверждающими большую значимость данного животного в мировоззренческой культуре селькупов. По нашему мнению, одним из интересных фактов, зафиксированных Г. И. Пелих у южных селькупов, является отождествление лося с солнцем. «Солнце (таз. д. челы) почиталось вначале в образе зверя. Это была небесная лосиха с солнцем на рогах – очень древний образ. Ее изображение встречается среди рисунков, выбитых на скалах „Томских писаниц11» [Пелих 1998. С. 9]. Г. И. Пелих упоминает, что селькупы объясняют наличие прожилок и рельефа на рогах и их чашеобразную форму тем, что лось носил на рогах солнце.
По другими сведениям, лось носил в своих рогах луну, которая оставляет на них извилистый след, напоминающий течение самой Оби [Тучкова 2012. С. 231—232]. Тот факт, что Г. И. Пелих упоминает солнце в образе лосихи с рогами (у лосих нет рогов), на которых она носила солнце, говорит скорее всего об универсализации образа светила, где солнце-лосиха не имеет пола и сочетает в своем образе как мужское, так и женское начало.

Отряд хищные

(лат. Carnivora, таз. д. Амырий суры) в селькупской традиции представлен семейством псовых (лат. Canidae), семейством медвежьих (лат. Ursidae) и семейством куницеобразных (лат. Mustelidae). Наиболее распространенным семейством в местах исконного проживания селькупов является семейство куньих, которое составляет основу охотничьего пушного промысла. Добытую пушнину селькупы активно используют в качестве материала для пошива традиционной одежды, а также для продажи и получения прибыли. В прошлом пушнина служила денежной меновой валютой. В целях экономии и безотходного производства селькупы основную часть шкурки сдавали в пункты приема, а из малоцен-ных деталей (лапы, мордочки, хвосты) шили себе одежду, которая обозначалась термином кырняц, берущим начало от существительного кырня — ‘лоскут’.

Семейство псовых

(лат. Canidae, таз. д. Канакыль мачокыль су- рыт) представлено двумя пушными промысловыми видами — песцом и лисицей обыкновенной, а также обыкновенным волком. Селькупы в прошлом иногда выращивали щенят песцов и лисицы. Добывали их весной, в половодье, и держали в особых, отдельных для каждого зверька загородках. Их кормили все лето, а глубокой осенью (после линьки), перед «большой дорогой» (выходом на охоту), убивали [Народы 1956. С. 669].

Обыкновенная лисица

(лат. Vulpes vulpes, таз. д. Лок,а, Нярлоца, черно-бурая лисица — талона) хищное млекопитающее семейства псовых, наиболее распространенный и самый крупный вид рода лисиц. Длина тела взрослого животного составляет 60—90 см, длина хвоста равна 40—60 см, масса тела варьирует в пределах 6—10 кг.
Окраска и размеры лисиц различны в разных местностях. Все-го насчитывается около 50 подвидов лисиц без учета более мелких форм. В общем, при продвижении на Север лисицы становятся более крупными и светлыми, а на юг — мелкими и более тускло окрашенными. В северных районах и в горах чаще встречаются черно-бурые и другие меланистические формы окраски лисицы. Наиболее распространенным окрасом лисицы является ярко-рыжая спина, белое брюхо и темные лапы. Часто присутствуют бурые полосы на хребте и лопатках, похожие на крест (крестовая лиса). Общими отличительными чертами лисицы являются темные уши и белый кончик хвоста. Внешне лисица представляет собой зверя среднего размера с изящным туловищем на невысоких тонких лапах, с вытянутой мордой, острыми ушами и длинным пушистым хвостом [Павлинов (ч. 1) 2019. С. 352].
В селькупской традиции образ лисицы весьма неоднозначен. Согласно фольклорным произведениям, лисица играла большую роль в шаманских представлениях, о чем свидетельствуют семан-тические изображения в шаманской атрибутике. Лисица являлась старинным духом-помощником предков селькупского шамана Максима Безруких [Прокофьева 1949. С. 363]. То, что дух лисицы относят не к обычным (приобретенным) духам-помощникам, а к родовым, свидетельствует о наличии в селькупском шаманизме более древних сложившихся представлений, связанных с образом лисы.
У селькупов отсутствует запрет охоты на лису, она не входит в пантеон сакральных животных и не имеет культового назначения, как, например, у хантов и манси. Ханты при изготовлении священного покрывала с изображением верховного божества Нум Торума оторачивали край покрывала мехом лисицы, а в ритуальных танцах-пантомимах часто использовали образ лисицы. В охотничьем промысле ханты использовали хвост лисицы в качестве амулета для успешной охоты [Карьялайнен 1996. С. 22]. Селькупы всегда вели активную охоту на лисицу, добытую пушнину сдавали в пункты приема и выменивали на необходимые продукты питания (соль, крупа, сахар), а также использовали в качестве валюты в калыме свадебной обрядности. Особо ценилась лисья шкура в тундровых зонах, где обыкновенная лисица встречалась реже, чем ее собрат песец, или полярная лисица.

Песец, или полярная лисица

(лат. Vulpes lagopus, таз. д. Нуса, Нулок,а). Песец является единственным представителем семейства псовых, которому свойственен выраженный сезонный диморфизм окраски. По окраске различают обычного белого (зимой — чистобелый, летом — грязно-бурый) и голубого песца с серебристым отливом. У последнего зимний наряд темного цвета, который варьируется от песочного и светло-кофейного до темно-серого с голубоватым отблеском и даже коричневого с серебряным оттенком. Голубые песцы встречаются во всех популяциях, но на материке они редки, а на некоторых островах, напротив, преобладают. Песец преимущественно обитатель Арктики и Субарктики.
Весенняя линька песцов начинается с марта по апрель и длится до четырех месяцев. Осенняя линька длится с сентября по декабрь. Наиболее качественным мехом песца считается мех в январе-феврале.
Телосложение песца похоже на лисье, но лапы гораздо короче, что обусловлено суровыми климатическими условиями ареала обитания животного. Длина тела составляет 50—75 см, длина хвоста равна 25—30 см, высота в холке варьируется от 20 до 30 см. Средняя масса тела самца около 3,5 кг, максимальная — до 9 кг, самки весят меньше — около 3 кг.
Латинское название вида — lagopus, в переводе с греч. «заячья лапа» — связано с тем, что подошвы лап у песцов покрыты жестким волосяным покровом, как у зайца: это позволяет животному легко передвигаться по заснеженному покрову [Павлинов (ч. 1) 2019. С. 357].
Анализируя селькупскую терминологию обозначения данного вида животного, можно сделать вывод, что селькупы считают песца разновидностью лисицы обыкновенной, о чем свидетельствует термины нулокр. состоящий из двух существительных, где ну — сокращенная форма от нуса — ‘песец’ и локр —‘лисица’.
Песец для селькупов является основным промысловым зверем, пушнина которого всегда имела низкую стоимость (лисица обыкновенная ценнее) и являлась, как и шкура лисицы, меновой валютой. Популяция песца наиболее распространена на территории тундровой зоны, в связи с чем он и занимал столь значительное место в пушном промысле у селькупов, добывавших его капканами и петлями [Народы 1956. С. 669].
В мировоззренческой культуре селькупов песец не представлен и встречается лишь в исключительном случае — в сказках о животных.

Волк обыкновенный

(лат. Canis lupus lupus, таз д. Тальчисымый, О тай амырий сурып, Чумпына) — одно из самых крупных современных животных в своем семействе. Длина тела взрослой особи без учета хвоста может достигать 160 см, длина хвоста — до 52 см, высота в холке — до 90 см, а масса тела равняется 90—102 кг [Павлинов (ч. 1) 2019. С. 359].
В селькупском языке имеется ряд терминов, обозначающих волка, каждый из них имеет свою глагольную форму: тальчисымый — ‘хвостатый’, етай амырий сурып — ‘зверь, поедающий оленей’, чумпына — ‘длинный’. Все эти термины основаны на внешних наблюдениях селькупов и характеризуют образ жизни и внешние признаки животного.
По сведениям, собранным в ходе экспедиций в период с 2012 по 2013 г. в Пуровском и Красноселькупском районах ЯНАО, волк в местах традиционного проживания селькупов встречается редко лишь в период миграций и является напастью в оленеводческом хозяйстве. Отношение к волку у селькупов отрицательное, не имеющее отражения в сакральной культуре, в отличие от ненцев, у которых волк (нен. яз. сармик) является священным животным.

Семейство медвежьи

(лат. Ursidae, таз. д. Нррцыш сурып) представлено одним видом — бурым медведем (лат. Ursus arctos).
Прежде селькупы на медведя не охотились и убивали его лишь в случае необходимости самообороны, порой даже не решались его добить, когда тот попадал в ловушку.
В старину, по рассказам селькупов, они приручали медвежат специально для охоты на медведей. Такого медведя держали в чуме и называли его ман иямы — ‘мой сын’, иначе «он сердился и плохо приручался». Такие выращенные дома медведи бросались во время охоты на диких медведей. В процессе драки медведей охотник легко убивал дикое животное [Народы 1956. С. 669].

Медведь обыкновенный

или бурый медведь (лат. Ursus arctos, таз. д. Кррцы — взрослая особь, Пыпа — медвежонок). В селькупской терминологии имеет несколько названий и носит различное семантическое значение: цорцы — общее название медведя, пыпа — ‘медвежонок’ (верхнетольскисткий д.), лосильча — ‘дух-дедушка’, лосира, цорцшра — ‘самец медведя’, лосима, цорцшма — ‘медведица’.
Взрослые самцы бурого медведя значительно крупнее самок на всем ареале их обитания. У крупных подвидов бурого медведя масса тела самцов и самок может различаться в 1,5—1,6 раза. Среди молодых особей половой диморфизм выражен не так ярко.
Облик бурого медведя типичен для представителя семейства медвежьих. Тело у медведя мощное, с высокой холкой, голова по форме массивная с небольшими округлыми ушами и глазами. Хвост короткий, длиной от 65 до 210 мм, едва выделяющийся из густого подшерстка. Лапы сильные, с мощными невтяжными ког-тями, длина которых варьирует от 8 до 10 см. Медведь является пятипалым, стопоходящим млекопитающим. Шерсть густая, равномерно окрашенная в оттенки бурого, коричневого и черного цветов. Окрас варьирует в различных местах обитания, как правило, молодые особи темнее, а взрослые светлее [Павлинов (ч. 1) 2019. С. 371].
Медведь пользуется большим почетом среди селькупов. В от-личие от хантов, манси и других народов Сибири, у которых до настоящего времени бытует так называемый «медвежий праздник» в честь убитого медведя, у селькупов какого-то целостного праздника не сохранилось: есть лишь некоторые обряды, которые, возможно, являются следами бытовавшего ранее и у них празднества в честь медведя. В представлении селькупов медведь всегда считался могучим зверем, обладающим чудесными свойствами и знаниями подобно шаману.
В религиозных представлениях селькупов медведь играл большую роль: «в семиямном болоте дом „старухи жизни“ охраняли два медведя. Вход в мир умерших охранял латтарыль тэттыт чипым аттынтыль мотырыль к,орк,ы — ‘покойницкой земли конец, охраняющий богатырский медведь’. Он не выпускал оттуда злых лозов (духов), не давал им преследовать шамана после его выхода из покойницкой земли». Медведь — основной помощник шамана в Нижнем мире. Отправляясь в Нижний мир, шаман надевал парку, сшитую из шкуры медведя, брал в руки колотушку, выкрашенную в темный цвет, обшитую шкурой медведя, и садился на подстилку из медвежьей шкуры. Все это медвежье оформление символизировало собой если не полное превращение шамана в медведя, то присвоение им в возможно большей степени медвежьих черт. На рисунках селькупов шаман, спускающийся в Нижний мир, изображался сидящим верхом на медведе. Часто образ медведя — подземного духа переплетался с образом мамонта (кощар). Изображение медведя часто совпадало с изображениями мамонта [Прокофьева 1949. С. 367-369].
По фольклорным данным медведь был некогда сыном женщи-ны и какого-то духа, а затем Нум’ом превращен за «гордость» в медведя. Медведь «понимает» человеческую речь, «слышит» даже мысли людей и очень «гневается» на непочтительное к себе отношение. «Не любит» пустословия, бахвальства. При добыче медведя (в прежнее время убивали медведя случайно, не охотились на него специально) охотник-селькуп обращался к медведю с выражающими почтение словами: «Мыкамы (тимнямы)1 — Младший брат мой! Не гневайся на меня, это не я убил тебя, а стрела воткнулась в тебя, так как перья орла (стрелы у селькупов оперялись перьями орла. — А. К.) направили ее в тебя. Это орел убил тебя» (или в более позднее время: «Русское ружье убило тебя, а не я»). Мясо медведя сырым не ели, варили долго. Кровь старались не проливать и не наступать на нее ногами. Череп хранили, подвешивая его на толстые кедровые жерди или живое дерево, иногда хранили на чердаке или в лабазе [Ириков 2002].
Среди северных селькупов до сих пор бытует представление, что медведь прежде был человеком. Со слов К. Г. Баякина, «если снять с медведя шкуру, он очень похож на человека. Потому он понимает речь человека». До недавнего времени охотник, убивший медведя, производил ритуал (верх. Таз), посвященный идентификации личности умершего родственника, душа которого переро-дилась на земле в образе медведя. После того как медведь был убит, охотник, который убил медведя, отрезал переднюю правую лапу и подбрасывал ее, при этом перечисляя имена усопших родственников. Если была медведица, то перечисляли имена по женской линии, а если медведь-самец — по мужской. Лапу подбрасывали до тех пор, пока она не падала на землю когтями вниз — это свидетельствовало о верно названном имени усопшего. После определения имени усопшего охотник оплакивал «убитого» родственника, затем тушу медведя разделывали. При разделке туши медведя, после того как шкура была снята, медведя переворачивали на живот. В таком виде его туша очень напоминала голое тело человека, что, по всей вероятности, и способствовало ассоциации медведя с человеком. Шкуру и желчь медведя отдавали старшему охотнику или тому, кто его убил. Вываренные кости собирали в одну «кучу», а затем сушили на рогатине. По словам В. Г. Морокова, женщине запрещалось переступать тушу не ободранного медведя, раздел-кой туши всегда занимались мужчины [ПМА 2012].
После добычи медведя, по словам некоторых нарымских сель-купов, охотники исполняли вокруг него пляску, выкрикивая, под-ражания воронам: «Кук, кук». Но все же мясо его варили и ели, сопровождая все это многочисленными обрядами, имевшими целью умилостивить весь медвежий род. С мясом, желчью, кровью медведя обращались крайне осторожно. Кости, кроме черепа, бросали в озеро, не разбивая. Череп берегли [Прокофьева 1976. С. 15]. В североселькупской традиции сохранился обычай, который некоторые селькупы соблюдают по сей день: во время употребления мяса медведя в пищу селькупы пользуются палочками и воспроизводят звук «к,ук-к,ук». Сами селькупы объясняют это поведение так: «железом (железной вилкой) нельзя трогать медведя, только палочками — это оскорбляет медведя, а звук имитирует
карканье вороны, чтобы дух медведя думал, что его мясо едят во-роны». Все эти традиции, связанные с медвежьим культом прямо или косвенно, указывают на архаичные прообразы единой живот-ной и человеческой сущности [ПМА 2008].
Согласно этимологии термина, обозначающего медведя, у селькупов прослеживается лингвистическая дифференциация и эвфемизм, где условно сами селькупы делят образ медведя на телесный (физический) и ментальный (духовный). Так при обозначении или обращении к физической форме селькупы обозначают медведя терминами кррцы, пыпа, к,орк,шра, цорцшма, а в случае обращения к духовной/ментальной форме — терминами, включающими глагол лос (таз. д. ‘дух’), — лосильча, лосира, лосима и лосы.

Семейство куницеобразных

(лат. Mustelidae, таз. д. Кашый сурып) включает в себя такие виды, встречающиеся в местах традиционного проживания селькупов, как горностай, соболь, колонок, ласка, речная выдра и росомаха.

Горностай

(лат. Mustela erminea, таз. д. Куры, Куры ира). Маленькое хищное млекопитающее типичного куньего облика с длинным телом с короткими ногами, длинной шеей и головой треугольной формы с небольшими округлыми ушами. Длина тела самца варьирует от 17 до 38 см (самки примерно вдвое меньше), длина хвоста составляет около 35% от длины тела — 6—12 см; масса тела — от 70 до 260 г. Похож на обыкновенную ласку, но несколько больше ее по размерам и имеет черный окрас распушенного кончика более длинного хвоста. У основания хвоста имеются анальные железы, выделяющие жидкость с неприятным запахом.
Окрас меха покровительственного типа: зимой чисто белого цвета, а летом двухцветного, верх тела буровато-рыжего оттенка, а низ желтовато-белый. Зимний окрас горностая характерен для районов проживания, где минимум 40 дней в году лежит снег. Кончик хвоста черного цвета в течение всего года. Географическая изменчивость качества зимнего меха, окраски летнего меха и размеров тела позволяет выделить порядка 26 подвидов горностая [Павлинов (ч. 1) 2019. С. 391].
Вплоть до начала XX в. горностай был промысловым живот-ным, у селькупов активно добывался и связками сдавался в пункты приема. На сегодняшний день по причине обесценивания пушнины селькупы перестали добывать горностая. В годы активного промысла горностай ценился за свой зимний мех и добывался массово черканами, кляпцами, капканами и другими давящими ловушками.
Горностай в мировоззрении селькупов считается неопасным животным, но способным навредить. По словам информанта В. Ю. Калина, из шкурки горностая шаманы раньше делали амулеты. Такие амулеты, приносившие удачу в их деле, были и у охотников. Некоторые селькупы плохо относятся к горностаю, оправдывая свое отношение тем, что горностай зимой проникает в продуктовые лабазы и поедает запасенное мясо: «если в доме появился горно-стай — к худому». Другие все же отмечают, что он может быть полезным, когда избавляет жилище и продуктовые хранилища от грызунов [ПМА 2012].
В селькупском декоративно-прикладном творчестве встречается зигзагообразный орнамент под названием курый пимы (таз. д.) – ‘зубы горностая’, который используют при декорировании одежды и предметов быта. Подобным термином называют бисерный шов-оберег на селькупских игольниках.
В фольклорной ипостаси горностай встречается крайне редко, имеются лишь единичные случаи упоминания о нем. В одном фольклорном тексте Е. Д. Прокофьева фиксирует образ горностая, в которого превращается шаман Ёмпа (Йомпа). Запертый водяным, Ёмпа, перевоплотившись в горностая, пытается выбраться из чума водяного (таз. д. Карраль лосы) [Мифология 2004. С. 155].
Часто горностая путают с лаской, которая значительно меньше по размеру.

Ласка

(лат. Mustela nivalis, таз. д. Кыпа курыя) — самый маленький представитель отряда хищных. Масса тела самцов достигает 250 г, самок до 120 г, длина тела самцов варьирует от 160 до 260 мм, самок— 114—212 мм, длина хвоста у самцов может достигать 87 мм, у самок 64 мм. Из-за своих коротких лап, снабженных острыми когтями, передвигается ласка прыжками длиной 25—30 см. Строением длинного гибкого тела и окраской меха ласка очень напоминает горностая, но отличается от него мелкими размерами и более коротким и одноцветным хвостом без черной кисточки. Голова ласки продолговатой формы с маленькими округлыми ушами, нос тупообразной формы и на конце слегка раздвоенный. Как у всех представителей семейства куньих, у ласки в основании хвоста имеются анальные железы, выделяющие жидкость с неприятным запахом, которая выступает средством защиты от хищников [Павлинов (ч. 1) 2019. С. 392].
В селькупском представлении ласка практически не отличается от горностая и обозначается как его молодая особь.

Колонок, или сибирский колонок

(лат. Mustela sibirica, таз. д. Порога, Нярцый куры — ‘красный горностай’). Шерсть у колонка зимой рыжевато-желтого цвета, летом рыжевато-красного, лапы сероватые, брюхо светлое. Длина тела от конца морды до основания хвоста составляет 28—30 см, длина хвоста достигает 16,5 см.
Хвост зимой пушистый, почти каку куницы [Павлинов (ч. 1) 2019. С. 395].

Колонок ввиду малочисленности популяции не является про-мысловым животным у северных селькупов, лишь в прошлом южные селькупы добывали его вместе с другими пушными видами этого семейства. Колонок, по мнению селькупов, является разновидностью горностая, о чем свидетельствует термин в селькупском языке нярцый куры — ‘красный горностай’.

Американская норка

(лат. Neogale vison, таз. д. Норка) внешне схожа с европейской норкой, но отличается несколько большими размерами: длина тела достигает 50 см, вес 2 кг, длина хвоста — до 25 см. Качество и окрас меха такие же, как у европейской норки, но белое пятно имеется лишь на нижней губе, верхняя губа того же цвета, что и голова. По причине интродукции американской норки в Азии с 1933 г. она вытеснила эндемичный вид — европейскую норку (лат. Mustela lutreola) [Павлинов (ч. 1) 2019. С. 395].
С середины XX в. американская норка стала активно добываться селькупами из-за своего ценного меха. Ее добывают лишь для продажи и не используют в традиционном хозяйстве, также мех норки не применяется в пошиве традиционной одежды.
Поскольку в местах традиционного проживания селькупов американская норка появилась недавно, ее образ не отразился в их мировоззренческой культуре.

Соболь

(енисейский подвид) (лат. Martes zibellina, таз. д. Ci). Длина тела соболя достигает 56 см, хвоста — до 20 см. Окраска меха изменчива, и ее вариации имеют особые названия в зоологии и промышленности. Окрас головы темный, почти черный. Окраска основного меха тела соболя очень светлая, песчано-желтого или палевого оттенка. Промежуточные окраски шкуры соболя варьируют и в своей основе имеют «воротовой» тип, где преобладает коричневый тон с темным «ремнем» на спине, более светлыми боками и большим ярким горловым пятном [Павлинов (ч. 1) 2019. С. 399]. Наиболее ценным для селькупов является мех соболя темного цвета с белой проседью (баргузинский тип).
У нарымских селькупов в прошлом важное значение имела добыча соболя, водившегося в большом количестве в лесах по рекам Тым, Васюган и Обь. Добывали соболей капканом и сетью. Вследствие хищнического истребления запасы соболя к началу XX в. сильно сократились [Народы 1956. С. 669].
В этимологических мифах рассказывается о том, как соболь провел когтями по спине бурундука: тот забрался на его террито-рию, чтобы полакомиться кедровыми орехами, и был наказан. Персонажи селькупских сказок иногда перевоплощаются в соболя, спасаясь от преследований черта (лось/). В некоторых произведениях устного творчества селькупов соболь является предвестником Мачиль лосыль има, которая женила на себе охотника и принесла ему удачу в охоте. Среди других добытых соболей его можно отличить по тому, что при жарке его мясо трясется, трепещет (лыпырцо), а в лесу кричит лесовичка, идущая к охотнику.

Соболь является тотемным животным, что подтверждается ис-пользованием селькупами тамги с изображением соболя [Мифо-логия 2004. С. 264—265].

Речная выдра

(лат. Lutra lutra, таз. д. Тот) — крупный зверь с вытянутым гибким телом обтекаемой формы. Лапы короткие, с плавательными перепонками, обладают пятью пальцами. Хвост мускулистый, не пушистый и массивный, длиной 26—55 см. Половой диморфизм слабо выражен: около 50% самцов крупнее самок, масса и длина тела (без хвоста) самцов составляет соответственно 5,5—11,4 кг и 60—90 см, а у самок — 3,36—7,6 кг и 59—70 см.

Окраска меха выдры сверху темно-бурая, а снизу светло-серебристая. Остевые волосы грубые, но подпушь очень густая и нежная. Высокая плотность подшерстка делает мех непроницаемым для воды и прекрасно изолирует тело животного, защищая его от переохлаждения. У выдры голова уплощенной формы, короткие лапы и длинный хвост, которые приспособлены для плавания под водой [Природа 2006. С. 43].
Выдра является промысловым животным, ее мех благодаря носкости и влагостойкости используется селькупами для пошива зимних головных уборов. В ходе экспедиции в Красноселькупский район в 2008 г. были выявлены случаи содержания селькупами детенышей выдры в неволе. Помимо промыслового назначения, образ выдры ярко представлен в культовой шаманской практике, а также в шаманской атрибутике, где за свои способности плавать и глубоко нырять выдра наделяется ролью духа-помощника шамана.
В этом качестве выдра помогает шаману в «пути в подводный и подземный миры». Шаманы считали выдру «орсымыльлоз» — ‘сильным духом’. Часто на шаманских атрибутах изображалась не одна, а несколько выдр, от трех до семи. Называлась подобная группа «селъчи тот амасыт» — ‘семивыдровая мать с детенышами’. Этот «коллектив духов» якобы обладал чрезвычайной силой. Он силен не тем, что коллективен, а тем, что это «мать-прар