лого цифровизация12

arctic
multilingual portal

Энецкая сказка - щузыбичу. Потерявшийся мужчина - Дёхууй каса.

Сказка, записанная Казимиром Изидоровичем Лабанаускасом, Таймырским фольклористом, языковедом, учёным-этнографом. Казимир Изидорович опубликовал все собранные энецкие сказки – щузыбичу” в книге «Родное слово». Сказку рассказал Иван Иванович Силкин из посёлка Воронцово, Таймырский Долгано-Ненецкий район. Перевод сказки взят из книги «Эззууй – След нарты» Зои Николаевны Болиной, главного специалиста по энецкой культуре Таймырского Дома народного творчества.

Иван Иванович Силкин п. Воронцово, 1973

Потерявшийся мужчина

   Жили старик и старуха. У них было пятеро сыновей. Они были уже взрослые мужчины. Четыре из них были женаты, имели детей. Пятый сын был ещё холостой. Оленей было немного, голов двести, столько, чтобы хватило на аргиш.   Сыновья были умелые охотники на диких оленей. Никогда с охоты не возвращались с пустыми санками. Когда сыновья бывали на охоте, старик караулил оленей. Он ещё не был совсем старый.
   Младший сын, однако, был совсем непослушный человек. Бывало, старшие братья пойдут промышлять диких оленей, так он нет, говорил, у меня другая работа. Нет, говорил, пойду куропаток добывать. Пойдут рыбу ловить, он опять не идёт, говорит, мне надо санки чинить. Отец его всё время ругал, говорил:
   – Сын, ты почему век режешь слова старших братьев? Мои слова тоже на уме не держишь. Как ты будешь жить? Не попадёшь ли в беду?
Младший сын отвечал:
   – Отец, я уже не маленький. Почему ты меня учишь? У меня свой ум. Братья пускай делают что хотят. Я тоже буду делать что хочу. Не учи меня больше!
   Старик больше ничего не сказал. Что будет говорить, если младший сын только свой ум держит?
   Ладно, пусть будет так, как он хочет. Только не по пал бы в беду. Прошло какое-то время. Однажды старшие братья, как обычно, пошли диких оленей искать. Взяли луки, стрелы и пошли.
   Старик сказал младшему сыну:
   – Сегодня ты иди, карауль оленей! У меня ноги болят. Буду сидеть в чуме, никуда не пойду. Оленей у нас хоть и немного, но всё равно караулить надо.
   Младший сын сказал:
   – Отец, если ты говоришь, то я пойду караулить. Если бы братья мне сказали, то я и слушать не стал бы. Теперь ладно, буду караулить.
   Младший сын пошёл к оленям. Старших братьев уже нет, уже далеко ушли. Ну, значит, пошёл. Идёт, идёт по тундре, далеко ушёл от чума.
Вдруг перед ним появилась большая чёрная дыра в земле. Мужчина не успел сделать даже шага назад, как провалился в эту дыру и стал куда-то падать. Было темно, ничего не видно. Падая, мужчина потерял сознание…
   Когда пришёл в себя и открыл глаза, то увидел, что находится на какой-то незнакомой земле. Так-то тундра как тундра. Солнце светит. Тихо, ничего не слышно. Но земля совсем незнакомая. Видны какие-то возвышенности и ровные места. В низинах видны кустарники. Но земля чужая. Оленей, которых он собирался караулить, нигде не видно.
   Мужчина стоял и думал, что делать дальше. Не стоять же в одном месте. Он пошёл и стал подниматься на возвышенность, думая, что, может быть, где-то увидит чумы. Поднялся, стал смотреть по сторонам, но чумов нигде не увидел. Однако увидел небольшой табунок диких оленей, голов двадцать или тридцать. Олени паслись на лайде. Однако эти олени были почему-то тёмной масти. Были бы они настоящие дикие олени, каких он много раз видел, то были бы светлой масти. Мужчина подумал, что эти олени, может быть, домашние олени. Если так, то и чумы должны быть где-то недалеко, должны жить люди. Мужчина стал спускаться вниз с возвышенности, чтобы ближе рассмотреть этих оленей. Спустился, подошёл совсем близко. Но что такое? Олени совсем не смотрят на него, не пугаются. Одни едят, другие уже легли отдыхать. Мужчина стоял и смотрел на оленей. Нельзя было понять, то ли они дикие олени, то ли домашние. Олени как будто совсем не видят подошедшего мужчины.
   Пока мужчина стоял рядом с этими оленями, показались две упряжки. Кто-то едет, то ли пастухи, то ли охотники. Однако, кажется, охотники. Упряжки остановились, не доезжая до оленей. Видно, как охотники взяли луки и стрелы и стали подкрадываться к этому табуну оленей. Они смотрят только на оленей, на стоящего мужчину не обращают никакого внимания. Или вообще не видят? Мужчины подкрались к оленям и сначала один, потом другой выстрелили по оленям. Убили двух оленей. Остальные же олени, заметив людей, тут же быстро убежали. Охотники пошли к своим упряжкам, отвязали оленей и подъехали к тому месту, где лежали убитые олени. Они подняли туши, положили на свои санки и крепко завязали. Потом они стали разговаривать. Охотник, с виду старший по возрасту, сказал:
   – Сегодня мы добыли только двух диких оленей. Я хотел добыть ещё одного, но не успел выстрелить. Наверное, мы с тобой неудачно подкрадывались. Может быть, олени человеческий запах почуяли. Ладно. Эти олени теперь убежали далеко. Мы их не догоним. Что будем делать? Поедем в чумы?
   Второй охотник сказал:
   – Думаю, надо в чумы ехать. Сегодня диких оленей мы уже не найдём. Пока охотники так разговаривали, пришедший мужчина подошёл к упряжкам и сказал: – Не знаю, кто вы такие, но, может быть, вы возьмёте меня с собой. Нельзя ли мне поехать в ваши чумы? Как буду оставаться на пустой земле?
   Мужчина так сказал, однако охотники на него даже не посмотрели. Оказывается, они не видят и не слышат этого мужчины. Постояв ещё немного, они отвязали оленей, взяли хореи в руки и, развернув упряжки, поехали. Мужчина так и остался стоять на пустом месте. Что теперь будет, куда ему деваться? Скоро день кончится. Неужели он будет ночевать на пустом месте?
   Когда те охотники уехали, мужчина пошёл по их следу. Может быть, придёт в чумы и там узнает о людях, переночует. Ну, значит, идёт, идёт. Оказывается, их чумы стоят далеко. Уже и солнце садится, а чумов как не видно, так не видно. Однако мужчина всё равно идёт, может быть, хотя бы к утру дойдёт. Так и получилось. Он шёл всю ночь. Хорошо, что луна появилась, вроде стало чуть светлее. Лишь бы следов не потерял…
   Мужчина увидел чумы лишь когда появилась утренняя заря. Он как-то дошёл до них. Устал же, ведь ничего не ел. Ну, дойти-то дошёл, а что дальше?
   Стоят пять больших чумов. Уже дым появился, видать, некоторые встали, огонь затопили. В который теперь чум войти? Мужчина сел на одну санку, которая была рядом с чумами, и стал ждать. Может быть, кто-нибудь выйдет, и он спросит, в какой чум можно войти. Действительно, вскоре вышла из чума одна женщина, подошла к своей грузовой санке и достала оттуда мяса. Видать, собирается еду варить. Однако женщина даже не заметила сидяще го на санке мужчины. Взяв мяса, она вернулась в чум. Мужчина опять стал ждать, не выйдет ли из чума мужчина. Ждал долго.
   Потом из другого чума вышли молодые люди, двое парней. Справив нужду, они остановились недалеко от той санки, на которой сидел пришедший мужчина. Но видеть его не видят. Они стали разговаривать:
   – Ну, сегодня, кажется, день хороший будет. Поедем искать диких оленей.
   – Ну, как не поедем? Я-то хочу поехать на охоту.
   Услышав этот разговор, пришедший мужчина поднялся с санки и подошёл к парням. Сказал:
   – Кто живёт в этих чумах? Я заблудился, пришёл к вам. Хочу войти в чум, может быть, меня накормили бы. В котором чуме живёт ваш хозяин?
   Молодые люди на него даже не смотрят. Отвечать ничего не отвечают. Постояли ещё и ушли в свой чум. Мужчина так и остался стоять на улице. Думает, как быть дальше. Он замёрз, голодный, есть хочет. Ладно, думает, зайду-ка я в средний чум. Он, кажется, больше других. Может быть, там сидит хозяин. Теперь уже утро, должны же завтракать.
   Мужчина вошёл в средний чум. Как только вошёл, тут же сильно пыхнул огонь. Стоя у входа, он стал осматривать чум. Оказывается, в нём две жилые половины. В левой половине сидят старик и старуха, в правой сидят молодой мужчина и его жена. В люльке лежит ребёнок. Вошедшего в чум мужчины никто не замечает. Еда, оказывается, сварилась. Сидят, едят. Глядя на них, мужчине тоже захотелось есть.
   Он проговорил:
   – Эй, вы меня не видите, или как? Я пришел. Накормите меня!
Опять пыхнул огонь. Люди же не обратили внимания на пришедшего человека, ничего не сказали. Один только старик сказал:
   – Почему огонь сегодня беспокоится? Вчера ничего не было слышно, теперь же два раза пыхнул. Однако огонь что-то видит.
   Молодой мужчина, наверное, его сын, сказал:
   – Ну, огонь всегда пыхает. Что мы будем на него смотреть?
Пришедший мужчина ещё раз попросил:
   – Накормите меня, пожалуйста! Я заблудился, долго ходил по пустой тундре, совсем обессилел.
   Огонь снова пыхнул, ещё сильнее, чем в те два раза. Однако сами жители чума не видят и не слышат пришедшего мужчины. Уже заканчивают есть, старик и его сын, наверное, выйдут на улицу. Что делать? Пришедшему мужчине стало совсем плохо на сердце. Он отошёл от входа в чум, сел на постель. Однако этого никто не заметил. Что такое? Или этот мужчина ещё человек, или уже превратился в невидимого духа? Он сидит на постели, не зная, что предпринять, как заставить жителей чума обратить на себя внимание. Мужчина ещё раз сказал:
   – Дайте мне что-нибудь поесть! Или вам жалко куска мяса? Я настолько голодный, что мне на сердце стало плохо.
   Не успел он до конца договорить эти слова, как огонь два раза пыхнул. Опять никто не посмотрел на мужчину. Только старуха проговорила, глядя на старика:
   – Что случилось в нашем чуме? Почему огонь так беспокоится? Наверное, злой дух сел на концы шестов нашего чума?
   Старик сказал:
   – Что ты говоришь? О каком злом духе ты знаешь? Или ум стала терять на старости лет?
   Старуха замолкла, больше ничего не сказала. Старик и сын вышли из чума, наверное, на охоту будут собираться, оленей пригонять. А куда же деваться этому пришедшему мужчине? Он сидел, сидел на постели, потом лёг спать. Ни жена молодого человека, ни старуха не обращали на него никакого внимания. Как будто этого человека вообще нет в чуме.
   Ну, мужчина спал, спал, может быть, ему легче стало от сна. Но голодный, ничего не поел. Пока спал, видимо, прошёл весь день. Послышался шум упряжек. Наверное, старик и его сын вернулись с охоты. Стали слышны разговоры. Жена молодого человека взяла котёл и вышла из чума, наверное, за свежим мясом пошла. Мужчина же всё ещё лежит на постели. Так-то, может быть, встал бы, вышел бы из чума посмотреть, что привезли. Теперь лежит, силы встать совсем нет.
   Тем временем старик и сын вошли в чум и сели на свои места. Старик сказал:
   – Давайте сагудать, пока кровь теплая. Мы добыли жирных самцов, теперь мяса хватит надолго.
   Ну что ж, сагудают. Пришедший мужчина кое-как сел на постели и проговорил:
   – Дайте мне поесть! Хоть свежей крови дайте попить!
Никто ничего не ответил. Как сагудали, так и продолжают сагудать. Жена молодого человека повесила котёл варить. Те мужчины, когда кончили сагудать, разговаривают о том да о сём. Сидят на постелях, ждут, когда сварится свежее мясо.
   Однако, как быть пришедшему мужчине? Он видит и слышит жителей чума, но сказать им ничего не может. Он для них вообще не видим. Мужчина долго думал, думал, потом решил всё-таки ещё раз заговорить. Он сказал:
   – Какие вы люди? Почему вы не слышите моих слов? Опять два раза пыхнул огонь.
   Тут старуха не выдержала и сказала старику:
   – Иди в крайний чум и зови шамана, пусть придёт и посмотрит на наш огонь. Как так огонь все время пыхает? Несчастье пришло к нам, что ли?
Ну, старик хотел или не хотел, однако поднялся с постели и пошёл в крайний чум. Долго не пробыл и вернулся в свой чум.
   Немного погодя, в чум вошёл шаман. Он был одет в шаманскую парку, но бубна с собой не принёс. Войдя в чум, он ничего не сказал. Прошёл на то место, которое находится за очагом, сел и стал смотреть на огонь. В это время пришедший мужчина ещё раз заговорил:
   – Кто здесь живет? Почему меня не видят и не слышат?
Как только он сказал эти слова, три раза пыхнул огонь. И вот шаман посмотрел на него, кажется, только он заметил, что в чуме есть посторонний человек. Шаман сказал:
   – Я вижу, что в вашем чуме поселился дух из среднего мира. Как же он сюда попал? Раньше в наших чумах таких духов никогда не было. Ну-ка, попробую я с ним поговорить.
   Шаман стал разговаривать с пришедшим мужчиной:
   – Ты кто, дух человека среднего мира или кто другой?
   – Нет, я не дух. Я настоящий человек.
   – Как ты попал в наш мир?
   – Не знаю, как я оказался на этой незнакомой земле. Раньше я жил с отцом и матерью, с братьями. Кажется, я ходил по тундре, оленей собирал. Потом со мной что-то случилось. Кажется, я куда-то падал, потерял сознание. Когда опять стал глазами видеть, то оказалось, что я нахожусь на незнакомой земле. Потом я увидел каких-то оленей. Двое мужчин приехали на то место и убили двух оленей. Я был рядом с мужчинами, хотел поговорить. Однако они меня не услышали. Положили туши оленей на санки и поехали домой. Я же куда мог деться? Я пошёл по следу, и вот я теперь здесь. Я совсем, голодный, просил дать поесть. Однако люди меня не слышат и не видят. Может быть, ты мне поможешь. Ты же шаман.
   – Я шаман-то, шаман. Однако, что с тобой делать буду? Ты просто так не мог попасть в наш мир. Здесь земные люди не живут. Однако, если ты всё же сюда попал, то тебя, наверное, наказали боги. Ты, наверное, совершил какой-то грех. Ещё раз говорю, что земные люди у нас жить не могут. Теперь придётся что-то делать. Наверное, буду камлать. Я должен проследить твою дорогу. Если я по твоей дороге найду твои плохие дела, то ты, наверное, пропадешь. Я не спасу тебя. Однако, если на твоём пути я найду твои глупости, то не знаю, что будет. Может быть, удастся вернуть тебя в средний мир.
   Потом шаман сказал старику:
   – В вашем чуме оказался человек из чужого мира. Он как дух. Его нельзя видеть глазами, нельзя с ним разговаривать. Однако, если я не помогу, то он может пропасть. Теперь занесите мой бубен, нагрейте его. Я буду камлать, пройдусь по его дороге. Если он плохой человек, то пусть пропадает. Нам он не нужен.
Старик вышел из чума доставать бубен. Потом вернулся, стал греть бубен. Когда всё было готово, шаман начал камлание. Он долго пел, прыгал, колотил в бубен. Закончив камлание, он объявил:
   – Я прошёл по всей дороге этого духа, оказавшегося на нашей земле. Его плохих дел я не нашёл. Оказывается, раньше он был в семье непослушный сын, век резал слова своего отца. Видимо, боги решили его наказать. Они дали ему возможность помучиться на чужой земле. Ну, теперь придется ему помочь. Сделайте большой огонь! Я спалю его в нашем огне.
   Старуха подложила дров в костер. Вскоре получился большой огонь, стало жарко. Шаман сказал пришедшему мужчине:
   – Возьми мою руку! Обеими руками ухватись и крепко держись! Не бойся меня, я тебя убивать не буду.
   Шаман протянул руку этому мужчине. Мужчина кое-как встал с постели и обеими руками взял руку шамана. После этого шаман резко дёрнул его к себе и бросил в огонь. Пламя стало ещё больше, послышалось шипение, полетели искры. Шаман держал духа в огне до тех пор, пока тот не приобрел человеческие очертания. Сначала появилась голова, потом туловище, руки, ноги. Шаман вытащил его из огня, и жители чума только теперь увидели, что дух стал таким же человеком, как и они сами.
   Шаман сказал:
   – Дайте ему какую-нибудь одежду! Принесите бакари, парку!
Ну, старуха тут же вышла из чума и пошла развязывать санки. Достала запасные бакари и парку и внесла в чум. Пришедший мужчина оделся и стал таким, как все. Шаман сказал старухе:
   – Принеси мяса, пусть посагудает. Он давно ничего не ел, пусть поест, отдохнёт и наберётся силы. Его не трогайте, ничего ему не говорите! Пусть лежит на постели столько, сколько хочет. Потом я его сам разбужу.
Ну, старуха ничего не сказала, принесла мяса и дала сагудать мужчине. Шаман же ушёл в свой чум. Когда мужчина поел, лёг спать. Он спал и день, и ночь, и ещё целый день.
   Вечером второго дня пришёл шаман и стал будить мужчину, говоря:
   – Вставай, если можешь, если у тебя сила появилась. Мужчина поднялся и сел на постели. Кажется, он немного повеселел. Он стал разговаривать с шаманом:
   – Не пойму, как я поправился. Однако силу в руках и ногах уже чувствую. Только совсем не помню, что со мной было в прошлом. Не помню, как я попал в этот чум. Эти люди, которых я теперь вижу, совсем незнакомые. Может быть, ты мне скажешь, почему я сижу в этом чуме?
   – Ты теперь, конечно, не помнишь своего прошлого. Однако до того, как стать нашим человеком, ты сам рассказал о своей прошлой жизни. Я слышал твои слова. Поэтому я решил сжечь тебя в нашем огне. Ты сгорел и теперь ты совсем как наш человек. Что думаешь, как будешь впредь жить?
   – Не знаю, что теперь мне сказать. Ну, в чуме я сидеть не буду. Может быть, пойду промышлять диких оленей.
   – Ну, диких оленей ты, конечно, добывать будешь. Теперь знай жителей этого чума: вот старик, старуха и их сын с женой. Сын хорошо добывает диких оленей. С ним держи один ум! Может быть, он даст тебе санку, оленей. Лук и стрелы старик даст тебе. Ну, вот так и живи!
   После этого разговора шаман ушёл в свой чум. Ну, этот мужчина, зачем будет долго сидеть в чуме? Когда старик и его сын вышли из чума, он тоже вышел. Теперь он хорошо себя чувствует, сердце окрепло. Сын пошёл пригонять оленей. Оказывается, у жителей этого стойбища много оленей, может быть, целая тысяча. Когда пришли олени, мужчины взяли арканы и стали ловить нужных оленей. Пришедший мужчина только сидел и смотрел. У него пока нет ничего своего: ни аркана, ни санки, ни оленей. Ну, это не беда. Он все получит так, как сказал шаман. Действительно, когда кончили ловить оленей, сын старика дал этому мужчине четырех ездовых оленей и сказал:
   – Вот твои олени, вот санка, теперь можешь ездить с нами на охоту. Как думаешь, поедешь ли?
   Мужчина сказал:
   – Как мне не поехать? Я как не хочу промышлять диких оленей? Конечно, поеду. Только бы дал старик мне лук и стрелы.
   Ну, старик что скажет? Он отдал мужчине лук и стрелы. Сам старик не был совсем немощный. Ездил иногда на охоту. Однако теперь как он будет резать слова шамана? Как сказано, так и сделал. Пусть ездит, пусть привыкает к нашей жизни.
   Ну, поехали на охоту. В этот день добыли трех диких оленей. Потом ещё не один раз ездили, хорошо промышляли. Мужчина добывал диких оленей наравне с другими охотниками.
   Так прошёл целый год.
   Старик однажды сказал мужчине:
   – Ты хорошо промышляешь диких оленей. Как ты думаешь, может быть, тебе хорошо бы жениться? Я присмотрел девушку.
Мужчина ответил:
   – Я что скажу? Я хочу жениться.
   Ну, дальше, что говорить? Мужчина женился. Ему поставили отдельный чум. После этого он опять ездил на охоту, добывал диких оленей.
   Прошло какое-то время, и однажды вечером шаман зашёл в чум мужчины, сел на постель. Жена поставила столик, положила разную еду. Стали угощаться.
   После еды шаман заговорил:
   – У меня есть к тебе слово, не знаю, понравится ли, не будешь ли ты обижаться?
   Мужчина сказал:                                                                                                                 – Почему я буду обижаться? Ты же спас меня, не дал пропасть насовсем. Теперь я хорошо живу, никакой беды не вижу. Говори, если надумал что-то сказать.
   Шаман сказал:
   – Я давно вижу, что ты хорошо живешь. У тебя молодая жена, в твоих санках много и шкур, и мяса. Когда я впервые видел тебя, я думал, что ты наверняка пропадёшь. В нашем мире земные люди жить не могут. Однако ты сгорел в нашем огне, стал нашим человеком. Теперь я вот что хочу спросить: не думаешь ли ты вернуться на свою землю? Там ещё должны жить твои братья. Не знаю, живы ли твои отец и мать, я их не видел. Ну, ты сам, конечно, не вернёшься. Если бы ты стал возвращаться без моей помощи, то ты погиб бы, твоя жена и твои олени тоже погибли бы. После того, как ты сгорел в нашем огне, ты больше не земной человек, а человек этого мира. Однако я тебе буду помогать, если, конечно, ты хочешь вернуться к своим братьям.
   Мужчина сказал:
   – Однако как я тебе скажу, хочу ли я или нет? Я не помню своей прошлой жизни. Ты говоришь, что у меня есть братья. Я о них ничего не помню. Однако, если они действительно живут, то не знаю, как быть. Может быть, мне надо к ним возвращаться. Однако, как я узнаю братьев, если я их не видел?
Шаман сказал:
   – Ты видел братьев, когда жил на земле. Только когда ты сгорел в огне, твоя память совсем изменилась. Однако, это не беда. С моей помощью ты мог бы вернуться на землю, и если вернулся бы, то сразу узнал бы своих братьев.
   Мужчина сказал:
   – Если ты так говоришь, то ладно. Буду возвращаться, хотя мне и на этой земле жить хорошо. Только не знаю, как я буду жить на земле своих братьев, если я все позабыл. Но ладно, буду возвращаться. Я не могу идти поперёк твоего слова, ты же меня спас от погибели.
   Шаман сказал:
   – Ну, если ты согласен, тогда слушай мое слово. Запоминай, что буду говорить! Я сказал, что сам ты на землю братьев никак не попадёшь. Однако ты с аргишом переедешь через одну гору, следуя за мной, и так окажешься на родной земле. Я с тобой все время не буду, только переведу через гору. Дальше сам поедешь. Ты увидишь свою землю, и сам будешь знать, куда ехать. Когда вернёшься к братьям, то запомни, что надо будет забить семь оленей на жертвенном месте твоего рода. Так ты навсегда закроешь дорогу в этот мир. Если пожалеешь оленей, то не знаю, может быть, ты снова окажешься у нас. Вот я все сказал. Завтра готовь аргиш! Готовь санки, упряжь. В санки положи две пыжиковые шкурки. Они будут нужны, завязывать глаза тебе и твоей жене.
   Шаман больше ничего не сказал и ушёл в свой чум. Наступил другой день, и мужчина после завтрака стал готовиться в путь. Когда пригнали оленей, мужчина выловил столько ездовых оленей, сколько требуется для аргиша. Жена разобрала чум. Шаман запряг в свою санку четырёх оленей пёстрой масти.
   Когда все было готово, шаман сказал мужчине:
   – Я поеду впереди, ты езжай за мной, жена за тобой пусть везёт аргишные санки. Когда доедем до горы, остановимся. Тогда я скажу, что делать дальше. Смотри, по дороге не останавливайся! Сколько я буду ехать, столько езжай и ты, и твоя жена. Если ты хоть раз остановишься, и я уеду далеко вперёд, то ты меня потеряешь. Ты заблудишься, и вам обоим придется по своему следу вернуться обратно. Вот теперь я поехал, смотри, не отставай!
   Шаман отвязал вожжу, взял хорей в руки и поехал. Мужчина и его жена тоже поехали. Ну, ехали, наверное, долго. Ни разу не останавливались, чтобы дать оленям передохнуть. Так-то во время аргиша люди обычно останавливаются, дают оленям отдых, смотрят, может быть, какие-то упряжки отстали и надо их подождать. Эти же ни разу не остановились. Как шаман сказал, так и ехали. Потом впереди показалась сопка или возвышенность с крутыми склонами. Вся в снегу, только на вершине кое-где видны проталины. Пока до неё доезжали, уже была пора солнцу садиться, день кончился. Доехав до сопки, остановились.
   Шаман сказал мужчине:
   – Ну, теперь тоже внимательно слушай, что я тебе скажу. Мы удачно доехали до места, нигде не останавливались. Это хорошо, однако теперь я тебе ещё скажу, как делать дальше. Теперь ни ты, ни твоя жена самостоятельно ехать не будете. Привяжи оленей своей упряжки к моей санке! Жена пусть привяжет своих оленей к твоей упряжке. Потом сядете на свои санки и пыжиками завяжете себе глаза. Вожжи и хореи держите в руках, однако управлять оленями не надо. Весь аргиш я один буду вести. Вы просто сидите на санках с завязанными глазами. Может быть, во время езды вы услышите какие-нибудь звуки. Сидите спокойно, не развязывайте глаза! Снимайте пыжики с глаз только тогда, когда почувствуете, что ваши олени не медленным шагом идут, а бегут. Вот тогда откроете глаза и увидите, где вы находитесь. Если меня не увидите, то меня и не ищите. Знайте, что я уже вернулся в свою землю и вам больше не нужен. Теперь делайте то, что я сказал!
   Ну что ж, мужчина привязал оленей своей упряжки к санке шамана, а оленей жены – к своей санке. Затем велел жене сесть на санку, подал вожжу и хорей в руки и пыжиком завязал глаза. Потом сел на свои санки и завязал себе глаза. Ну, теперь настала пора ехать вперёд. Мужчина ничего не видит, только слушает. Вот шаман сел на свою санку, и весь аргиш тронулся вперед. Но олени идут очень медленно, как будто еле ноги передвигают. Едут, едут. Потом стал слышен шум метели, кажется, подул сильный ветер. Но только слышен шум ветра, самого же ветра никак не чувствуется. Потом послышался шум колокольчиков, кажется, мимо проходит длинный аргиш, и на шеях передних оленей звенят привязанные колокольчики. Они сколько-то прозвенели и затихли. Мужчина стал чувствовать, что ему очень хочется спать, голова клонится, руки еле держат хорей и вожжу. Но он старается не заснуть, как-то бодрит себя…
   Прошло ещё какое-то время, и мужчина почувствовал, что его олени стали быстро двигаться. Так резво бегут, как будто только недавно их запрягли. Мужчина сдернул с глаз повязку. Светло, яркий весенний день. Обернулся назад и увидел, что его жена тоже сняла повязку. Мужчина остановил свою упряжку, пытаясь понять, где он теперь находится. Он стал осматривать местность и удивился, что земля та же самая, по которой он не раз ездил охотиться на диких оленей. Мужчина посмотрел в ту сторону, откуда приехал, но нигде не заметил высокой сопки. Шамана тоже нигде не было видно.
   Мужчина подошёл к упряжке жены, отвязал её оленей от своей санки, чтобы она могла самостоятельно ехать. Сказал:
   – Ну, теперь я увидел, что нахожусь на знакомой земле. Езжай за мной! Поедем на стойбище моих братьев. Теперь какая беда?
   Поехали. Едут, едут, а чумов братьев как не видно, так не видно. Остановились на каком-то старом чумовище. Кажется, здесь давно стояли чумы, лежат давно побелевшие кости диких оленей. Осмотрев это старое чумовище, мужчина сказал жене:
   – Никак не пойму, куда мы с тобой приехали. Я в этих местах был совсем недавно, может быть, всего полгода прошло. Как же я теперь нашёл старое чумовище своих братьев? Жена сказала:
   – Я этой земли не знаю. Если ты нашёл старое чумовище, значит, твои братья аргишили.
   Ладно, поехали дальше. Как-то нашли еле заметные следы и поехали по ним. День закончился, переночевали в пустой тундре. Когда появилась утренняя заря, опять поехали. Нашли ещё одно чумовище, давно оставленное. Мужчина недоумевал: куда же подевались братья? Как они за столь короткое время могли куда-то далеко уехать? Что теперь делать?
   Жена сказала:
   – Однако поезжай дальше по следам аргишей твоих братьев. Должны же они где-то остановиться.
   Больше ничего не стали говорить, поехали по следам. Эти следы вели куда-то на юг. Пока ехали, тундра кончилась, стал лес появляться. По дороге нашли ещё четыре или пять чумовищ. По следам стало видно, что аргиши братьев ушли далеко на юг, в лесную местность. Ну, что делать? Придётся доехать до них.
Только на пятый день аргиша мужчина, наконец-то, увидел чумы. Их было всего три. Мужчина подумал: это чумы моих братьев, или я попал к чужим людям? Ну что ж, доехал до этого стойбища, остановился не рядом с чумами, а на расстоянии. Жене сказал, чтобы оставалась и ждала, а сам пошёл смотреть, кто живёт в этих чумах.
   Пока он шёл до стойбища, из среднего чума появился старик. Приблизившись к нему, мужчина узнал, что он – его старший брат! Однако когда он успел состариться?
   Мужчина сказал:
   – Кажется, ты мой старший брат. С трудом узнаю тебя, ты, оказывается, совсем состарился. Ну, теперь я приехал.
   Старший брат сказал:                                                                                                         – Оу, я тебя еле узнаю. Ты, кажется, мой младший брат. Уже прошло двадцать лет, как ты потерялся. Ну, говори, как ты смог вернуться! Где так долго пропадал?
   Младший брат стал рассказывать:
   – Не знаю, как могло пройти двадцать лет. Кажется, я всего год назад попал в беду. Я заблудился и оказался на незнакомой земле, среди чужих людей. Там я чуть не погиб. Если бы не шаман, то я наверняка умер бы. Шаман вернул меня к жизни. Потом я, кажется, целый год жил у чужих людей, на охоту ездил. Однако, когда женился, шаман предложил мне вернуться на родную землю. Он вывел меня из чужого мира. Но твоих чумов я долго не мог найти, только теперь я увидел.
   Старший брат сказал:
   – Как ты мог найти наше стойбище? Мы уже целых двадцать лет аргишим с места на место. Оленей у нас стало много, как будем долго стоять на одном месте? Ну, теперь ты видишь, что у меня всего три чума. Отец и мать давно умерли. Сначала отец заболел и умер, а через два года умерла мать. Затем от болезни умерли два брата. В живых остался я, средний брат и ты вот приехал. В соседнем чуме живёт мой старший сын. Давно он женат, у него уже трое детей. Ну, ты, вижу, с аргишом приехал, на санке женщина сидит. Теперь как будешь жить? Свой чум поставишь?
   Мужчина сказал:
   – Я буду жить в своём чуме. Теперь я узнал всю правду о том, как вы без меня жили. Если ты, старший брат, согласен, то здесь буду ставить чум. Куда мне больше аргишить? Я теперь на родной земле.
   После этого разговора мужчина привёл свой аргиш на стойбище, жена принялась ставить чум.
   Вот теперь конец этой сказки. Мужчина, помня слова шамана, забил семь оленей на жертвенном месте своего рода. Так он закрыл навсегда путь в тот мир, куда случайно попал, или его боги так наказали. После этого он стал ездить с братьями на охоту, промышлял диких оленей. Спокойно жил, больше ничего плохого с ним не случалось. Вот и всё.

Дёхууй каса

   Бусыхи” менсыхи” собриг каса низы тонԑ эби. Тԑт касанизы” керту мяту” щер дириби” Мале нԑсай”, несай”, эби”. Собригуй каса незы” тона ноныди” дириби. Тызу” идэ ока тонԑ эби”. Каса низы” дябута кадязада энчу” эби”. Кезарудь дязубуту” кунахару” тԑрщуз иби тогу”. Куна каса низа” кезарудь дязуб, бусы тыза” модэуби. Бу” тона агаан аруми энчи иби ӈа. Помдыдуъ” сойзаан дириби”. Ӈолю дюзыю каса неза ага кащида мод иби нодус. Кащиза нода маб, чета кезрудь канихо” – бу” мада – модь абазашь кантаз, погудь кантаз, кодуй муйтаз, ань обухо дёгад моза понидаз. Ԑсыза торь ԑзахада пери” нода мамби:
   – Соку, обуш пери ага кащихиныд пою дязад? Модь базынь ань бид уд низ мугу”. Кунь диридад, щехуру мод ищ нодус? Торь эщ очик щед из тоо”.
   – Ача, модь мале ибляйгуз нез ӈа. Обуш уу” щий пери табзагоод комад. Модь керинь бинь у” тонԑ”. Кащинь кунь комабуту торь ӈай, модь ноныду” щемь дягу. Модь ань, кунь комаз, торь ԑзаз. Нера” нонынь сэн тыя”!

Иван Силкин. «Кадязада»
«Молодой охотник»
бумага, гуашь, 29,5\42 (см)


   Бусы сэн козхуру ни ман. То кунь мудаза, керта бида щер диред комабута, дирей. Ӈолю, торсы сԑю понидь, обухо очиг щед тоошь кудаха ни ӈа.
   Чикихуз сԑнхо дери кани. Ӈобгутын кащиза кезарудь камазыз, идузу”, мимузу” моо”, кани”. Бусы нехуда мана:
   – Ԑки дери уу” тыз” модэ”. Модь кухуру нез канид, мякнынь ԑзаз, ӈонь деԑ”. Тына” окахоо” буни” ӈа, модэшь ань, ӈобчик тара”. Каса ԑчи ԑсыхуда торь мана:
   – Уу” базад щер, ача, ӈай, ԑки дери модь тэ” модэхун. Ага кащинь нонь мами ԑԑбузу”, модь буду” батуду” щер инизудь ӈа.
   Каса ԑчи тыхита кани. Ага каса кащиза мале кудахан кудахай дяхин каниби”. Каса ԑчи дяза, дяза, мякзуда мале кудахад кани. Локри, ӈота ирун, щузыбь ползыда дя лэкку озыма. Каса энчи обухуру ищ камаза, чики дя лэкку меоон тощную сумуойз. Тонын пей, обухуру ни озы”. Каса энчи тошную дя одашка меоон чиԑда щер, ԑбаза пошимоо, сэийза” пяушума.
   Куна, сэийза” нԑтыбууйза, дёгад дя модыэ”. Бодуй дяхо, бодуй дя ԑзараха. Ӈаза кайяку. Обухуру мону” кухуруз ни со”. Дя, модэбута, бу” дяза ни ӈа. Сошисай, ныгасай, бичай, ӈолю бу” дяза ни ӈа. Тыза кухурун ни озы. Каса энчи ӈота” ни нэриз. Бийтуӈа, кунь тэза ԑзабута. Соши ԑба ни тодыз, дя поштыш сэӈилыз, бида ироон мана: тона кохоон мяз модычуз. Мяз” кухурун ни озы. Ӈолю тощин, щизы би”, ӈу, нэху би” тэ” модыэй”. Тэ” лотаку нин козуйӈа”. Кезар” тэзрау” ни” дялдыр, мяз” тэрха”, ползыӈа. Торь эбута, кохон инукун энчу” тонԑ ԑза”. Каса энчи тошную тэ” дез каийз. Тэ” кеуд тоийз, тэ” помон дязуӈа. Тэ” нозда низ пизыгу, сэӈигурушь ноюда ни” сэӈир”. Тэзанда кунь ӈа, ԑки тэ” обуш щий ни” пиийс”? Кутуйзу” козуйӈа”, кутуйзу” бану”. Каса энчи нээ” тэ” дез сэӈиӈа. Тэ” ань, щита идараха” модэ”.
   Торь бийтудахада щизы эззудахи” озымахи”, тэ” понидахи”, ӈу кадязадахи”. Кадязадахи” ԑзарахи”, тызы” инукун нэртызы”. Идузы”, мимузы” моохи”, дядокоон талячиш, тэ” дез дязарихи”. Буди” тэ” дезру сэӈиӈахи”, тонын нэза каса энчи идарахазы” модэ”, ӈу незы модэ”. Энчихи” щизы тэ казахи”. Ань тэ”, энчу” модычь, чукчи щимиийз. Кадязадахи” кодузы казадуйзы тэ” кеуд тозызы”. Казадуийзы” тэхузы” кодуди” ни диризы”, муюоон курызы”. Помныди” дёриӈахи”. Агаю касахада мана:
   – Ԑки дери модинь щизыру кезар казай. Модь ань тэзуй дёзад комазудь, тэ” куньходу” мяр щимиийзудь. Модинь отунь ноо” исы”. Кунь ԑзай, мякунь каньтай? Лумиий тэ” тэза модинь ӈобчик нинь дябуд, буду” тэза” кудахай дяхин кани”.
   – Модьхо” маназ мякунь канибунь сойза. Лумбиш каний тэ”, онсыд, тэза модинь нинь дябуд. Кадязадахи” помныди” дёридахади”, каса энчи пери” кехунди” нээ”. Буди” ноюда куньхуру нихий ӈа. Каса энчир керта бахаӈиз:
   – Дёхара, щери” эбуныди”, щий мячи дёдид нери муд? Кунь дящегин ӈолюуш кайизаз?
   Каса энчиги ԑбахуризы ноюда нихий дяра. Буди” чики энчи незы” модэ, незы” нодус. Точгуз кадязада энчиги эзбинызы” ноохи”, мячи дез эззыхи0. Каса энчир дящегин ӈолюуш нэшь кайи. Кунь ԑзабута, обу понидабута, дёхараза. Бяуза пииш канта. Дящегин, дёхарада дяхан, сԑгад бу” идараха кома. Сое каний каса энчиги сԑхԑри меоон дязриз. Сԑхԑри энчу” мякиз щита тоорад ниу”, тонын энчу” тоойдь, тԑныдаза, ку” бу” тэза тообиз. Сԑхԑри меоон бу” кудаха дяза, кайяза мале покругууйз, мяз” ань, тона кухурун ни” озы”. Пи дябут дири дерихун дяза, сԑхԑрида дёшь пида.
   Каса энчи мяз” дёдид киузнуру” тоойз. Агаан ԑказа, пи дябут дязахазда, омулыз. Собриг щузыбь онай мяз” нээ”. Кутуй энчу” нэрдархабиз, самаду” ще” меоон кочи озыбуӈа. Кудию мяз ми чузабута. Каса энчи обухо коду ни адыз, отыдуӈа, щехо тона озыдю, бу” тоойдаза, щеԑ мяз ми чушь сойза эниш. Ӈоб мяз миз нԑ озыма. Коду миз оса собуо, пурзы мят чуо. Коду нин адиза каса энчи дез сэӈигурушь ни сэӈир. Каса энчи тона ади, отыдуӈа – каса энчи тона озыдю. Кудаха торь ади.
   Обу дёдигун дёгад мякуз щизы одыз каса энчиги озымахи” помныди дёриӈахи”, коду нин адиза энчи дез ԑбахурузы нихий дярагу.
   – Дериза сойза ԑудараха, ԑки дери ань кезарудь канихуй.
   – Ԑ-ԑ”, канихуй. Модь ань торь бийтуӈазудь.
   Дёхутуда каса энчир ань керта бахаӈиз:
   – Модь дёхутуӈаз. Щеԑ” ԑки” мяз” мин дири”, щеԑ мят модь чубунь сойза эза? Модь пи дябут дязушь дязахазунь, омулый. Бемра” кудюю мякун дири?
   Одыз энчиги бу” базыда дез куньхуру нихий ӈа, ноюхуруда нихий сэӈир, ань мят чуохи”. Дёхутуда каса энчир пехун ань ӈолюуш кайи. Кодтулыз, ӈаза сойза эбута ӈу, тэчиза сырей ӈа. То, ӈай. Бида ироон мана: «Дёдай мят чухугуз. Бу” сэгмид мякиз агайта. Тонын бемзу диритау”. Теза буду”, ԑнзай, киузэ оомаду” пониӈа”».
Каса энчи дёдай мят чуо. Бу” мят чуохазда, ту агаан пизыийз. Но ще мин нэшь, мяз ме модсуӈа: ӈолю кехун бусы менсы но адихи”, наак кехун эддюк каса энчи нԑда но” адихи”. Помныди баади нин личу мин некучазы” мощчи. Мят чууй энчи дез щехуру ни сэӈир. Энчу” ооӈа”. Оода” му” модычь, каса энчи чикихуз агаан оомад комариз. Борудь, курахад лԑука энчу” дез:
   – Хэй, за кунь ӈара! Модь мякда чуооз, щий обу нера” модэ”? Щий кухо адтара”, оотара”!
   Торь манахазда, ту ань агаан пизыийз. Мяз тԑр энчу”, чууй энчи дез куньхуру ни ӈа. Ӈолю бусы мана:
   – Ту щизы дёур агаан пизыйз. Обухо модэдарха”.
   Одыз каса энчи, бусы каса неза ԑзараха, мана:
   – Ту пери торь пизымуби, обу модэда?
   Дёхуй каса энчи, ань энчигиз бахаӈиз:
   – Щий оотабута” боо. Модь дёхутуда энчиз, кудахаз дязушь тоозудь, омулый”, ныхищимаз”.
   Ту ань чикихуз агаан пизыийз. Мяз тԑр энчу” ань, кунь исызу модэ, кунь исызу нодус, торь незу модэ, незу нодус чики энчи. Энчу” оомаду” пуозу”. Каса энчиги пед озымудь камазыхи”. Кунь ԑзабута? Каса энчи ӈуль ныхущума, сԑюза бома. Бу” орнук мяз ми кани, баа ни адыз. Щехуру ноюда ни сэӈир. Обу чики? Баа нин адишь, бида у” сэгмид дяан кани. Сосыда меԑ ӈуль бома. Дёхараза, обуза тэзанда бу” кунь ӈа. Обуш эки” энчу” ноюда сэӈимад ни” кома”, ноныда дёримад ни” кома”. Кунь тэза ԑзабута? Дядокоон ань оода музда каата.
   – Обухо музуй таара”. Обу оса дюкчу сԑӈара”. Омудь курахад сԑюй боуударха.
   Ту ань щизы дёур агаан пизыйз. Ань щехуру каса энчи дез низ сэӈир. Ӈолю менсы бусыда дез сэӈидь мана:
   – Ту обуш торь пери агаан пизыӈа? Обухо очиг щер нэоон щизна” ни нодрагу?
   Бусы модли менсыда дез сэӈилыз, козхуру ни ман. Каса неда но пед озымахи”. Каса энчиги тызы” ӈоохазди”, кадяшь канидарахабихи”. Чики дёхутуда энчи ань, чикру баада ни сумуошь, кодарабиз. Мяз мин адиза нԑхи кечигуру нихий ман, буди” мякныди дёгад энчи кодитау”. Дери дябут чики дёхутуда каса энчир оомузай коди. Пяушумную номада тахан нодуоза: пехун эззуда мяз кеуд нэртыз. Бусы каса неда но дящегиз тоодархахи”. Энчу” помныду дёриӈа”. Мяԑԑзу” пед дизысай озыма, ԑнзай, дизыда тԑруз косайшь кани. Каса энчи татэхазда тона энчу” баа нин мощчи, нэрушь ныхуза ӈуль дягу. Бусы каса неда но мят чуохи”. Бусы баада ни адохазда мана:
   – Ԑза айбизгоо”. Ԑки дери модинь щизы щузыбь тузута кезар кора казай. Тэза кудахаъ осасай ԑза”.
Каса энчи барихуда адыз. Айбизда” энчу” дез сэӈиӈа.
   Дядокоон энчигиз айбаззуда каата:
   – Модь ань айбазкузуй таара”. Коч буязуй ибляйгоон ихирушь таара0.
Мяз тԑр энчу” ань кемнээду” незу” нода”.
   Айбизрахазду каса энчиги помныди дёриӈахи” Мяԑԑзу” дизыда пиригоо, менсы сԑԑда таймахан боздышь обухо пониӈа. Кунь тэза ԑзабута кемнэ энчи? Бу” энчу” модыйза, нодууйза, буду” ань щита ни” модэ, ни” нодус. Кемнэ каса энчир, ань дёририз:
   – Обу канды уда” энчура”, обуш щий нодуод нера кома?
   Ту ань щизы дёур агаан пизыйз. Мяз тԑр энчу” сԑюзу” канидарха”.
Мэнсы бусыхуда мана:
   – Кань мекиз, Тазыбь касад каата. Тообь, туна” дёри таслай. Щеԑ” тԑныза, очиг щер модэшь щизна” нодрагутау”.
   Бусы кани мякиз. Кудахару ни дязур, чикирухун пурзы тоо. Пооныда Тазыбь чуо, мале пагиза пониӈа, ӈолю, педищуз тоо. Модли щеуную кани, тонын адыз, ту дез сэӈидь. Дёхуй энчир ань бахаӈиз:
   – Щеԑ нонь мада, ԑкун дирида” энчу”, обуш щий ни” нодус?
   Торь манахазда ту нэху дёур пизыйз. Чикихун, чи Тазыбь ноюда сэӈилыз, буруда тэза модэдархаза, мяз мин дёгад энчи тонԑ ԑза. Тазыбь мяз тԑр энчигиз мана:
   – Уда” мякныда, ԑзэ дёдай дя тԑр энчи беду модэз”. Кунь бу” ԑу тообиз? Дирень дябуд кунахару модь торсы незудь модыс. Дёритагухугу:
   – Уу” обуд, нԑдыгузад, ӈу энчид тона?
   – Модь нԑдыгузаз нез ӈа, модь онай энчиз.
   – Кунь уу” модьна” дяна ни тоосыдь?
   – Дёхарау, кунь модь уда” дяда” ни” тообий. Ԑу” тоойнь дёдид, модь ԑԑхунынь, ԑсыхунынь, каса кащихинынь но диризудь. Тынь ӈодагушь дящегин дязудархазудь. Точгуз обухообь куньхо канишь. Кухо сумодархабичь, тошную сумуйдахань, сэийнь пяушумадь. Куна сэийнь нԑтыбуунь, модь мале дёгад дя нин мощчибизудь.
   Точгуз модь обухо” тэ” модыэзудь. Щизы каса энчиги эззушь тоохичь, чики” тэ” погин щизы тэхи” казахичь. Модь кехуныди нэзудь, ноныди” дёриӈазудь, буди” щий нихичь нодус. Казадуйзы тэхи” кодуди ни” пуӈизыдь, мякди канихичь. Дёхарада дя нин модь ку канидасаз? Буди” дязыийди меоон модь ԑу” тоойбичь. Модь ӈуль омулый, ԑки энчигиз сэнуку дёур музуй каӈазудь, то” буду” щий буни” нодус. Ууруд щий, ԑнзай, пярзышь пиритад, уу” Тазыбид неду” ӈа.
   – Модь тазыбихо тазыбиз ӈа незу”. Кунь щит мудабунь? Уу” ԑу” керид бид щер ԑзтарайд бунид ӈа. Ԑкихун дя тяр” энчу” диришь незу” пирис. Уу” ԑу” обухо очиг щер деоон Ӈахаз ԑзтарайд ԑзарахад. Дя нин уу” обухо деоон, ԑнзай, кехаларабидь. Тэза куньхо щит мушь тара. Собузыдаз, ԑнзай. Диришь понирууйд сԑхԑрид модыбунь тара. Тонын агаан кекучиза” щер” кобунынь, модь щит пярзышь нез пирит, ԑкиру дяхан бедур сԑбьиза. Мабут, Ӈа щит табзагушь торь муби, чикихун чи, модь щит пурзы ԑзташь пиритаз.
   Тазыбь бусыд мана:
   – Уда” мякныда дёдай дяхаз дёхуй энчи беды тонԑ. Бу” ни озы, базыза щехуру низа нодус. Щий каатада” дёдид, щита туру модэби. Тэза модь ибунь пярзы, бу” бедыза кудаха торь майдудь дязудь неза пирит, ԑкиру дя нин дягуда. Педий чурира” ту нин сойзаан дязтара”. Модь собузыдаз. Диришь понирууйда сԑхԑрида модытаз. Очиг энчи эбута, бедыза козру майдуӈай, очик щеда деоон. Щехуру неза сԑд.
   Бусы пед педи косайшь озыма. Тонуку ԑԑхаз, педисай мят чуо. Педи ту нин дязтагушь пяза. Тазыбь камазахазда собузылыз. Бу” кудаха кинуо”, сооӈа, педида мону дез дюсыри, ту поштышь тора. Собузымада дёсэхазда мяз тԑр энчигиз мана:
   – Модь дириийда сԑхԑрида чукчи модыэу”. Обухуру очиг щер нез ко”. Ӈолю, бу” тԑхԑ дяханыда ага кащида мод иби нодус, ԑсыда база щер иби ӈа. Сэгмид щегин керта бембед комаби. Ԑзԑ Ӈа бида у” нойдыԑд комашь торь мубиза. Дёгад дяд, дёгад энчу” погиз ԑзтабиза. Торь майдумада щер керта камазанизашь, кунь ӈа, куна щехуру щит ни нодус. Тэза модь пярзыда, чики майхузда ԑу накруда. Туда агайтаан чуныра. Модьна” туна нин порзада. Ту майдуда бедыда одь, модьна” дяна” бедыгун посышь, бу” бедыда муюрадаза.

Иван Силкин. «Диришь бисыза»
«Верность», бумага, гуашь, 41,7/29, 6 см


   Менсы туда пяз окайтаан пуӈа. Ту агаан лойриз, мяз мин депщума. Тазыбь дёхуй каса энчид мана:
   – Щий узахазунь щизы узахан муюон нообира”. Щий из пиийс, модь щит казад нез кома.
   Тазыбь каса орун ӈота ни нэриз, нода узада бугала. Каса энчи барихуда баа низ нэриз. Тазыбь щизы узахан узахазда нооза. Тазыбь, каса энчида локри ноюда бунраза, точгуз чикирухун туд бяԑза. Ту чикихуз агаан монудь лойриз, татуй сэӈиза дяаан соолыз. Ортэ туру агаан монудь лойдыӈа, сэн обухуру ни озы. Обу дёдигун лойдыда ту миз ортэ энчи ԑба озыма, точгуз узыза”, пузуза, ӈоза” озыма”. Тоныку ԑԑхаз, Тазыбь кунь ту ми локри бяԑсаза, торь мярчили ту миз ноюда тубахаӈаза. Чикихун, чи, мяз тԑр энчу” сое чики энчи сэийхинду модыэзу”. Щиту толха энчи эби, обухуруза нозду дёгадэза дягу. Тазыбь мяз тԑр энчигиз мана:
   – Обухо пагизыза” миэра”!
Менсы чикирухун пехун кани. Кодуда дипра, тоныз пяԑ”, мальча озды. Мят чушь, обуру” каса энчид миийза. Каса энчи пагиза” сԑрахазда, мяз тԑр каса энчузурау кани. Точгуз Тазыбь менсыд мана:
   – Тэза ань оотара сойзаан, айбизӈай. Бу” кудахай дерихит обухуру нишь оур. Точгуз сойзаан нэтайдь, айюда ныху” озыма дез. Нера” дёритагу”, нера” мостагу”, кунь эбута торь ӈай, керта бида щер. Куна тарада модь керинь нэртада.
   Менсы модли каса энчи пуя ир пиби оса”, айбаз пуӈа. Тазыбь мякда кани. Каса энчи оорахазда кодыз. Щехуру неза дяйтагу. Бу” щизы дери дябут коди. Наак дерихун пяушумную Тазыбь тоо. Каса энчида нэртагушь пяза, мана:
   – Нэрушь ныхур тоныбута, нэруз.
Каса энчи татэ, адыз. Тарсыса сохуби, Тазыбихун дёририз.
   – Неу камазагу, кунь модь сохумаз. Узахинынь, ӈохинынь ныхуй озыма. Ӈолю, обхуру нез биийс. Неу биийс, кунь модь ԑу тообиий, ԑки мяз тԑр энчу” модь ань дёхарин. Модьхо” маназ, ууруд чики щер таслашь пириийз.
   – Уу” тэза кудахай дириийд нер биийт. Модьна” дяна” тԑр энчииш канед ороон, уу” нонь базыийзушь керид дяд нин дириийз. Модь щит модьна” туна нин порзазудь. Уу” дяхазуд майдуми бедур модьна” туна нин порашь. Точкуз, ту пузуд ми”, модьна” дяна” беду посышь. Тэза уу” модьна дяна” энчииш канид. Кунь таханую бийтуӈад дириудь.
   – Дёхараз, кунь ԑзабунь. Мякохон модь буниз адиз. Ԑнзай, кезарудь дязудаз.
   – Кезарудь дязубут иӈи сойза ӈа. Тэза ань мяз тԑр кащиз сойзан модыс. Эдь бусыхи” менсыхи”, тԑхԑ каса незы” нԑда но. Буду” сойза энчу”. Каса незы дябута кадязада энчи. Бу” кодузуд, тызыз тозта. Бусы ань, идузуд, мимузыд” тозта. Кащид мод нодус, буду” щит сэгмид щегин пярзыгуза”, табзагуза”.
   Дёримиза дёсэхазда Тазыбь мякда кани. Киузную каса энчи каса касахуда поон пед озыма. Сосыда меԑ тэзахо” ӈуль сохуби, сԑюза муюри. Бусы каса не тэныдь кани. Тызу” буду” ӈуль ока эби. Тэ” тоохаз, каса энчу” чезызу” моо”, нойрука”. Дёхутуда каса энчи ань, коду нин адишь нойруда кащида дез сэӈиӈа. Бу” тона обухуруза дягу ниу: керта чезыза, кодуза, тыза” дягу”. Каса энчу” нойрушь посахазду”, бусы каса не, дёхутуда каса энчид тԑт тэ” миԑ, мана:
   – Ԑ”, тыз”, кодур эдь. Комабут тэза кезарудь каньхуй. Кунь бийтуӈад?
   – Ԑ-ԑ”, кантаз ноныда” кезарудь. Ӈолю, бусы нонь идузуй мимузынь тозай ԑԑбуза.
   То”, бусы коз мада, каса энчи идуз, мимуз” иӈи мис. Бусы тона керта агаан аруми энчи иби ӈа. Кутуйхин кадяшь дязуби. Тэза кунь тазыбь бату щер ни ԑз. Кунь малыз, торь ӈа. Ӈай, дязуӈай кадяшь, модьна” дяна нин диришь тохугоой.
   Дёхуй каса энчи, бусы каса не но кезарудь канихи”. Чики дери буди” нэху кезар кора казабихи”. Точгуз пери ӈолюхун кадяшь дязубихи”. Дёхуй каса энчи кадяшь дязубута дябута энчи эби. Мяз тԑр кащихинда сойзан эби. Сэгмид щегин кащизу” пярзыгушь дириби”. Дёхуй каса энчи ага кащида модпери нодуби. Торь диришь ноӈиза по кани. Нобкутын бусы дёхуй каса энчид мана:
   – Уу” сойза, дябута кадяда энчид. Модьхо” маназ уу” нԑзуд мубут тара. Меке таты мубут боо”? Коз мадад, модь базынь дез?
   – Модь ань чики нэоон бийтуӈазудь. Чики каты модь кудахай дерихит модэу”. Уу” базат щер ӈай, чики каты нԑзунь мухуз.
   Торь дёхуй каса энчи чики дяхан нԑзда моо”. Керти” мячи” моктахи”. Каса энчи, ань каса энчу” тотрау” кадяшь, кезарудь дязуӈа. Торь диридахаду ань по кани. Ӈобкутын пяушумную, дёхуй каса энчи мят, Тазыбь чуо, баа ни адыз. Каса энчид базаза тонԑԑзараха. Нԑза толда мокта, тол ни оода” му” пуӈа. Оорахазда”, Тазыбь каса энчид торь бахаӈиз:
   – Модь нод базай тонԑ, дёхара, кунь уу” сԑюхуд каадыз, локри борудад?
   – Обу понидь ноюд борсыдаз. Уу” щий ий ԑԑбут пярзы, модь кудахай дерихин майдудь канизудь. Тэза ань чи, сойзаан дириз, обухурухун нез магтур, энчу” нонынь сойзаан ӈа”. Ман, коз манад комасад.
   – Модь пери щит модэз, сойзаан дирид. Нԑд но” уди” пяза энчири, магтудь нери дири. Кодузы” осахид, кобахид подэ”. Сое щит модыбууйнь, модьхо” маназудь, дириуудад нед ӈа. Дя тԑр энчу” модьна” дяна” нин диришь незу пирис. Дяхаз бедуд, модь нод маназудь мале, модьна” туна” нин порзабушь. Тэза уу” модьна” дяна” беды понидь дирид. Модьна” дяна” тԑр энчииш канид. Щит тооймад комаз, уу” пурзы” дяд дез канед кунахару” нед бийтумби”? Тонын ага каса касахуз дирихи”. Ԑԑхуз – ԑсыхуз модь тонын нихунуш модыс. Дёхара, буди” дирибучи. Уу” керит пурзы канишь нер пирит. Модь кебонынь пу