Численность – 15 184 человека.
Язык – чукотско-камчатская семья языков.
Расселение – Республика Саха (Якутия), Чукотский и Корякский автономные округа.

Название народа происходит от самоназвания тундровых чукчей чаучу, чавчавыт – «богатый оленями». Выделяя себя из числа других племен, употребляют самоназвание лыо’равэтлян – «настоящие люди».
В чукотском языке различают восточный, или уэленский (легший в основу литературного языка), западный (певекский), энмыленский, нунлингранский и хатырский диалекты. Письменность с 1931 г. существует на латинской, а с 1936 г. – на русской графической основе.
Чукчи – древнейшие обитатели континентальных областей крайнего северо-востока Сибири, носители внутриматериковой культуры охотников на диких оленей и рыбаков.
По роду занятий чукчи подразделялись на «оленных» (кочевых, но продолжающих охотиться), «сидячих» (оседлых, имеющих небольшое количество прирученных оленей, охотников на диких оленей и морских животных) и «пеших» (оседлых охотников на морского зверя и диких оленей, не имеющих оленей).
Издавна сложилось два типа хозяйства. Основу одного составляло оленеводство, другого – морской зверобойный промысел. Рыболовство, охота и собирательство носили вспомогательный характер. Крупнотабунное пастушеское оленеводство развилось лишь к концу XVIII в. В XIX в. стадо насчитывало, как правило, от 3 – 5 до 10 – 12 тыс. голов. Оленеводство тундровой группы имело в основном мясное и транспортное направление. Оленей выпасали без пастушеской собаки, в летнее время – на побережье океана или в горах, а с наступлением осени продвигались в глубь материка к границам леса на зимние пастбища, где по мере надобности совершали перекочевки на 5 – 10 км.
Береговые (оседлые) традиционно занимались морским зверобойным промыслом, достигшим к середине XVIII в. высокого уровня развития. Охота на тюленей, нерп, лахтаков, моржей и китов давала основные продукты питания, прочный материал для изготовления байдар, охотничьих орудий, некоторых видов одежды и обуви, предметов быта, жир для освещения и отопления жилища. На моржей и китов охотились в основном в летне-осенний, на тюленей – в зимне-весенний период. Орудия охоты состояли из разных по размерам и назначению гарпунов, копий, ножей и пр. Китов и моржей добывали коллективно, с байдары, а тюленей – индивидуально.
У кочевых и оседлых чукчей развились кустарные ремесла. Женщины выделывали мех, шили одежду и обувь, плели сумки из волокон кипрея и дикой ржи, делали мозаику из меха и тюленьей кожи, вышивали подшейным волосом оленя, бисером. Мужчины обрабатывали и художественно резали кость и моржовый клык. В XIX в. возникли косторезные объединения, которые продавали свои изделия.
Стойбища кочевых чукчей насчитывали до 10 яранг и были вытянуты с запада на восток. Первой с запада ставили ярангу главы стойбища. Яранга – шатер в виде усеченного конуса высотой в центре от 3,5 до 4,7 м и диаметром от 5,7 до 7 – 8 м. Деревянный остов покрывали шкурами оленей, сшитыми обычно в два полотнища. Края шкур накладывали один на другой и скрепляли пришитыми к ним ремнями. Свободные концы ремней в нижней части привязывали к нартам или тяжелым камням, что обеспечивало покрытию неподвижность. В ярангу входили между двух половин покрытия, откидывая их в стороны. Для зимы шили покрытия из новых шкур, для лета использовали прошлогодние.
Очаг находился в центре яранги, под дымовым отверстием. Напротив входа, у задней стенки яранги, устанавливали спальное помещение (полог) из шкур в виде параллелепипеда. Форма полога поддерживалась благодаря шестам, пропущенным через множество петель, пришитых к шкурам. Концы шестов опирались на стойки с развилками, а задний шест крепился к каркасу яранги. Средний размер полога – 1,5 м в высоту, 2,5 м в ширину и около 4 м в длину. Пол застилали циновками, поверх них – толстыми шкурами. Постельное изголовье – два продолговатых мешка, набитых обрезками шкур, – находилось у выхода.
Зимой, в периоды частых перекочевок, полог делали из самых толстых шкур мехом внутрь. Укрывались одеялом, сшитым из нескольких оленьих шкур. Для изготовления полога требовалось 12 – 15, для постелей – около 10 больших оленьих шкур. Каждый полог принадлежал одной семье. Иногда в яранге бывало два полога. За пологом, у задней стенки шатра, хранили вещи; у боковых, с двух сторон от очага, – продукты.
У приморских чукчей в XVIII – XIX вв. было два типа жилищ: яранга и полуземлянка. Яранги сохраняли конструктивную основу жилища оленных, но каркас сооружали как из дерева, так и из костей кита. Это делало жилище устойчивым к натиску штормовых ветров. Покрывали ярангу моржовыми шкурами; дымового отверстия у нее не было. Полог делали из большой моржовой шкуры до 9-10 м в длину, 3 м в ширину и 1,8 м в высоту, для вентиляции в его стенке имелись отверстия, которые закрывали пробками из меха. По обеим сторонам полога в больших мешках пасы шкур, а внутри вдоль стен протягивали ремни, на которых сушили одежду и обувь.
В полуземлянках жили в основном зимой. Тип и конструкцию их заимствовали у эскимосов. Каркас жилища сооружали из китовых челюстей и ребер; сверху покрывали дерном. Четырехугольное входное отверстие располагали сбоку.
Одежда и обувь тундровых и береговых чукчей не имели существенных различий и были почти идентичны эскимосским. Зимнюю одежду шили из двух слоев оленьих шкур мехом внутрь и наружу. Береговые также использовали прочную, эластичную, практически непромокаемую кожу тюленей для пошива штанов и весенне-летней обуви; из кишок моржа делали плащи и камлейки. Из старых продымленных покрытий яранги, не деформирующихся под воздействием влаги, оленные шили штаны и обувь. Постоянный взаимный обмен продуктами хозяйства позволял тундровым получать обувь, кожаные подошвы, ремни, арканы, сделанные из шкур морских млекопитающих, а береговым – оленьи шкуры для зимней одежды. Летом носили выношенную зимнюю одежду. Чукотская глухая одежда подразделяется на повседневно-бытовую и празднично-обрядовую: детскую, молодежную, мужскую, женскую, стариковскую, ритуально-похоронную. Традиционный комплект чукотского мужского костюма состоит из кухлянки, подпоясанной ремнем с ножом и кисетом, камлейки из ситца, надеваемой поверх кухлянки, дождевика из моржовых кишок, штанов и различных головных уборов: обычной чукотской зимней шапки, малахая, капюшона, легкой летней шапки. Основа женского костюма – меховой комбинезон с широкими рукавами и короткими, до колен, штанами.
Типичная обувь – короткие, до колен, торбаса нескольких видов, сшитые из шкур нерпы шерстью наружу с поршневой подошвой из кожи лахтака, из камуса с меховыми чулками и травяными стельками (зимние торбаса); из нерпичьей шкуры или из старых, продымленных покрытий яранги (летние торбаса).
К XVII – XVIII вв. основной общественно-экономической единицей была патриархальная семейная община, состоящая из нескольких семей, имевших единое хозяйство и общее жилище. В состав общины входило до 10 и более взрослых мужчин, связанных узами родства. У береговых чукчей производственные и социальные связи складывались вокруг байдары, размер которой зависел от количества членов общины. Во главе патриархальной общины стоял старшина – «лодочный начальник». У тундровых патриархальная община объединялась вокруг общего стада, ее также возглавлял старшина – «силач».
Оседлые чукчи жили в поселках. На общих участках селилось несколько родственных общин, каждая из которых размещалась в отдельной полуземлянке. Кочевые чукчи жили на стойбище, также состоящем из нескольких патриархальных общин. Каждая община включала две-четыре семьи и занимала отдельную ярангу. В XIX в. традиции общинной жизни, групповой брак и левират продолжали сосуществовать, несмотря на появление частной собственности и имущественного неравенства. К концу XIX в. большая патриархальная семья распалась, ее заменила малая семья.
В основе религиозных верований и культа – анимизм, промысловый культ. Структура мира у чукчей включала три сферы: земную твердь со всем сущим на ней; небеса, где живут предки, умершие достойной смертью во время сражения или выбравшие добровольную смерть от руки родственника (у чукчей старики, неспособные промышлять, просили ближайших родственников лишить их жизни); подземный мир – обиталище носителей зла – кэле, куда попадали люди, умершие от болезни. По поверью, промысловыми угодьями, отдельными местами обитания людей ведали мистические существа-хозяева, им приносились жертвы. Особая категория благодетельных существ – домашние покровители, в каждой яранге хранились ритуальные фигурки и предметы. Система религиозных представлений породила соответствующие культы у тундровых, связанные с оленеводством; у береговых – с морем. Были и общие культы: Наргынэн (Природы, Вселенной), Рассвета, Полярной звезды, Зенита, созвездия Пэгиттин, культ предков и т.д. Жертвоприношения носили общинный, семейный и индивидуальный характер.
Борьба с болезнями, затяжными неудачами в промысле и оленеводческом хозяйстве была уделом шаманов. На Чукотке их не выделяли в профессиональную касту, на равных они участвовали в промысловой деятельности семьи и общины. От других членов общины шамана отличало умение общаться с духами-покровителями, разговаривать с предками, имитировать их голоса, впадать в состояние транса. Основной функцией шамана было врачевание. Он не имел специального костюма, его главным ритуальным атрибутом был бубен. Шаманские функции мог выполнять глава семьи (семейное шаманство).
Основные праздники были связаны с хозяйственными циклами. У оленных – с осенним и зимним забоем оленей, отелом, откочевкой стада на летние пастбища и возвращением. Праздники приморских чукчей близки эскимосским: весной – праздник байдары по случаю первого выхода в море; летом – праздник голов по случаю окончания охоты на тюленей; осенью – праздник хозяина морских животных. Все праздники сопровождали состязания в беге, борьбе, стрельбе, подпрыгивании на шкуре моржа (прообраз батута), в гонках на оленях и собаках, танцы, игра на бубнах, пантомима. Кроме производственных были семейные праздники, связанные с рождением ребенка, выражением благодарности по случаю удачного промысла начинающим охотником и т.п. Обязательны при проведении праздников жертвоприношения: оленей, мяса, фигурок из оленьего жира, снега, дерева (у оленных чукчей), собак (у морских).
Христианизация почти не затронула чукчей. Основные жанры фольклора – мифы, сказки, исторические предания, сказания и бытовые рассказы. Главный персонаж мифов и сказок – Ворон Куркыль, демиург и культурный герой (мифический персонаж, который дает людям различные предметы культуры, добывает огонь, учит охоте, ремеслам, вводит различные предписания и правила поведения, ритуалы, является первопредком людей и творцом мира). Распространены также мифы о браке человека и животного: кита, белого медведя, моржа, тюленя. Чукотские сказки (лымн’ыл) подразделяются на мифологические, бытовые и сказки о животных. Исторические предания повествуют о войнах чукчей с эскимосами, коряками, русскими. Известны также мифологические и бытовые предания.

ru_RU