лого цифровизация12

arctic
multilingual portal

Священная ель - Киху казы

Энецкая сказка

У реки Большая Хета есть небольшой лес и озеро. С давних пор это место называется Томбе, по-ненецки Тампей. Там жил шаман Дели. У него были жена и сын.
Однажды сын говорит отцу:
– Вот я видел сон. Во сне я услышал голос Бога. Он как будто сказал мне, что где-то есть одна священная ель с семью разветвлениями. Эта ель качается на ветру и поёт, обращаясь ко мне: приди, приди, приди! Уже сколько раз я видел эту ель во сне и слышал голос Бога. Я боялся тебе, отец, об этом говорить. Однако больше молчать не могу. Может, приготовимся и будем аргишить на то место, где стоит священная ель?
Шаман Дели, услышав такие слова сына, был крайне удивлён. Он не мог понять, как сын, не будучи шаманом, мог слышать голос самого Бога, да ещё видеть священную ель, которую даже опытные шаманы видят лишь в редких случаях. Шаман Дели долго молчал, обдумывая слова сына, а потом заговорил:
– Сын, я не могу тебя понять. Даже если ты и услышал во сне песню священной ели, то где мы её найдём? Неужели мы будем ездить по всей Большой Хете и осматривать каждую ель? Это безумие. Мы проездим целый год, оленей зря будем мучить, но, возможно, так ничего и не найдём. Я так думаю: сын, если ты на самом деле слышал голос самого Бога, то попытайся вспомнить, что он тебе говорил. Не указал ли он тебе точное место, где можно найти ель?
Сын ничего не смог ответить отцу, и разговор на этом закончился.
Прошёл один месяц, наступил март. Хоть солнышко уже довольно высоко, но в тундре ещё холодно. Некоторые стойбища уже начали аргишить на север, к весенним местам отёла оленей.
Сын шамана Дели как-то вечером сказал:
– Отец, я во сне видел дорогу, по которой будем аргишить на священное место. Я опять слышал голос Бога и пение ели. Мы должны аргишить через реку Малая Хета к Енисею. Мы пересечём одну возвышенность и найдём две сопочки, поросшие елью. Там будет священное место.
Услышав эти слова сына, шаман сказал:
– Хорошо, что ты узнал то место, куда мы должны аргишить. Я, конечно, хотел бы аргишить в тундру со всеми людьми к местам отёла. Но если ты опять услышал голос самого Бога, то надо аргишить на священное место.
Шаман стал готовиться к аргишу. Поймал тридцать ездовых оленей. С собой взял сына, жену и ещё одного работника на случай, если некому будет оленей караулить.
Путь оказался далёкий и трудный. Сделали целые четыре аргиша с небольшими остановками. Шаман очень торопился. Он говорил:
– Нам надо ехать быстрее. Пока доедем до священного места, пока идол сделаем, настанет апрель. Когда же мы успеем аргишить в тундру? Ведь отёл оленей приближается.
Наконец-то, шаман и его люди достигли нужного места. Поставили чум недалеко от озера в лесной местности, примерно пятьдесят километров на юг от современной Дудинки. Озеро было такое, что не каждый его заметит. Там так много островов, что не поймёшь, с какой стороны подойти. Но шаману Дели это озеро было давно и хорошо известно. Он не раз проезжал на оленях.
Вечером за ужином шаман сказал сыну:
– Я знаю это рыбное озеро. Правда, больших чиров здесь нет, но сигов можно ловить сколько хочешь. Пока сделаем священную санку и положим идол, можем и порыбачить. Перед аргишом в тундру запасёмся рыбой.
Шаман с сыном поставили сеть, а потом стали осматривать лес, чтобы найти подходящий материал для изготовления священной санки. Сделали заготовки. Дерево рубил только сам шаман, сыну нельзя было это делать. Он хоть и слышал голос во сне, но всё-таки он ещё не был шаманом. Он мог только передавать услышанное отцу.
Когда вечером шаман и его сын вернулись в чум, они обратили внимание на те две сопочки, поросшие елью.
Сын сказал:
– Отец, смотри, что там? Или огонь горит, или что-то светится? Может, костёр горит? Но нет, на настоящий огонь не похоже.
Шаман Дели сказал:
– Это не простой огонь. Ты видишь свет той ели, которая тебе во сне песни пела. Эта ель принадлежит самому Богу. Простой человек не имеет права к ней подходить.
На следующий день шаман приступил к изготовлению священной санки. Он всё делал сам, а сын только сидел рядом и говорил отцу, как что делать. Он, наверное, во сне видел все части священной санки. К вечеру санка была готова, осталось только положить на неё оленью шкуру. Но шаман решил, что это делать надо завтра. Когда солнце уже село, таким священнодействием грех заниматься.
Сын сказал:
– Отец, поставь эту санку подальше от чума, где земля совершенно чистая, никто не ходил. Санку ты сделал из ели, и ничто не должно её осквернить, никто не должен к ней подходить.
Шаман положил священную санку на нужное место, а потом пошли в чум, поели и легли спать.
Утром, после завтрака, сын шамана опять заговорил о сновидении:
– Отец, я не могу спокойно спать. Всю ночь во сне слышал пение священной ели. Сам Бог мне не даёт покоя. Скорей заканчивай снаряжать священную санку! Теперь надо забить оленя. Во сне я видел, что олень должен быть трёхгодовалый самец. Отец, давай быстрей забивать оленя!
Шаман Дели пошёл с сыном в стадо и поймал как раз такого оленя. Потом забили его и кровью обмазали все части священной санки. Шкуру жертвенного оленя сняли с рогами, с копытами и накрыли ею всю санку. Рога оставили на лбу.
Когда закончили это священнодействие, сын опять заговорил:
– Отец, запряги в эту санку двух оленей и отвези её к тем двум сопочкам, где в прошлый раз видели ель, от которой исходит свет. Поставь санку передом в сторону восхода солнца. Когда вернёшься, начнём делать мне бубен и шаманскую одежду. Теперь, когда в нашу санку поселится идол, я смогу приступить к камланию.
Шаман Дели сделал всё так, как велел сын. Может, он и не хотел выполнять просьбы сына, не считая его настоящим шаманом, но отказаться не мог. Если сын видел шаманские сновидения и слышал голос Бога, то как теперь не выполнить его просьбу?
Сначала Дели сделал бубен для сына, а мать тем временем сшила шаманскую парку и шапку. Все очень торопились, так как надо было срочно уезжать отсюда и аргишить в тундру, чтобы не опоздать к отёлу оленей.
Когда бубен и одежда были готовы, наступил момент, когда сын шамана Дели мог начать своё первое камлание. Он сел на специально приготовленное в чуме место, где была постелена шкура дикого оленя. Он взял бубен в руки и запел…
Шаман Дели слушал пение сына и ничего не мог понять, хотя уже давно был опытным шаманом и сам не раз исполнял шаманские священные песни, которые обычно не понятны простому человеку. Как ни старался он понять пение сына, ничего не получалось. Прервать сына и спросить, о чём песня, шаман, конечно, не мог. Это было вообще недопустимо. Шаман предположил, что сын, по всей вероятности, поёт ту же песню, которую ему во сне пела священная ель.
Сын закончил петь, отложил бубен в сторону и сказал:
– Отец, теперь слушай внимательно! Священная санка, которую ты оставил у тех двух сопочек, поросших елью, теперь уже не пустая. В ней есть хозяин по имени Нумгыпой. Он будет идолом нашего рода. Куда бы мы ни аргишили, всегда будем возить его с собой. Правда, я не знаю, как выглядит хозяин нашей священной санки. Но, отец, у тебя есть медные очки. Когда поедешь к этой санке, загляни вовнутрь, но только через очки и только одним глазом. Второй глаз зажмурь! Отец, ты будешь один смотреть на хозяина нашей священной санки. А все мы, остальные, отвернёмся. Нам нельзя смотреть. Даже я смотреть не буду, хотя я уже совершил своё первое камлание.
Когда сын закончил говорить, покушали, затем поймали оленей и поехали к сопочкам, где раньше было видно что-то светящееся. Шаман Дели ехал впереди.
Доехав до священной санки, Дели надел медные очки, а один глаз крепко зажмурил. Он приподнял оленью шкуру и, глядя одним глазом, увидел хозяина священной санки – Нумгыпоя. Было отчётливо видно какое-то человекоподобное существо, на теле которого сияло семь звёзд…
Как только шаман Дели увидел это существо, оленья шкура вдруг сама свернулась, как будто закрывая внутри себя какой-то предмет. Шаман ощупал эту шкуру и убедился, что внутри есть идол.
Потом шаман подошёл к сыну и сказал:
– Сын, теперь ты настоящий шаман. Теперь я верю, что ты на самом деле видел вещие сны. Кажется, мы обрели идола от самого Бога. Дальше чего будем медлить? Хорошо завяжем идола на санке, запряжём оленей и будем быстро аргишить домой. Весна нас торопит, скоро отёл оленей. Однако, сын, прежде чем тронуться в путь, мы обязательно должны забить ещё одного оленя и покормить не только самого идола, но и то место, где мы его нашли.
Забили оленя и совершили священнодействие. После этого вернулись на своё прежнее стойбище, а затем начали аргишить в тундру…
Прошло ещё несколько лет, и шаман Дели умер. Священная санка с идолом Нумгыпоем осталась сыну, и он возил её везде, где бы ни аргишил. Когда он прожил свою жизнь и умер, санка с идолом была положена рядом с его могилоймэро. У него сына не было, и священную санку наследовать было некому. Что потом было с этой санкой и идолом, теперь уже никто не знает.

Текст на энецком языке

Ага Кетаз дёха нэн мога дёдан то тонԑ. Чики дя дюрак базан нида Томбе. Тонын тазыбь Дели диришь. Буʼʼ нԑза тонԑ эби, ӈолю каса неза тонԑ эби. Ӈобкутын каса неза нода мана:
– Чи, модь дюзыӈазудь. Дюкнынь Ӈа со нодуозудь. Буʼʼ нонь мадарахашь, кохон киху казы пя тонԑ, буʼʼ сԑʼʼу мойза. Чики казы, мясыхун мойхинда буздычь, кинучь нонь мамби: тоʼʼ, тоʼʼ тоʼʼ! Модь мале сэнку дёур чики казы дюкнынь модыэбушь, Ӈа со нодуозудь. Ача, модь чики нэоон ноныд дёридь, щит пийԑзудь. Тэза ань, сэн модишь неу пирис. Тоныʼʼ, кунын киху казы нээʼʼ, канибунь тарадарахаʼʼ. Каса неда база нодахазда, тазыбь Дели модли дёке. Буʼʼ неза камазагу, кунь каса неза тазыбихирууш ищ ӈа, Ӈа со нодуо, киху казы модэ, агаан ныхитаʼʼ тазыбихуруʼʼ кутуйрухун модыубизуʼʼ чики казы. Каса неда базаʼʼ таслагушь тазыбь Дели кудаха модишь, точгуз мана:
– Соку, модь щит нез камазагу. Дюкныд киху казы кину нодубуд ӈу, кунын ԑԑда ань кунь кодай? Обу, Ага Кетаз дёха меоон эззушь сэгмид казы модсудай? Торь модинь, обухуру ищ ко, ноӈиза по эззушь пириԑй, тэкучируунь майзадай. Модь щит тооймад комаз: Соку, ууʼʼ онсыда Ӈа со нодубуд, нер биийс, коз буʼʼ нод мадя? Дя нод исыза табза, кунын чики казы ӈа?
Каса ԑчи козхуру ԑсыхуда ни ман, то дёримадиʼʼ ӈартазыʼʼ. Чики дерихит ӈолю дири кани, сойза дюлла дири дязриз. Кайя озыбута ӈу, кой нин тона тэчи. Кутуй тэсай энчуʼʼ мале ум дез месэʼʼ, бяуза тэʼʼ никузаʼʼ. Ӈобкутын пяушумную тазыбь Дели каса не мана:
– Ача, дюкнынь модь киху дя дез месышь сԑхԑрԑʼʼ модыэзудь. Модь ань Ӈа со казы кину нодуозудь. Кетаз дёха норуʼʼ Детчи дез месыбунаʼʼ тара. Точгуз ӈолю кой мотадааʼʼ, тонын казысай сошикухиʼʼ кодааʼʼ. Киху дя тонын ԑза.
Каса неда торсыʼʼ базаʼʼ нодашь, тазыбь мана:
– Ууʼʼ тԑныбут, обу дя дез месыдаʼʼ, чикир сойза. Модь мале энчигин кой ни месэд комазудь, бяуза дёхазына никузʼʼ ним. Ӈа со ань дёур нодабут, чикихун киху дя дез месыбунаʼʼ тара.

Иван Силкин. «Мянь дез сԑхԑрийʼʼ» «Дорога к дому» бумага, гуашь, 29,5\41(см.)

Тазыбь месыудь камазагушь пеийз. Нэху биʼʼ тэзда ноо. Ӈолю тэʼʼ тэныда энчизда мооʼʼ. Сԑхԑризуʼʼ тоныʼʼ бены, сэби иби ӈа. Тԑт дёур усагубиʼʼ. Тазыбь ӈуль лызыбиби. Буʼʼ кащихита мамби:
– Мяр дязбунаʼʼ тара. Киху дяʼʼ дез дяздаханаʼʼ, тонын сԑзай муйдаханаʼʼ, либи дирииш канта. Куна ань кой ни месыдааʼʼ? Тынаʼʼ бяуза никузʼʼ ним.
Обу дёдигун тазыбь кащидаʼʼ ноʼʼ тарада дяхаду тоийзʼʼ. Мяту, тохуз инукун ԑза мога ми моктазуʼʼ. Дудинкахаз чики дя дёдит собриг биʼʼ километр ԑза. Чики то сэгмид энчи неза код. То поштыш норбиʼʼ, нуйкуʼʼ окаʼʼ, дёхарар, кудюю кехуз нода тоошь. Тазыбь Делихо чики то сойзаан тԑныбиза. Буʼʼ сэныку дёур кебоныда эззушь дязуби. Пяушумную оомаду дёдигун Дели каса нехуда мана:
– Модь ԑки то тԑнԑу, ага ибута ӈа, ӈу карисай то. Ага бейсыхоʼʼ дягу ԑкихун, узубахоʼʼ окаʼʼ ԑзаʼʼ. Киху коду, сԑзай муйтахань каризаний. Кой ни месэнаʼʼ ороон каризынаʼʼ камазадаʼʼ. Пурзы канибунаʼʼ сԑхԑреʼʼ дябу, наре ӈахан тэʼʼ мяр ни дязад. Дязанаʼʼ щер кадяшь ань, дере дягуза.
Тазыбь, каса неда но, погазуди чиԑхиʼʼ.
Точгуз пядашь канихиʼʼ, киху коду пязʼʼ педь. Пяʼʼ тазыбиру мотуриза, каса ԑчи ӈолю ԑсыда перчуоо. Ӈа со нодубута ӈу, буʼʼ тона тазыбь буни ӈа. Буʼʼ, ӈолю ԑзхуз нодадуйда нэоон ԑсыда нодрагоо. Пяушумную тазыбь каса неда но мякди тобууйзыʼʼ, казысай сошикухиʼʼ дез сэӈилыхиʼʼ. Каса неза мана:
– Ача, сэӈир, обу тԑхԑ? Ту лойдыӈа, ӈу обухохуз дери дяза? Базуту ӈу туо? Ни ӈа, онай турха идараха ӈа.
Тазыбь Дели мана:
– Чикир, Соку, онай ту ни ӈа. Дюкныд кинууй казы ту. Чикир Ӈа казы ту, Ӈахаз кауда дери модэд. Ууʼʼ кебоонын чики дери щехуру неза модэ, кехуда тоошь ань щехуру неза пирит. Ууруд чики дери модэр, торь Ӈа щит табзагоо.
Наак дерихун тазыбь киху кодуз мууйчь пя. Буʼʼ керта муйтуӈаʼʼ, каса ԑчи ӈолю пери кехунда ади, ԑсыда табзагоо, обу, кунь мууйчь тара. Буʼʼ дюкныда, ԑнзай, модысазау, курсы чики коду эбуныда тара. Пяушумнук коду мале камазышь, ӈолю, тэ кобахан сԑяруза кайишь. Тазыбь чики моза чета меудь таслаза. Кайя покрахаз киху мозаʼʼ понидь кеби. Каса ԑчи ԑсыхуда мана:
– Ача, коду мякуз инуку моктаз, кунын щехуру тона иби дязур. Коду казыхуз исыруʼʼ мяʼʼ, щехуру неда ноийтуʼʼ, щехуру кебоныда неԑбь дязурʼʼ.
Тазыбь киху коду тарада дя ни моктаза. Точгуз оорахазду кодыз. Киузную каса ԑчи ԑсыхуда ань дюзыийза базыԑ:
– Ача, пи дябут нез коди. Пи дябут киху казы кину нодуозудь. Ӈа щий лызытагоо. Мярку киху коду камазагушь дёсэхуй! Тэза тэ сыхазашь тара. Нялаку кора дёхашь тара, дюкнынь торь малабичь. Ача, ԑза мяр, тэ дёхахуй!
Тазыбь Дели каса неда но тыхиз канихиʼʼ, торсы тэзди ноохиʼʼ. Тэ дёхазуʼʼ, точгуз тэ буяхан киху коду чукчи дёпатазыʼʼ. Кобада надусай, тобисай кааразыʼʼ, точгуз коду чики кобахан сԑязыʼʼ. Чики мозади посахазди, каса ԑчи ань ԑсыхуда бахаӈиз:
– Ача, щизы тэхиʼʼ киху кодуд позруʼʼ, точгуз коду кадаз щизы сошикухи нэʼʼ, кунын Ӈа дерихун лойдыда казы нээ. Коду пуя кайя дез сԑзхудышь моктаз. Тоныз тоохазуд педизуй мууйдь пенид. Ԑԑбь ань, тазыбь пагизын созурушь пяԑй. Куна кихуй кодуда ми тоодыз, модь собузыдаз.
Тазыбь Дели каса неда база щер пери ӈа. Бида ироон кутуйхин иубитау кома, каса неда база щер эшь, то кунь мудаза, керта выраза буни ӈа. Каса неза тазыбь тотрау дюзыӈа, Ӈа со нодуо, кунь базада щер нед ԑз.
Ортэ Дели каса неда педиз мяԑ, ԑԑза ань, тазыбь пагизуда, сойзуда созуӈа. Чукчиду, ӈуль лызыбишь мозараʼʼ, тэʼʼ нико орун ԑкихуз кой ни месышь тарад ниу.

Иван Силкин. Иллюстрация к энецкому словарю, 2012.

Куна пагиза, педиза камазариз, тазыбь Дели каса не, ортэ собузымахада камазагушь пеийз. Мею пагизаʼʼ сԑра, шеунэн мею кезар коба ни адыз. Буʼʼ узахита педида мооʼʼ, тазыбь со кадашь кинулыз. Тазыбь Дели каса неда дез дюсыришь, обухуру ни камазаʼʼ. Буʼʼмале кудахай дерихит сэгмид щер тԑныда тазыбь, керта сэнку дёур тазыбь бариʼʼ понидь кинууби, чики бариза энчуʼʼ ань низуʼʼ камазаубиʼʼ. Неда кину дез дюсыришь базызаʼʼ куньруʼʼ таслагуйзашь, ӈобчиг обухуру ни камазаʼʼ. Кинумада дёдигун неда тоойдь, обу базыдь буʼʼ киноо, ань неза пирис. Сомузыма дёдигун тазыбь щехуру, кунахару незаʼʼ дяйтагуубиʼʼ. Тазыбь бида ироон таслаза, каса неза, ԑнзай, дюкныда нодадууйза киху казы бари пониӈа. Каса ԑчи ӈаариз кинучь, педида инук пуӈа ԑсыхуда мана:
– Ача, тэза ань сойзаан ноюнь дюсыри! Казысай сошикухиʼʼ нэн кайдууйр киху коду, тэза мале ни тԑрщиʼʼ. Минда бемза тонԑ нида Ӈахазаку. Буʼʼ модьнаʼʼ мяна тԑр Ӈа агааш ԑза. Диренаʼʼ дябут буʼʼ нонына ԑза. Ӈолю модь дёхара, киху кодунаʼʼ бем курсы эбуныда? Ача, ууʼʼ нарай бясы сэийдюуз тонԑ. Куна кодут кантад, сэийдюуз сԑрахаяшь, ӈолю сэийхун сэӈилунид тоны. Наак сэийд коютанир. Ача, ууʼʼ ӈолюуш киху кодунаʼʼ бем дез сэӈидад. Модьнаʼʼ ань чук чинаʼʼ неба сэӈид. Модьнаʼʼ сэӈибунаʼʼ ни тараʼʼ. Модь ань нез сэӈид, коч модь мале собузыӈазудь.
Каса ԑчи дёримада посахазда ооӈаʼʼ, точгуз тыззы ноохиʼʼ, канихиʼʼ сошикухиʼʼ дез, кунын Ӈа дери модэсахиʼʼ. Тазыбь Дели орзыш эззаʼʼ. Киху кодуд тоохазди Дели нарай бясы сэийдюза сԑра, ӈолю сэийда муёон коютаза. Буʼʼ тэ коба ԑзнук дираза, ӈолю сэийхун сэӈидь киху коду бем модыэʼʼ- Ӈахазаку. Энчилха, айяда нин сԑʼʼу позсэий лойдыӈа. Куна тазыбь Дели киху кодуда бем модыэза, чикирухун тэ коба локри керта похариз, щехода мида торагузарау. Коба тахан тазыбь кодраза, тонын эбута сԑзайза. Точгуз тазыбь Дели каса нехуда мана:
– Соку, тэза ууʼʼ онай тазыбит. Дюкныд онсыда Ӈа щит табзагуби. Тэза модинь Ӈахаз ԑзтарай сԑзайбь тонԑʼʼ. Тахную обу понидай? Киху кодуй курахуй, тыззаʼʼ позрухуй, точгуз мярку мянь дез дязхуй. Нарей ӈа щизынь лызытагоо, бяуза дёхазынаʼʼ никуш пядыз. Соку, канень ороон ань, тэзунь дёхашь тара, дяхазуда канеда ороон сԑзайбь оотадай, дя, кунын модинь щита косай, тэ буяхан дётрахаяшь, торатадай.
Тэ казабихиʼʼ, сԑзайдиʼʼ оотабихиʼʼ, дя торатабихиʼʼ. Точгуз мяктиʼʼ тобихиʼʼ, чикиру дери кой ни месыбихиʼʼ.
Сԑнхо по ань каниби, тазыбь Дели дягуби. Киху коду Ӈахазакусай каса нехуныда кайиби, буʼʼ диреда дябут коду ноныда мидибиза. Буʼʼ дягоохазда, киху кодуда сԑзайсай мярода кеуд моктабизуʼʼ. Буʼʼ каса неза дягуби, щеԑд киху кодуда кайнизашь. Обу точгуз чики киху кодухун эби, щехуру дёхараза, тона тэза дёридь тонын нэтауʼʼ.

Иван Силкин. «Мята дез лызыбиза» «Скорее домой» бумага, фломастер, 20\25(см.)
Сказка записана К.И. Лабанаускасом от Дэгэли Бакуловича Силкина. Поселок Тухард, 1990.

Literature

  1. Болина З.Н. Песни родной земли – самодеятельный художник Иван Силкин. Красноярск: ООО “Ситалл”, 2014. Ссылка: https://www.tdnt.org/pdf_poli.php?id=23&t=publ
  2. Болина З.Н. Эззууй – След нарты. – Дудинка, 2014. – 155 с.: ил. Ссылка: https://www.tdnt.org/pdf_poli.php?id=25&t=publ
  3. Лабанаускас К.И. Родное слово. СПб.: филиал изд-ва «Просвещение», 2002 .
en_GB
Scroll to Top
Scroll to Top