Ольга Иосифовна Чарина,
Институт гуманитарных исследований
и проблем малочисленных народов
Севера СО РАН


Русские старожилы в Якутии – составная часть всего русского народа, которая складывалась на протяжении столетий, начиная с 30-х годов XVII в., когда Якутия вошла в состав Российского государства.
Современное русское старожильческое население Якутии принято делить на две этнографические группы: потомки амгинских и олекминских пашенных крестьян и ямщиков станций Иркутско-Якутского, Охотского и Аянского трактов составляют группу русских старожилов Приленья; отдельной группой считаются русские старожилы арктической зоны (низовьев Индигирки и Колымы), а якутские казаки по своим антропологическим, языковым и культурным параметрам примыкают обычно к той группе, среди которой живут.
Крестьянское население Якутии формировалось на протяжении двух столетий на основе крестьян, промышленников и служилых людей, оседавших на землю, а так же посаженных на землю ссыльных.
На основании указа Иркутского губернатора 1768 г. с 1770 г. станции тракта начали заселять русскими поселенцами, переведенными в большинстве своем из верхоленских селений. Большинство станций постепенно превратились в деревни, где ямщики заводили огороды и пашни, а сами ямщики постепенно слились с окружающим крестьянским населением.
Крестьяне и ямщики усвоили язык местного населения (иногда вплоть до полного забвения русского) и значительный процент особенностей быта и одежды. Оставаясь в основном православными христианами и соблюдая христианские традиции и ритуалы, они заимствовали у якутов некоторые элементы языческих представлений (священные деревья, кормление огня и др.).
Сохранение национального самосознания у основной массы крестьянского населения Средней Лены обусловлено сохранением традиционного рода занятий (хлебопашество), образованием в Центральной Якутии уже к концу XVIII в. достаточно большого слоя местного русского населения, а также влиянием постоянно пребывающих сюда вольных и невольных русских переселенцев.
На севере Якутии сложилась своеобразная группа русских людей, занимающихся охотой и рыболовством. Старожильческое население арктической зоны – «индигирщики», «колымчане», проживающие ныне в селе Русское Устье в низовьях Индигирки и в с.Походск в низовьях Колымы, при практически полной утрате антропологического типа и изменении рода занятий смогли сохранить своеобразный русский говор, значительную часть материальной культуры, адаптировав ее к условиям Севера, религиозные представления и национальное самосознание.
Основой хозяйства русских крестьян Центральной Якутии было земледелие – хлебопашество и огородничество.
Освоение русскими людьми заполярной тундры шло одновременно с развитием рыболовного и охотничьего промысла.
В трудной жизни русских старожилов Якутии находилось место и добрым традициям и праздникам.
В отличие от более менее развернутого в европейской части России календарно-обрядового обряда аналогичный цикл индигирщиков совершенно утилизирован, сокращен под их повседневные обязанности. Период перед Рождеством назывался «Виноградцы», но уже почти не имеется свидетельств того, что надо было непременно ходить из двора во двор с песней, прославляя хозяев. Тем не менее и в Русском Устье и на Колыме по сей день исполняются традиционные «виноградия».
Красоту и яркость свадебных обрядов невозможно не отметить и на Лене, и на северо-востоке Якутии. При этом сразу бросается в глаза, как быстро утратились в Русском Устье обрядовые действия, а песни перестали соотноситься со свадебным обрядом. Вместе с тем свадебные ритуальные действия утрачивались не сразу, а носители старались приспособить их к природным условиям тех мест, где они проживали: на Индигирке, или на Лене. Свадебный обряд и свадебная лирика Приленья имеют свои особенности. Свадьба развивается в традиционном ключе. Обязательно исполняют песню «Прилужканы» («При лужке»). Важными песнями являются «Сокол-батюшка», «Разорвали крылья-перья» и «Сегодняшний день».
Истинной сокровищницей русского фольклора в Якутии являются эпические произведения русских Колымы и Индигирки, который зафиксирован и отражен в сборниках «Русская эпическая поэзия Сибири и Дальнего Востока», «Фольклор Русского Устья». Это былины, героические сказки: «Исцеление Ильи Муромца», «Илья Муромец на Соколе-корабле», «Про Добрыню Никитича», «Добрыня и Змеинище Горынище и др. На Нижней Индигирке и Колыме зафиксировано бытование 37 сюжетов эпических произведений. Их исполняли известные эпические певцы: А.И.Киселев, Е.Г.Киселев, С.П.Киселев (Хунай), Н.Г.Чикачев, И.Н.Чикачев на Индигирке; М.Соковиков, М.Кривогорницын, Ф.Дауров и др. на Колыме. Истинный «досельный фольклор» отражен, конечно, в эпосе – былинах и исторических песнях.
Хороводные песни – основная часть традиционного русского фольклора, которая сохраняется, бережно передается из одного поколения другому. Нам известно 20 хороводных, игровых и плясовых песен. Записывались хороводные песни в разном количестве вариантов, число хороводных песен пополнялось за счет свадебных, календарных, других, например, «Коробейников» на слова Н.А.Некрасова. Здесь хороводные песни сопровождали движение по кругу, или змейкой, когда круг делал петли; хороводно-игровые песни исполнялись при движении двух шеренг напротив друг другу («А мы просо сеяли», «Бояре и княгини»), или при игре, когда в кругу находится ведущий. То есть игровая часть, в Приленье, была глубоко разработана. Не случайно в ленских деревнях любят кадриль.
Для большинства русских, живущих в республике от нескольких до многих десятков лет, якутская земля, несмотря на ее отдаленность и суровость климата, стала близкой и родной – одной для всех многонациональной семьей.

ru_RU