Even

Гаврил Васильевич Роббек – научный сотрудник
Сектора эвенской филологии
Института гуманитарных исследований и
проблем малочисленных народов Севера СО РАН,
кандидат филологических наук


The ethnicon “even” is connected with either the ancient “uvan” reindeer herders mentioned in Chinese sources of the 17th century as people of a mountainous taiga, or with the Even’s own eastern dialect word “even”, meaning “local”, “native”, “the one that came from the mountains”.
Эвены – один из тунгусо-маньчжурских народов, создавших в древности своеобразную культуру, уникальные материальные и духовные ценности.
Little is known about the ancient history of the Even. Scientists such as A.P.Okladnikov, Z.N. Matveev and others relate the history of the Tungusic people, which includes the Evens, with the people of the ancient Tungus state of Bohai that existed from the 7th century AD to 936 AD on the territory of the present day Manchuria in China. Contemporaries called the state of Bohai “a land of enlightenment and scholars.” After the fall of Bohai in 936 AD the ancestors of the Tungusic people including the Evens were driven out to the North of Russia.
Today the Evens live on the territories of the Sakha (Yakutia) Republic, Kamchatka and Magadan Oblasts, and Khabarovsk Krai.
According to the All-Russian Census of 2002 the population of the Evens is 19,071 people.
The Evens had patrilineal exogamic families: Kukuyun, Mamyal, Doyda, Dolgan, Uyagan, Dutki, Dellyankin and others. Nomadic camping community united several related and non-related families. A custom of mutual assistance (nimat) was widespread that obligated a hunter to give a part of his kill to a neighbour. Marriage required the payment of a dowry (tori). A wife could be from any family except the family of a husband, although the maternal line was preferred.
By genealogical classification the Even language is part of the Northern subgroup of Tungusic languages of the Altai language family and has about 20 territorial dialects. They are combined into eastern, middle, and western dialects.
В 1931 году была создана письменность на основе латинского, в 1936 – на основе русского алфавита. На эвенском языке ведутся радиопередачи, имеются полосы газет, оригинальная и переводная литература. Ведется преподавание на эвенском языке в школах, ССУ-зах ВВУ-зах.
Sakha (Yakutia) Republic is a unique scientific, educational, and cultural centre for Russia.
Тарабукин Н.С – основатель эвенской литературы; Лебедев В.Д – первый эвенский ученый, поэт; Кривошапкин А.В – народный писатель Якутии, ученый, крупный общественный и государственный деятель. А также известные в России и за её пределами поэты, писатели Ламутский П.А, Кейметинов В.С., Кривошапкин В.Д и др. Научные деятели: Роббек В.А – первый доктор из числа эвенов, заслуженный деятель науки РФ; Ученые – педагоги Кейметинова О.Н., Никитина Р.С., Алексеев А.А., Белолюбская В. Г., и др. Молодые ученые: Алексеева С.А., Нестерова Е.В., и др.
Этническое хозяйство эвенов внутренних, континентальных областей Сибири (донрэткэр – буквально «глубинные, внутренние») – кочевое оленеводство, охота (дикий олень, лось, горный баран, боровая дичь «глухари – энтири, куропатка – кабев», пушные звери «белка -олики, соболя – хэгэп») и рыболовство. Группы эвенов -наматкар (Буквально «приморские жители») кочевали весной из континентальной тайги к побережью Охотского моря и осенью – обратно. Безоленные эвены на охотском побережье (самоназвание – мэнэ, «осежлые») занимались прибрежным рыболовством, охотой и тюленьим промыслом, собирательством, разводили ездовых собак. В 18 веке у якутских и камчатских эвенов распространилось коневодство и скотоводство, особая порода коров до сих пор сохранилось у Саккырырских эвенов Якутии. Эвенское кочевое оленеводство преимущественно малостадное с вольным выпасом оленей. Перекочевки совершались на 10-15 км. Олени использовались для верховой езды и под вьюк.
Охотились верхом на оленях или на лыжах (голицах – кайсар и подклеенных мехом лося мэрэнтэ), гоньбой, скрадом, с помощью оленя-манщика (ондат), охотничьей собаки. Прибрежные эвены ловили проходную рыбу лососевых пород, в среднем течении и верховьях рек – кунжу, гольца, хариуса. На реках Колыма, Лена, Индигирка и Алазея эвены ловили чира, омуля, муксуна, нельму, осетра и др. виды рыб. Основным орудием лова рыбы была крючковая снасть, сети и невода стали доступны эвенам лишь в 20-х годах 20 века. По воде передвигались на лодках-долблёнках (моми – делали из тополя «hул», позже из лиственницы и современных материалов). Занимались также собирательством ягод, орехов, коры и игл кедрового стланика и др.
Ремесла: Мужчины занимались кузнечеством, обработкой кости и дерева, плетением ремней, кожаных арканов, упряжи и т.д., женщины – обработкой шкур, выделкой ровдуги.
The Even arts and crafts have been preserved to modern times (M.E.Robbek. The colours of aurora borealis in the patterns of craftswomen. Novosibirsk, Nauka, 2004).
Жилище: У эвенов существовали два типа переносных жилищ: конический чум (дю), крытый шкурами, ровдугой, рыбьей кожей или берестой, и конический шалаш охотников из жердей (чорама – дю). Оседлые эвены до XVIII в. жили в срубных деревянных жилищах (утэн).
Верующие эвены – православные. В то же время сохраняются традиционные верования: промысловые культы, культ медведя, духов-хозяев природы, шаманизм.
At the same time many traditional beliefs remain, including hunting cults, bear cult, nature spirits cult, and shamanism.
Until the 18th-19th Centuries the Even practiced open air burials on trees or on top of pile-supported platforms.
У эвенов сохранилась обрядовая культура: 1. Рождение ребенка (балдадяк); 2. свадьба – (торикачак); 3. похороны – (имадяк); 4. культ медведя – (накат); 5. огня – (тог); 6. солнца – (нолтэн), сохранились древние формы представлений – тотемизм, анимизм, фетишизм.
Calendar: The count of months was done by months using two types of calendars. The first, more traditional type was by “human body parts.” The second one was an Orthodox calendar made as a wooden tablet with marks denoting days, months, seasons and church holidays. Family holidays were also included in it.
The spiritual qualities of the Evens, their empathic abilities and special “gene” tolerance have always surprised researchers.
«Сохраняют веселость в нищете и не унывают ни перед какими невзгодами; услужливые, но умеющие сохранить свое достоинство и быть гордым без чванства. Презирают ложь и могут служить образцом честности. Свято хранят старые бумажки, на которых записаны долги отцов и дедов. Поэтичны в речи и щеголеваты манерами. Надежная опора государственного порядка», – писал об эвенах В.И. Иохельсон.
Из музыкальных инструментов распространен варган, из танцев – круговой хоровод (хэде).
Мужская и женская одежда: распашные кафтаны, нагрудники и натазники, ноговицы, унты. Зимняя одежда шьётся из меха, летняя – из ровдуги. Праздничная одежда украшается бахромой, вышивкой бисером и подшейным волосом оленя, металлическими подвесками-колокольчиками, медными бляхами, кольцами и серебряными монетами. Головным убором был плотно облегающий голову капор, расшитый бисером. Зимой поверх него носили большую меховую шапку.
Традиционная пища эвенов – оленина, мясо диких животных, дичи, рыба, дикорастущие растения. (М.Е. Роббек Традиционная пища эвенов. Новосибирск, Наука, 2007 г.).
The folklore of the Evens includes heroic epos, historic tales, fairy tales, songs, and others.
The traditional Even holidays and celebrations are being revived today (Evinek, Urkachak, Reindeer Herder’s Celebration and others).

en_GB