Личные имена

(Сюжет, связанный с нивхскими именами, был впервые опубликован в совместной статье известного исследователя фольклора и языка нивхов Г. А. Отаиной и П. Я. Гонтмахера. См.: сб. Филология народов Дальнего Востока (ономастика). Владивосток, 1977, с. 86–93).

В недалеком прошлом антропонимическая модель у коренных этносов Дальнего Востока была преимущественно двучленной. Она состояла из личного (индивидуального) имени и названия рода. Личное имя предназначалось для называ­ния одного человека и выполняло различительную функцию. Од­нако имя не только разделяет, но и вводит в социальный ряд. По названию рода легко устанавли­валась степень родства, а в зависимости от этого — и обязанности людей друг перед другом. Таким образом, личное имя было одновременно символом индивидуальности и растворённости в коллективе. Оно выделяло и обобщало.

Ещё в первые десятилетия XX века у коренных этносов Приамурья преобладали имена из слов их родного языка. В редких случаях (в связи с крещением) некоторые коренные приамурцы получали русские имена, которые в быту, одна­ко, были малоупотребимы.

Как правило, имена образовывались за счёт добавления специальных частиц к словам обычного языка. Наиболее продуктивно образование от глагольных основ. Например, у нивхов — мужские имена: Хыз-гун (хыз-дъ — копать), Пыыз-гун (пыыз-дъ — бросить), Вин-гун (вин-дь — жалеть), Вет-кан (ве-та-дь — одеваться), Ва-дун (ва-дъ — драться), Фи-рун (фи-дъ — сверлить), Чнор-кин (чнор-дъ — быть худощавым), Ум-лин (ум-дъ — быть сердитым, злым), Отайн (отай-дъ — быть тесным, о помещении). Женские имена: Легук (ле-дь — растянуться), Пор-гук (пор-дъ — лежать), Чан”-гун (чан-“дъ — быть белым), Эзро-к (эзро-дъ — взбираться), Ры-мэу-к (рымзу-дъ — уронить), Тъа-дик (тьа-дъ — дышать).

В некоторых случаях антропонимы выступают в виде чистой глагольной основы. Мужские имена: Тыхт (тыхт-ть — шалить), Йыкс (йыкз-дь — зацепляться за что-то). Женские: Тек (тектек-дь — хромать), Выкзт (выкзд — бросить).

Имя могло быть образовано от существительного и реже от других частей речи — числительных, прилагательных. Также возможно соединение в имени двух корней, чаше всего из объектного сочетания (существительное + гла­гол); в некоторых случаях, однако, оба компонента являются гла­гольными основами. Так, у нивхов мужские имена: Мрадамн (мра — вина + тамдь — быть многочисленным), Итызан (иты — подбородок + за-дь — бить). Женские: Пъалбик (пъал — пол + пъидь фидъ — быть), Пъамзик (пъ — себя + йамздь — опережать), Выуг«ыл (выуд — плакать + кылд — быть долгим), буквально «долгоплачущая».

Имя свое человек обычно носил всю жизнь. Однако в семье, в которой часто умирали дети, ребенку, дожившему до пяти лет, его меняли. Сахалинские нивхи предпочитали давать имя ребенку после того, как хорошо заживет пупок. В некоторых родах был распространен обычай давать кроме настоящего имени «шуточное». Именно последнее употреблялось в повседневном общении, а настоящее имя могло оставаться неизвестным для многих сородичей.

Все мотивированные имена составляют две большие группы.

I. Имена, которые содержат прямую характеристику лиц или явлений. Антропонимы этой группы, в свою очередь, распадаются на несколько подгрупп в зависимости от мотива выбора имени.

1). Имена, указывающие на особенности протекания родов или попутные события или явления. Мужские: Х: ерайн от хе: райд — не повезти, не посчастливиться — отец в это время на охоте ничего не добыл. Женские: Пъамзик (букв. себя опережаю­щая) роды были очень быстрые; Тег”лк от слова тег«д — «биться в судорогах» — роды длительные и трудные; Паник (от русского слова «баня»: роды происходили в бане); именем Мыйгук нарекли девочку, оттого что при ее рождении случайно обрушились нары.

2). Имена, характеризующие самого ребенка. Мужские: Пулкун от пулкуд — быть круглым (у ребенка оказались большие круглые глаза, что в целом не характерно для нивхов); Къелык, от къелыдъ — быть худым; Поть от потьурнд — «быть красивым»; Муфчик от муфч— коротышка; Н«ауйгган от «всхлипывать». Женские: Чан”гук, от чан«дь — «быть белой»; Тодик, от тодь — «быть полным».

3). Имена, отражающие характер родителей или их отношение к будущему ребенка. Мужские: Maxxpyн от маххрд — «вы­биться в люди»; Пъатн”ун от пъатн«уд — «быть осторожным»; Пъыр-н«ан от пъырд — «спешить»; Незйун от незйуд — «сипеть»; Физгун от физудь — «быть щедрым». Женские: Х: ыткук от х: ыткуд — «накло­нять голову»; Затук от затуд — «осчастливить»; Виныхт от вид — «ехать» (отец повсюду возил за собой жену, будущую мать).

II. Имена, в основе которых лежит метафора, а не прямая ха­рактеристика. Эта группа также распадается на ряд подгрупп.

Рассмотренный нами материал позволяет сделать некоторые обобщения. В прошлом у коренных этносов Приамурья личные имена создавались из слов жи­вого языка и отражали особенности материальной и духовной куль­туры этноса. Развитие антропонимической модели от двучленной до трехчленной обусловлено общественной функцией антропони­мов, которая, в первую очередь, зависит от социальных перемен в жизни народа. Таким образом, индивидуальная часть имени находилась в сильной зависимости от таких факторов, как традиционные верования и социальные ожидания. Будучи индивидуальным по форме, это имя имело общественно значимое содержание.

В целом система имён выступала в качестве способа кодификации представлений о мире, делая человека частью сложной семиотической системы, где он выполнял роль носителя определённой единицы смысла.

Источникː http://www.slovoart.ru/node/1957

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.